Воспитание детей

Понимая ограниченные возможности перевоспитания взрослых, мы должны особое внимание и усилия направить на воспитание детей. При этом наивно было бы ограничиваться неким узким направлением - воспитание трезвости, воспитание отличников, воспитание доброго отношения к людям, воспитание целомудрия или, к чему склонны латентные педофилы, сексвоспитание с ознакомлением о противозачаточных средствах.

Воспитание должно иметь цели объемные - нравственные качества, стремление к познанию, умения умственные, физические и рукодельные, ценность удовольствий эстетических и интеллектуальных, творческих. Санитарное просвещение детей должно принципиально отличаться от просвещения взрослых. Если взрослые воспринимают знания о болезнях, страданиях и т. п. вполне предметно, как знакомые с несчастьями своей или чужой жизни, то для детей все это пока - нечто отвлеченное и далекое. Для детей, подростков, молодых людей значимы идеалы здоровья, силы, способностей, красоты. Именно ущерб этих качеств страшит их больше, чем некие болезни. У воспитанного должным образом ребенка опьянение будет вызывать эстетическое неприятие, а собственное оцениваться как позорный, унижающий его самого эпизод, как утрату своего здоровья. Между этой идеальной картиной и положением сегодняшнего дня, когда очень многие дети предоставлены сами себе и растут как трава - дистанция огромного размера. Но преодолевать ее нужно уже сейчас.

Пока же дети не только не получают необходимой заботы и помощи. Мы уже писали (Пятницкая И.Н., 2002), что ранее со¬ответствующая литература (медицинская, педагогическая) содержала рекомендации по улучшению, усовершенствованию здоровья и поведения детей. Сейчас необходимо писать о том, от чего необходимо оберегать, ограждать детей, что в окружающем мире губит их нравственно, эстетически и интеллектуально.

Начиная с первых своих открытий мира, ребенок знакомится с книжками и мультфильмами, где бьют и разбивают, с игрушка¬ми - нечеловеческими уродами, которые не развивают, а пугают, в дальнейшем на него обрушивается поток примеров разнузданного во всех отношениях поведения. Избежать этого («переключите кнопку») практически невозможно: от чего ограждает семья, с тем познакомят сверстники. Школа из-за перегруженности про¬грамм не выполняет своей главной задачи - научить учиться, пробудить интерес к познанию.

Какая-то часть детей, одаренность которых преодолевает не¬благоприятное воздействие среды, способна к спонтанному высокому развитию - «дух веет, где хочет». Но надо иметь в виду большинство, то самое большинство, которое, будучи комформным, самым прямым образом зависит от влияния окружения. Выход нам видится в совершенствовании медицинского на¬правления (диагностика, учет и продолженное наблюдение за каждым ребенком). Сейчас карточка новорожденного и дошкольника содержит антропометрические данные, выявленные некоторые наследственные болезни (фенилкетонурия, муковисцидоз и пр.), грубые нарушения онтогенеза, если они есть, отметки о прививках, соматоневрологических заболеваниях. Но в этом документе нет данных об интеллектуальном развитии, поведении, направленности интересов - результата наблюдений детского и подросткового психолога, психоневролога.

Крайне незначительны сведения о семье и условиях проживания - сугубо санитарные. Не отмечены семьи, где дети не получают помощи в развитии, где нет забавных, развивающих фантазию и комбинаторику игрушек, красочных картинок, книжек, где с ребенком даже не разговаривают. Если перед глазами ребенка только серые панельные многоэтажки - ему особенно необходимо слушать тихого Моцарта, а не группу «Рамштайн».

Помимо этих случаев социальной депривации, которые не¬редко объясняются не только невежеством, но и бедностью, и перегруженностью работой выживающими в нищете родителями, пропускаются более опасные условия развития детей. У педиатра зачастую нет сведений и о семье, которая может воспитывать не только недостаточно развитых детей, но и детей, опасных для себя и окружающих. Это семьи - очаги социальной опасности - где мы видим безделье, безалаберность, жестокость, криминальность, алкоголизм и пр.

