Добавление снотворных и транквилизирующих средств

Данная манера усиления (удешевления) алкогольного опьянения распространена у молодежи и тех взрослых больных алкоголизмом, которые прошли лечение у не очень осмотрительных наркологов или собутыльники которых имеют соответствующий опыт. Ранимость алкоголиков к наркотикам иных фармакологических, нежели алкоголь, характеристик в настоящее время не оспаривается. Экспериментальные работы и практические наблюдения свидетельствуют прежде всего о существовании у алкоголиков перекрестной толерантности к веществам жирного ряда (туда входит алкоголь) - хлороформу, эфиру, хлоралгидрату, паральдегиду, барбитуратам и др. Злоупотребление хлороформом и эфиром однако не встречается. Анестезиологи знают по своему опыту, как трудно ввести в состояние наркоза алкоголика с высокой толерантностью к алкоголю.

Сочетание алкоголизма с эпизодическим приемом снотворных и транквилизаторов иногда наблюдается в I стадии заболевания для снятия бессонницы, раздражительности как признаков неврастенического синдрома. Возможно применение терапевтических доз. С нарастанием алкогольной толерантности оказываются эффективными 2—5-кратные дозы снотворного. При применении терапевтических доз возникает эйфория (первая фаза действия снотворного, у здоровых чаще не проявляющаяся). Эйфория служит причиной перехода на систематический прием таблеток, что, однако, в I стадии алкоголизма бывает очень редко. В I стадии алкоголизма случайная передозировка снотворного также почти не встречается. Чаще периодический прием седативных имеет место во II и III стадиях; цель - усилить опьянение, снять агрипнический синдром (в том числе в конечном периоде запоя) или смягчить абстинентный синдром к концу продолженного злоупотребления. Толерантность к седативным препаратам оказывается параллельной таковой к алкоголю. Это убедительно продемонстрировано изменением биоэлектрической активности мозга в зависимости от дозы снотворных у «чистых» алкоголиков, что коррелировалось со стадией алкоголизма. Во II и III стадиях встречаются случайная передозировка и отравление седативными, особенно при комбинированном приеме. Во II, а чаще в III стадии вероятен переход на систематический прием седативных, последнее становится возможным после достаточного знакомства с их действием и имеет целью или потенцирование опьянения, или замену алкоголя при отсутствии денег.

О периодическом приеме снотворного врач может судить по ряду признаков. Настораживающими должны быть упорные жалобы больного на бессонницу и просьба рецептов на снотворные; жалобы на подавленное настроение, вялость, признаки опьянения в отсутствии или при незначительном запахе алкоголя, перегара от больного.

Опьянение седативными заметно разнится от алкогольного выраженностью неврологических расстройств: грубой дизартрией, дискоординацией, моторными нарушениями при меньшей двигательной расторможенности, отсутствием эйфории. При возникшем подозрении необходимы не только соответствующий анализ мочи или крови, но и сведения от ближайшего окружения больного; поскольку, в отличие от приема опиатов, злоупотребление снотворными скрыть от родственников невозможно (грубое опьянение).

Периодический прием седативных не представляет комбинированной зависимости, но ведет к ней. Ближайшим же последствием эпизодического приема является утяжеление течения основного заболевания: повышение толерантности к алкоголю, углубление амнезий, возможность смертельного исхода, появление или утяжеление психического компонента абстинентного синдрома, ускоренное наступление психосоматических расстройств.

Для возникновения зависимости к седативным препаратам алкоголику достаточно принимать снотворное систематически в течение 1— 1,5 месяцев. Присоединение дополнительной интоксикации дает искажение основного заболевания и означает, что лишение се¬дативных, несмотря на продолжающуюся алкоголизацию, может вызвать тяжелый абстинентный синдром.

Видоизменение основного процесса наступает спустя 1 - 2 месяца после возникновения дополнительной зависимости. Следовательно, спустя 2 - 4 месяца после начала систематического приема снотворного обнаруживается новое качество состояния пациента. Особенно нагляден перелом в течении, если до начала приема седативных у пациента можно было диагностировать I - начало II стадии алкоголизма.

