СНЕЖ-СНОВ

Снежневского группы синдромов – шкала психопатологических синдромов, расположенных в порядке нарастания их тяжести и объёма психического поражения (Снежневский, 1960). Это: астенические, аффективные, невротические синдромы, паранойяльные, бредовые, галлюцинаторные, галлюцинаторно-параноидные и парафренные синдромы, парамнестический синдром, кататонические синдромы, синдромы помрачения сознания, судорожный и психорганический синдромы. Позднее А.В.Снежневский представил две параллельные шкалы психопатологических синдромов, основываясь на известной, благодаря C. Wernicke гипотезе, согласно которой продуктивные психопатологические и негативные психопатологические синдромы находятся в отношениях единства, то есть такой зависимости их друг от друга, когда продуктивным синдромам соответствуют определённые негативные синдромы. Данная гипотеза отражает идею о том, что проявления психических заболеваний подчиняются общепатологическим закономерностям, и что область сумасшествия – это не область хаоса, а что в ней, как и всюду в мире, действуют определённые естественные законы, пусть пока и далеко непонятные. В настоящее время гипотеза А.В.Снежневского является, пожалуй, единственной попыткой развить теоретические подходы  C. Wernicкe к пониманию закономерностей в области синдромологии и нозологии.

Снежневского концепция нозологической специфичности психопатологических синдромов – теория А.В.Снежневского (1960), согласно которой:  1) существуют психические заболевания, в контексте которых только и следует рассматривать психопатологические синдромы или «психические расстройства»; 2) каждому психическому заболеванию свойственен определённый круг психопатологических синдромов, за пределы которого оно не выходит ни при каких обстоятельствах, иначе речь должна идти уже о другой болезни; 3) психопатологические синдромы, свойственные определённому психическому заболеванию, имеют столь же определённый патокинез, то есть жёсткую последовательность смены одного синдрома другим, характеризующую именно это заболевание и не свойственное какой-то другой; 4) психопатологические синдромы, весьма часто общие для разных психических заболеваний, обладают отличающими их друг от друга нозологическими особенностями; например, галлюцинации при шизофрении, алкогольном, травматическом или симптоматическом психозах будут отличаться определёнными важными характеристиками, как бы внешне они не были похожими друг на друга; 5) теория содержит имплицитное предположение, в соответствии с которым распад психики происходит не по законам очаговой неврологической патологии, а по совершенно иным, отражающим иерархическую структуру психической деятельности человека, существующей в контексте его целостной личности. Данная теория не получила дальнейшего развития ни в трудах соотечественников А.В.Снежневского в СССР и России, хотя и сохранилась без серьёзных изменений, ни за рубежом, где информация о ней осталась без внимания. Важно отметить, что в её опровержение до сих пор не установлено и не представлено ни клинических фактов, ни каких-либо  принципиально иных концептуальных подходов.

Снежневского концепция nosos  и  pathos – гипотеза А.В.Снежневского (1969), согласно которой шизофрения, как болезнь (nosos), тесно связана и в сущности находится в единстве с конституциональными факторами этой болезни (pathos), в том числе и феноменологически. Важным подтвержением гипотезы являются многочисленные клинические данные, в сущности хорошо известные любому практикующему врачу-психиатру, указывающие на то, что среди кровных родственников пациентов, включая отдалённых, постоянно встречаются такие индивиды, которым свойственны явственные черты шизоидности в личности, характере, мышлении, аффективной сфере и в поведении. Данная гипотеза является уточнением представлений Э.Кречмера о том, что непреодолимых границ, разделяющих заболевание и конституцию, не существует. Нозос и патос, по А.В.Снежневскому, не могут быть противопоставлены одно другому, однако они и не тождественны. Помимо клинических фактов, подтерждающих правомерность такого подхода, появляются и иные доказательства. Например, имеются данные о том, что предрасположенность к продуктивным и дефицитарным расстройствам при шизофрении контролируется разными генетическими факторами.

Снежневского триада признаков псевдогаллюцинаций – 1. чувство сделанности мнимых образов: 2. внутренняя проекция мнимых образов; 3. отсутствие ощущения телесности мнимых образов.

Снижение уровня личности – термин, который предполагает, что: во-первых, личность является сложно организованной иерархической структурой; во-вторых, психическое расстройство является одним из важных факторов нарушения структуры личности у психиатрических пациентов; в третьих, психическое расстройство влечёт такое нарушение личности, при котором наблюдается последовательное упрощение личностной структуры, её регрессия. В плане психопатологии термин не имеет определённого содержания. Обычно имеются в виду а) обострение преморбидных характерологических качеств; б) сглаживание, то есть нивелирование характерологических качеств; в) ослабление контролирующих функций нравственного и правового сознания; г) снижение мнестико-интеллектуального функционирования. Считается, что снижение уровня личности может завершиться тотальным  слабоумием, если болезненный процесс неуклонно или стремительно прогрессирует, или, в качестве стационарного состояния, оно является результатом перенесённого болезненного процесса.

Снижение уровня мотивации – характеристика поведения, которое обнаруживает утрату пациентом прежних, более высоких ценностей или идеалов.