В европейской литературе выделяются как группа риска слабые психофизически дети алкоголиков, даже если поведение этих детей не девиантно. Так, они предпочитают одиночество, робеют перед незнакомцами и авторитарными фигурами, боятся кого-либо рассердить, боятся критики, испытывают чувство вины, ощущают себя жертвой. У них слабые дружеские и любовные связи, они часто вступают в брак со злоупотребляющими или происходящими из семьи пьяниц, сами легко становятся алкоголиками, склонны в этом случае к возбуждению и агрессии. Надо предвидеть, что через несколько лет мы получим еще одну группу риска - вышло постановление о выхаживании детей, родившихся с весом от 500 граммов. Авторы постановления полагают, что в этих случаях достаточно кувезов, не понимая, что такие дети на долгие годы потребуют медикопедагогического сопровождения, неустанной опеки, превышаю¬щей возможности любой семьи. Нелепые заимствования, без ума и прогноза, будь то разрешение алкогольной интоксикации за рулем людям с недостаточным чувством меры или выхаживание мало жизнеспособных младенцев без обеспечения их дальнейшего развития - все это проблемы мартышки, не знающей, как приспособить на себя чужие очки.

Так медицинской педиатрической службе, которую с учетом реалий нашего времени следует усилить специалистами (психологами и психиатрами), в том числе патронажным персоналом, придется работать на профилактику девиантного поведения молодежи, в том числе пьянства, наркоманий, преступности.

Своевременно выявленные дети группы риска потребуют особой заботы государства и новых организационных форм работы - например, не только особое предметное обучение, но и контролируемая занятость их досуга осмысленной продуктивной деятельностью. Во многих случаях здесь потребуется поддерживающая медицинская коррекция.

Не все дети группы риска успевают в соответствии со стан¬дартной школьной программой. Мы уже писали о целесообразности школьной профилизации (естественно-научная, гуманитарная, технико-математическая) более ранней, чем предлагается. Профилизация возможна в возрасте, когда у здоровых детей проявляется или доступна выявлению направленность интересов, в 10 - 12 лет. При задержке взросления, что возможно также у здоровых детей, они могут учиться в математических школах, что во всех случаях и для всех надобностей дисциплинирует мышление. Детей группы риска, со слабым развитием интеллекта и сферы интересов можно обучать с первого класса (чтобы не вызвать отвращения к учебе, которая для них трудна) по упрощенной программе (но это не школа для умственно отсталых!). Как образец можно взять американскую массовую муниципальную программу, направленность которой сугубо прагматична, а в течение месяцев можно изучать творчество Шварценеггера или певицы Мадонны.

Воспитание нравственности - правил отношения к окружению - должно стать четко сформулированной задачей всех служб общества. Этическое и социальное воспитание у нас начинается с опозданием, в период так называемого организованного детства, и с уровня высших представлений (коллективизм, патриотизм), воспринять которые затруднительно без необходимого нравственного базиса. Собственно нравственное воспитание становится целью работы с молодежью уже взрослеющей или адресовано взрослым людям.

При естественном ходе событий начала нравственности не осознаются, не запоминаются, а бессознательно запечатлеваются в психике с началом человеческого общения в первые годы жизни («уступи», «поделись», «не обижай», «не мешай другим», «терпи», «сделай сам», «делай полезное»). Без этой первоосновы вырастает личность с претензиями и установкой на потребление и удовольствия, а не на труд и самоотверженность ради других, хотя бы близких. Не развивается в необходимой степени способность соотносить свое поведение и желания с окружающими, с требованиями среды («хочу - пью», «на свои пью»), ставить цели и достигать их, давать больше, чем брать, быть благодарным, добрым, не огорчать близких, сострадать им.

Нравственные правила закладываются в семье интуитивно, стихийно. Конкретная социальная постановка задачи нравственного воспитания и социальное, а не внутрисемейное решение этой задачи необходимы по ряду причин. Не только потому, что не каждая семья нравственна и способствует психическому развитию ребенка, не портит его своей аморальностью или агрессивностью. Но и потому, что дети теперь меньше связаны с семьей, чем двумя-тремя поколениями ранее. Работающая мать, уход в детские учреждения, на учебу, отсутствие нравственного надзора среды, как это было прежде в малых городах, селениях, деревнях, - все это требует, чтобы часть функций семьи взяли на себя службы общества. В той же степени, в какой семья может, и если она сознательно и ответственно стремится к цели воспитания ребенка, она должна получать социальную поддержку. Сейчас будущих родителей (уроки домоводства, полового воспитания в школе, занятия в женских и детских консультациях, лекции службы семьи) учат пеленать, купать, кормить, печь пироги, говорят им о сексуальной совместимости, но не объясняют им, как воспитать человека.