Первым признаком могут служить дисфорические состояния и депрессии с возможным исходом в суицид. Депрессии становятся периодическими; их нельзя поставить в причинную связь с абстинентным синдромом, так как падение настроения длится 1 - 2 недели, снимаясь только на высоте интоксикации и появляясь вновь на спаде последней, еще до развития абстинентных признаков. Абстиненция усугубляет депрессию. Частота депрессий выше в начале болезни, чем дисфорий.

Другой, быстро появляющийся симптом - резкое возрастание толерантности к алкоголю (в 1,5 - 2 раза), обнаруживающееся при перерыве в приеме седативных.

Качественно новым в процессе можно считать видоизменение влечения, которое становится компульсивным постоянно вне действия наркотика, в то время как при «чистом» алкоголизме компульсивность в первые годы проявляется или в абстиненции, или в интоксикации, а общий фон долгое время составляет обсессивное влечение.

Следует отметить и быструю потерю ситуационного контроля, что объясняется как трансформацией влечения, так и общим интеллектуальным, быстро наступающим снижением.

Из независимых непосредственно от приема наркотика признаков, помимо упомянутых депрессивных и дисфорических состояний, изменения влечения, толерантности и ситуационного контроля, нельзя не назвать мнестических и интеллектуальных расстройств. Первые следует выделять особо, так как нарушения памяти, наряду с депрессиями, служат одной из главных и перво¬очередных жалоб больных и достаточно ранним симптомом. Резко падает способность к запоминанию, даже у молодых людей; пациенты затрудняются и в датировке событий далекого прошлого. Снижение интеллекта отмечается чаще в группе больных старше 40 лет с длительной предшествующей алкоголизацией. Но ранний по сравнению с обычным интеллектуальный дефект помогает причинно связать наступившую деменцию со злоупотреблением седативными средствами, что подтверждается наблюдениями и у молодых больных. Кроме того, возникающий в результате полинаркомании интеллектуальный дефект специфично отличен от деменции чисто алкогольной. Злоупотребление снотворными вызывает весьма характерную брадипсихию: медлительность осмысления, речи, сходные с брадипсихией больных эпилепсией. Деменция на фоне снотворных отлична от чисто алкогольной не только своей диффузностью и глубиной и измененной скоростью психических процессов, но и своеобразным эмоциональным фоном – раздражительно - злобным, депремированным. Псевдопаралитический синдром, с благодушно приподнятым аффектом, балагурством, стремлением к юмору, у больных со злоупотреблением снотворными мы не встречали.

Обращает на себя внимание и другое качественное изменение личности: после снятия абстинентного синдрома больные остаются вялыми, опустошенными. Апатизация личности выражена четко. Индивидуальные черты сглаживаются, интересы узки и элементарны. Особенно тягостное впечатление производят больные молодого возраста.

Из симптомов зависимых, непосредственно связанных с приемом наркотиков, заслуживают оценки амнезия опьянения и абстинентный синдром. Глубокие амнезии состоянии интоксикации оказываются обязательными (и внезапно новыми для больных, бывших в I - начале II стадии алкологизма). Больные с присоединившейся интоксикацией не знают периода палимпсестов, если не прошли его до начала приема снотворных. По всей вероятности, это определяется глубиной изменения сознания во время комбинированного опьянения.