Снижение самоконтроля – неспециальное название утраты способности контролировать проявления собственных эмоций и побуждений к деятельности.  

Снисходительное воспитание (permissive parenting) – воспитание, при котором родители нетребовательны, уступчивы и центрированы на ребёнке, но почти не пытаются контролировать его поведение.

Сновидение – 1. буквально – восприятие зрительных образов во время сна; 2. восприятие чувственных образов разной модальности во время сна. Эти образы могут быть оптическими, акустическими, двигательными, тактильными и т.д., нередко, если не чаще всего, они являются полимодальными, отражающими участие различных сенсорных систем. Сновидения могут быть также «умственными», то есть представлять собой вербально-логические структуры, воспоминания, мысли, ожидания различного содержания и разной уровня сложности. Сновидения впервые осознаются, как таковые, детьми в возрасте от 3 до 4 лет, при этом они некоторое время могут рассматриваться детьми в качестве реальных событий. В филогенезе сновидения тысячелетиями, как указывают на это многочисленные исследования этнопсихологов, воспринимались как некая потусторонняя действительность, зачастую даже более значимая, чем дневная реальность. Ещё в Библии, а это всего около сотни поколений тому назад, сообщается, как о непреложном и твёрдо установленном факте о том, что в сновидениях отображается и будущая реальность, а не только то, что уже произошло. Именно этим сновидения продолжают привлекать к себе внимание многих людей: по снам, как эти люди, чаще всего тревожные и обуреваемые мрачными предчувствиями, считают, можно узнать о многих важных тайных вещах, в особенности о предстоящих событиях несчастья, что недоступно постижению посредством обычных источников знания. Подтверждением тому являются многочисленные и весьма противоречивые «сонники», то есть процедуры разгадывания значения снов, ничуть не утратившие популярности и в наше время. Начало научных исследований сновидений связывают с психоанализом и с именем его основателя, З.Фрейда. Сновидения в классическом психоанализе рассматриваются как символическое проявление вытесненных желаний индивида, но, чтобы получить достоверные сведения о таких желаниях, необходимо овладеть техникой раскодирования представляющих их образов сна. Это направление изучения сновидений, несмотря на разочаровани им, и его не слишком убедительную научную обоснованность, продолжает оставаться едва ли не самым главным и по настоящее время. Между тем психопатологи давно обратили внимание на то, что в сновидениях нередко отображаются свидетельства психического расстройства. Эта сторона исследования сновидений и отражена далее при описании «аномальных сновидений» (термин К.Ясперса), поскольку она может быть подвергнута систематическому изучению и фактической проверке в той её части, которая касается распознавания и контроля психического расстройства.

Сновидений анализ – 1. методика раннего психоанализа с целью обнаружения скрытых или замаскированных побуждений, представленных в символической форме в образах сна. Пациент в начале рассказывает свой сон, а затем свободно ассоциирует его с какими-то событиями в своей жизни, поскольку предполагается, что такие ассоциации дают возможность понять его скрытую психическую динамику. З.Фрейд, напоминая старую пословицу («свиньи видят во сне желуди, а гуси – кукурузу»), предположил, что сновидения являются выражением выполнения желаний. Но, чтобы узнать о последних, скрытых цензурой и символами, их можно установить специальными процедурами аналитической интерпретации.

Сновидений символизм – в разных направлениях психоанализа – замаскированное выражение во снах одних явлений другими с тем, чтобы глубинные, вытесненные желания смогли преодолеть цензуру. Имеются «стандартные» интерпретации некоторых часто встречающихся символов сновидений. Например, башни, карандаши, поршни и другие вещи, функционально с ними связанные, толкуются как фаллические символы; аналогично коробки, дверные проёмы, туннели – как вагинальные символы. Сведения, подобные приведенным, настолько часто тиражируются в книгах по популярной психологии, что читать такие книги рекомендуют избегать.