По мере роста ребенка упускаются из вида еще два момента воспитания. Отвращение к пьянству, как мы уже писали выше, не может вырабатываться как тема изолированная. У детей необходимо воспитывать чувства достоинства, чести, которые де¬лают человека ответственным за свои слова и поступки и позволяют ценить достоинства других. Ребенка нужно обучить видеть себя со стороны. Чувство достоинства препятствует злоупотреблению спиртным, приведению себя в состояние глубокого опьянения (а если это и происходит по каким-то случайным обстоятельствам, по неопытности, то человек с чувством чести воспринимает это как свой позор). Чувство чести не позволяет паразитировать, быть ленивым, воровать. Чувство достоинства побуждает человека достигать социально поощряемые цели, создавать, работать, а не бездельничать. Так исподволь формируется отвращение к состоянию опьянения, как к состоянию низменно¬му, приближающему человека к животному уровню - не вла¬деющему своими словами, чувствами, неряшливому, глупому и пр. В процессе индивидуального воспитания внимание педагогов к личности каждого ребенка, кроме того, поможет более ран¬нему, нежели это происходит сейчас, выявлению детей, которым нужна медицинская помощь.

Эстетическое воспитание как профилактика алкоголизма и других отклоняющихся форм поведения начинается с младенчества, как и воспитание нравственное. Эстетическое чувство врожденно: ребенку нравится одна игрушка и не нравится другая, нравится один цвет и не нравится другой. Детям нравится классическая, спокойная музыка. Под веселую музыку они начинают ритмически раскачиваться, приседать, хотя их этому не учили. Постоянное расширение и усложнение эстетических впечатлений гармонизирует душевные переживания, упорядочивает психику. Это как и соответствующий уровень нравственности и есть та самая красота, которая, по Достоевскому, «спасет мир». Более того, растущих детей нужно оберегать от зрительного хаоса, пустой многозначительности инсталляций в изобразительном искусстве, поп-музыки, что вводит в разрушительное возбуждение, чем заканчиваются концерты поп-групп. Эффекты различных музыкальных жанров давно известны ученым (седативный и возбудительный эффекты музыки установлены и у других млекопитающих).

Эстетическое воспитание-воздействие значимо для слухового, зрительного и других анализаторов. Психологи обеспокоены уродством игрушек - игрушки должны быть очаровательны на¬столько, чтобы ребенок не хотел расставаться с ними и на ночь. Многие ли теперешние игрушки проедут этот детский тест? Эстетическое воздействие - это и книга с картинками, которые производят первое, более сильное впечатление, чем текст. Еще не умеющий читать ребенок многократно листает и рассматривает красивые рисунки с гармоничными красками. Так, через красоту, закладывается любовь к чтению: о чем это красивое? Красивые книжки ребенок начинает читать раньше, чем некрасивые. Не всегда нужно ускорять овладение чтением, но коль такая возможность (степень зрелости мозга) появилась, ее нужно постоянно поддерживать. Между тем из школьной программы исчезли уроки чтения, т.е. исчезло понятие чтения как самоценности, развивающей духовно, делающей человека грамотно пишущим.

Недостаточность эстетического воспитания снижает духовность - об уплощенной личности, нередкой при получении сугубо технического образования, мы уже говорили. Невысокий уровень развития личности определяет склонность к примитив¬ному времяпрепровождению, в том числе к пьянству.

Противоречат чувствам достоинства и красоты неаккуратность, нечистоплотность, разболтанность внешнего вида. Привычка быть внешне подтянутым и собранным тонизирует чело¬века психически, так как мышечная и психическая системы параллельны, взаимозависимы. Двигательная разболтанность со¬ответствует психической неорганизованности, психическое сосредоточение напрягает мышцы, расслаблением мышц достигается психическое расслабление. Хороший психический и мышечный тонус определяет стремление к деятельности как форме нормального существования человека (стремление трудиться - естественно и инстинктивно; проявляется даже у малых детей; безделье и лень - всегда отклонение от нормы вследствие болезни, пороков воспитания и др.). Занятия спортом поэтому нужно рассматривать как средство не только физического, но психического укрепления. Вместе с тем такой же равнозначной для всех, как образование, нагрузки - как физическая работа, дети практически лишены (если не считать редких и постоянно сокращаемых уроков физкультуры). Гигиенические обследования последних лет показали рост ожирения и других расстройств обмена у несовершеннолетних, искривление позвоночника - словом, всех тех болезней, условием которых является гиподинамия. Роль телесного воспитания еще более значима. Нам хотелось бы обратить внимание на психорелаксирующее действие физического утомления (что купирует агрессивные аффекты) и на возможности самореализации, которые дает спорт (чувство группы в командных видах, самоутверждения в индивидуальных и пр.) - на психогигиеническое значение физических, спортивных нагрузок. Особо значимы организованные спортивные занятия спортивные занятия для подростков группы риска - снижается вероятность агрессии и вандализма.