Абстиненция при смешанном приеме алкоголя и седативных незначительно отличается от абстиненции соответствующей наркомании, хотя заметно разнится от алкогольной. Абстиненция в сравнении с алкогольной крайне утяжеляется; становится выраженным или появляtтся ранее отсутствовавший психический компонент. В абстиненции больные подавлены, тоскливы, напряжены, тревожны, испытывают диффузный страх, появляются суицидальные мысли, идеи самоуничижения, убежденность в совершении какого-то правонарушения минувшим вечером (хотя надо сказать, что в смешанной интоксикации правонарушения случаются реже, чем при чистом алкогольном опьянении, вероятно, за счет большей эмоциональной и двигательной заторможенности, оглушенности). Больные боятся выйти на улицу, перейти дорогу, нередки параноидальная настроенность и элементарные обманы восприятия, возможны суицидальные попытки. Необычайно мало, по сравнению с алкогольной абстиненцией, выражена потливость. Кроме того, если диспептические явления при алкогольной абстиненции исчерпываются анорексией, подташниванием, обложенным языком и изредка послаблением кишечника, то в рассматриваемом случае присоединяются боли в животе и кишечнике, тяжелая рвота желчью, что нередко ведет к ошибочному диагнозу пищевого отравления. Новым признаком для больных являются боли в нижних конечностях, коленных суставах. Часто больные двигательно беспокойны. По сравнению с абстинентным синдромом при неотягощенном течении алкоголизма часты эпилептиформные припадки и периферические судороги.

Если неотягощенная алкогольная абстиненция длится днями, то абстиненция при комбинированной зависимости затягивается до 1 -1,5 месяцев. Эпилептиформные и судорожные проявления возможны на 3- 7-е сутки после отнятия снотворных. Диспептические явления выражены в течение 1-й недели, хотя воз¬можен в дальнейшем неустойчивый стул (особенно у больных, перенесших в прошлом какую-либо форму гастроэнтероколита). Дисфория длится до 3 недель, в дальнейшем до 1,5 месяцев отмечаются беспричинные колебания настроения; в ремиссии больные продолжают быть эмоционально неустойчивыми. Психотические состояния могут развиться на 3 - 10-й день отнятия. Даже по прошествии периода, опасного возможностью развития психоза, сновидения больных кошмарны, вызывают пробуждения с чувством страха и ужаса. Длительно остаются навязчивые тревожные мысли и опасения, несмотря на критическое к ним отношение больных. Суставные боли длятся до 3 недель. Наиболее затяжными признаками абстиненции оказываются дисфории и нарушение сна. Расстройства сна и настроения - наиболее устойчивые симптомы абстиненции. Дисфория и бессонница как проявление псевдоабстиненции - наиболее частые причины рецидива в этой группе больных.

В течении заболевания ускоряется наступление психотических расстройств, которые определяются скорее длительностью злоупотребления седативными препаратами, нежели длительностью предшествовавшего алкоголизма. Так, больной, бывший на грани перехода во II стадию алкоголизма, после начала систематического приема снотворных дал психоз через 8 месяцев. При этой полинаркомании нередок острый параноид с затяжным атипичным (для алкоголизма) содержанием. Делирий отличается от алкогольного более глубоким помрачением сознания, иногда психоз приобретал форму галлюцинаторной спутанности. Длится делирий дольше (в среднем 5 суток), выход сопровождается периодом тревожности, неопределенных страхов, неполной критикой и резкой и затяжной астенизацией. При параноиде смешанного генеза в клинической картине преобладают идеи отношения, нестойкие идеи физического воздействия (отравления), преследования. При остром начале течение психоза бывает вялым, параноид затягивается до 2 недель, в некоторых случаях - с пролонгированием слухового галлюциноза до 2 и 3 недель. В случаях бредового психоза имеют место конфабуляции. Если учесть, что подобные психозы являются первичными для больных, то при этом обращают на себя внимание тяжесть психотических проявлений и их длительность, появление эндогенной симптоматики.

Транквилизаторы меняют картину алкоголизма так же, как снотворные, хотя более смягченно. Отличен их эффект меньшей брадипсихией, но явным привнесением в картину алкоголизма большей тревожности и утяжеления сенестопатий. Тревожность наглядна не только в абстинентном синдроме, но и при выходе из него, в состоянии острого психоза и даже приступами в периоде воздержания, в первые месяцы ремиссии. Симптоматика сенестопатий в ряде случаев складывается в картину ипохондрической психопатизации как варианта психопатизации астенической. Сенестопатии особо усложняют картину и течение болезни.

 

Вернуться к содержанию книги