Сновидения аномальные – сновидения, характер которых определённо указывает на то, что они генерируются в непосредственной связи с болезненным процессом. К.Ясперс, под впечатлением описания В.Х.Кандинским своих чрезвычайно ярких сновидений в период болезни («галлюцинаций во время сна»), выделил категорию аномальных сновидений, но не дал ей определения, хотя и описал ряд варантов таких сновидений. В последующем ряд авторов и в особенности М.И. Рыбальский (1983) существенно обогатили знание феноменологии аномальных сновидений. Следует заметить, что аномальные сновидения, во-первых, пациенты  часто идентифицируют самостоятельно в силу их необычности и нередко потрясающего эмоционального впечатления, во-вторых, запоминаются надолго, порой на десятилетия, тогда как обычные сны, как правило, быстро забывают, и, в третьих, в них часто обнаруживаются отчётливо представленные симптомы психического расстройства, в первую очередь нарушения самовосприятия. Некоторые аномальные сновидения таковы, что уверенно провести параллели между ними и дневной психопатологией достаточно трудно. Подчёркнём такой важный факт: аномальные сновидения нередко задолго предшествуют проявлению дневной психопатологии и в этом смысле могут рассматриваться как форпост-симптомы грядущего психического расстройства. Далее представим несколько групп аномальных сновидений, каждая из которых включает ряд близких друг другу снов. 1. Аутоскопические сновидения – сны, в которых пациенты видят (а иногда и слышат) самих себя со стороны. Видят такими же, как они выглядят в действительности в настоящее время, в другом возрасте, даже маленькими детьми, в облике других, порой незнакомых людей, иногда людей другого пола, или только чувствуют, что они находятся где-то поблизости. Собственное Я ощущается при этом в точке наблюдения, в постороннем образе себя, и там и там, либо где-то между ними или не ощущают себя вовсе. 2. Вещие сны – сновидения, которые, по уверениям пациентов, сбываются с абсолютной точностью, так, что происходящее в реальности воспринимается с ощущением знания того, что последует дальше; 3. Депрессивные сновидения – траурные сны, в которых пациентам снятся кладбища, погосты, похороны, покойники, даже много лет назад умершие незнакомые люди; 4. Кошмары – сновидения с ощущением ужаса, причём не обязательно, чтобы при этом снилось что-то на самом деле пугающее. Вероятно, такие сны являются сновидным эквивалентом панических атак депрессивных пациентов; 5.   Маниакальные сновидения – сны с переживанием необыкновенного счастья, восторга, ликования;  6. Параллельные сны – несколько снов (два, три, иногда более), которые в течение длительного времени частями продолжаются далее, не будучи связанными между собой; 7. Параноидные сновидения – сны, в которых переживаются ощущения открытости, внешнего воздействия, психиеских автоматизмов и др. 8.  Продлевающиеся сновидения – «серийные сны», по словам пациентов, то есть сны, продолжающиеся частями иногда на протяжении ряда лет; 9. Сновидения с ощущением мнимого засыпания – сны, в которых пациенту снится, будто он хочет спать, ложится в постель, засыпает и затем ему начинает что-то сниться («сон во сне», как говорят иногда такие пациенты); 10. Сновидения с ощущением мнимого пробуждения – сны, в которых пациенту снится, будто он проснулся, а то, что далее происходит в сновидении, он воспринимает как реальность. Впервые такие сновидения описал Н.В.Гоголь; 11. Сновидения с переживанием апперсонализации – сны с переживанием абсолютной реальности того, что в них происходит, описанные В.Х.Кандинским и немногим ранее Ф.М.Достоевским. Это ощущение реальности нередко не оставляет пациентов после пробуждения иногда спустя много лет; 12. Сновидения с переживанием деперсонализации – сны, в которых близкие места, люди, обстановка воспринимаются как чужие, незнакомые (сны с чувством «никогда не виденное»; сны, в которых пациенты ощущают себя в роли зрителей и не участвуют в том, что в них происходит, или сны, воспринимаемые на экране, как фильмы; сны, которые «будто показывают», и др.; 13. Сновидения с переживанием редупликации самовосприятия – сны с ощущением двойного потока переживаний, например, пациент ощущает себя мёртвым и лежащим в гробу, и в то же самое время живым, присутствующим на собственных похоронах; 14.  сновидения с симптоматикой психической анестезии – не менее многочисленная и разнообразная группа снов, нежели предыдущие, в которых пациенты не ощущают каких-то аспектов собственного Я. В частности, это сны с ощущением утраты чувство собственного Я. Нередко пациенты с явлениями болезненной психической анестезии чувствуют в сновидениях, будто к нем вернулись утраченные ощущения и эмоции; 15. Стереотипные сновидения – повторяющиеся время от времени абсолютно одинаковые сны. Нередко пациенты вспоминают о том, что такие сны они видели в детстве; 16. Тревожные сновидения – сновидения, в которых пациенты убегают от кого-то, кто за ними гонится и вот-вот настигнет; 17. Фантастические сновидения – сны с представлениями нереальных, потусторониих, параллельных миров. Такие сновидения иногда наблюдаются перед наступлением онейроидного помрачения сознания; 18. Фрагментарные сновидения – сны с восприятием лишь отдельных частей образов сна, обычно относящихся к действующим его персонажам. 19. Бессвязные сновидения – сны в виде хаотической и нередко ускоренной смены образов. Напоминают ментизм. 20. Монохроматические сны – сны с оптическими образами, окрашенными в один какой-то цвет (белый, красный, зелёный и др.). Напоминают колорические иллюзии. 21. Суицидальные сновидения – сны, в которых пациенты пытаются покончить с собой (так, больная часто видит сон, в котором она выбрасывается с десятого этажа, просыпась «у самой земли). 22.  Метаболические сновидения – сны с симптомами перевоплощения (например, больная не раз ощущала себя во сне «жеребёнком, с копытами, гривой, хвостом, я бегала с табуном и мы всё ломали, все люди от нас убегали. Это молчаливые сны, в них нет речи, и я там не говорю и не думаю»). Упомянутые варианты аномальных сновидений не исчерпывают всего их многообразия (советуем читателю обратиться к литературе на эту тему, в том числе указанной в библиографическом списке настоящей книги). 

Вернуться к Содержанию