В качестве дополняющей цели физическая нагрузка может быть выполнена в процессе трудового воспитания. Кстати, коллективизм возникает там, где люди с чувством личной ответственности стремятся к общей цели. Иные люди, даже при наличии общей цели, остаются толпой. Трудовое воспитание у нас в значительной мере скомпрометировано неорганизованным, непродуктивным, низкооплачиваемым трудом родителей. Одна¬ко, если трудовое воспитание детей будет осуществляться как творчество, аналогии с работой родителей у них не возникнет.

Творческие потребности присущи всем здоровым детям - эти потребности проявляются еще в песочнице, в рисовании каракулей на асфальте и бумаге. К сожалению, и эта потенция детей, как и потенция эстетическая и интеллектуальная, заглушаются невниманием взрослых, а в школьные годы - программой «нужного в жизни». Поддержать склонности детей и подростков про¬граммами, составленными специалистами, системой бесплатных кружков, соответствующие ведомства не спешат.

После 10—12 лет нужно ждать естественную, инстинктивную для всех подростков-млекопитающих реакцию группирования. Как мы уже подчеркивали, это создание своего сообщества, приобретение внесемейных общественных навыков, расширение интерперсональных взаимодействий - подготовка к вступлению в мир взрослых. Группы становятся опасными, если состоят из девиантных детей или имеют асоциального, антисоциального лидера.

Практически во всех подростковых группах пробуют курить, употреблять спиртное, но в девиантных пьянство и курение систематические. При выявлении одного пьяного подростка первичная профилактика требует обследования всей группы, так как поведение, мотивы здесь групповые. Попытки разъединить группу малоуспешны ввиду того, что группа - естественное состояние возраста. Но патогенная группа должна быть лишена лидера, а сама вовлечена в некую целевую деятельность под ненавязчивым контролем старших. Это могут быть походы, участие в экспедициях, занятия по обустройству спортивных, детских площадок, озеленению и пр. Необходимо восстанавливать организацию «Соколы» (бой-скаутов), созданную в России в 1909г., но после революции замененную, как аполитичная, пионерскими и комсомольскими организациями. Ранняя, до наступления пси-хической зрелости, политизация молодежи, если не находится под жестким государственным политическим контролем, чревата неожиданными последствиями (Франция, 1968). Поэтому попытка последних лет создать квазикомсомольские организации под предводительством юных честолюбцев, при невозможности былого политического контроля, вновь заставляет усомниться в способностях к прогнозу ответственных лиц, способности пред¬видеть, куда повернется активность таких движений.

Вообще в воспитании детей нельзя обойтись только силами семьи, школы и медицины. Самоустранение государства за последние десятилетия показало важность, незаменимость государства. Полноценное воспитание невозможно при недостаточности исторического воспитания. В настоящее время используются в основном военно-политический аспект истории как предмет воспитания патриотизма - патриотизма сугубо военно - победного и жертвенного, что нельзя считать верным и что крайне узко. Практически незначительно рассматриваются аспекты культурный, этнографический, нравственный и др. Знание слов и действий великих людей, приоритетность научных откры¬тий, народных порывов и движений, трудностей и величия свершений, примеры страданий и преодолений - всё это формирует самосознание принадлежности к великому народу, «самостояние человека». Такое самосознание не только истинно патриотично, оно действует облагораживающе на личность, повышая чувство ответственности за свое поведение. Подобно тому, как представитель знатной фамилии не способен позорить себя - тем самым он опозорит свой род - так и истинный патриот ведет себя достойно. Это инстинктивно понимают сами наши дети, обучающиеся за границей, там они много лучше и успешнее, чем дома. Уважение к себе и окружающим, тенденция к созиданию, сохранению, усмиряет, если она есть, склонность к разрушению. Очень важно, чтобы человек знал многовековую историю своей нации, понимал, что то, что он видит вокруг, чем пользуется - результат труда сотен поколений. Поэтому скопление богатств страны в немногих руках действует разрушающе на представление молодежи о государственности и патриотизме.

На определенном этапе, в зависимости от степени зрелости ребенка, возможно начинать тренинги социального поведения: умение ставить перед собой конкретные цели и планировать путь их достижений, преодоление вероятных трудностей, формирование стремления к успеху и самостоятельной независимой жизни, понимание того, что нужно для такой жизни и пр. Обрисовывается образ победителя и проигрывающего (в американском варианте это «давай, я сделаю это вместо тебя» - «это не моя забота»; находит ответ на любые проблемы - в любом ответе видит очередную проблему; «это трудно, но возможно» - «может быть это возможно, но очень трудно»). У победителя - ответы, у проигрывающего - проблемы. Эти тренинги могут быть много¬тематическими: как отказаться от спиртного, если тебя пригласили в компанию; как не прослыть слабаком; как уметь сказать «нет». Большая литература, с приведением многочисленных методик издается бихевиористами. Нужно отметить здесь наше отставание, объяснимое тем, что у нас значение придавалось коллективному, а не индивидуальному воспитанию. Теперь нам целесообразно заимствовать ролевые игры. Игры облегчаются с подростками, получившими даже начальное нравственное воспитание. Первые отечественные работы также ориентируют стратегию, содержа¬ние тренинга на преодоление трудностей, поиск социальной поддержки, а не на избегание (Валентик Ю.В., 1997 - 2005; Си¬рота Н. А., Ялтонский В.М„ Лыков Н.М., - 2003, 2004, 2006; Доб¬ровольский А.П., Новожилова Т.Ф., 2005, 2007).

Мы старались показать, что употребление спиртных напитков подростками - поведенческое явление. И это явление достаточно широкого спектра - от поискового, нормального, до девиантного, антисоциального и психопатологического. Алкоголизация подростков - форма группового поведения. Этот период «самодеятельной социализации» практически нами не используется. Наивно полагать, что только молодежные организаторы или только медицинские работники способны изменить ситуацию, если она складывается опасным образом. Усилий нарколога, подросткового психиатра недостаточно не только потому, что эти специалисты не имеют времени для контроля за поведением пациентов; они не располагают и необходимыми для этого правами.

Группа невоспитанных подростков, собравшись вместе, дича¬ет. Даже воспитанные дети в группе ведут себя хуже, чем каждый в отдельности. В группе снимается личная ответственность за свое поведение, и дети ведут себя «как все», не всегда впоследствии будучи способными объяснить свои поступки. Видимо, здесь действия, будучи коллективными (мотивы, желания), повторяют архетипическую форму племенного поведения. Поэтому подростковая группа несет опасность для себя и окружающих. На примере группы мы особо наглядно видим, что необходимо для воспитания детей. Дети не должны расти без взрослых.

В племенах, находящихся на первых уровнях развития – в племенах разных частей земного шара, разных географических зон и даже (насколько это установлено этнографами) разных времен - воспитание подрастающего поколения однотипно. До 5 - 7 лет дети растут при матери, тетушках и сестрах; затем мальчики уходят к мужчинам, а девочки остаются при женщинах. Но мальчики не предоставляются сами себе - они, хотя и образуют подростковые группы, постоянно обучаются, направляются мужчинами (как и девочки - женщинами), пока не обзаведутся собственной семьей. (Но и впоследствии тендерное разделение сохраняется).

Несколько десятилетий назад философы были обеспокоены феноменом отчуждения в европейской цивилизации. Тогда это ка¬салось лишь взрослых, сейчас отчуждение распространилось меж¬ду взрослыми и детьми, детьми и родителями, детьми и стариками. Нужно думать, что постоянный контакт детей и подростков со взрослыми, этот архаический способ общения, не только сплачивал племя, способствовал его выживанию, но и препятствовал девиантному поведению детей, бывших под общим контролем.

Мы приобрели с развитием цивилизации очень много. Но кое - что полезное и потеряли. Что касается цивилизационных приобретений, то, как показал не так уж давний опыт, не все они несут бла¬го, особенно если выходят за границы, отведенные им разумом и осторожностью, а в дело вмешивается корысть. Благо ли то, что наши дети не могут считать в уме, имеют плохую память, пишут сочинения по шпаргалкам и делают грубейшие грамматические ошибки в том скудном запасе слов, которые запомнили из комик¬сов? Появились компьютеры, исправляющие ошибки в тексте (зачем учить географию, если извозчик довезет, куда надо, говорила г - жа Простакова). Способность к последовательному, логическому мышлению изуродована мельтешением якобы сюжетных клипов. Познание, расширение кругозора переведено в режим игр, развле¬чений и глазений.

Какое это имеет значение для профилактики алкоголизма? Мы не воспитываем - это сильно сказано. Мы отстранение смотрим, как у нас вырастают дети, отчужденные от близких, от жизни общества, не достигающие возможного для них уровня развития, задерживаемые на более низких уровнях отсутствием нравственных, эстетических, интеллектуальных методов формирования личности. Став взрослыми, они будут тяготеть к упрощенным развлечениям и удовольствиям, в том числе - к пьянству. Более подробно этот аспект проблемы нами уже рассматривался.

 

Вернуться к содержанию книги