Психологическая диагностика

Нозологическая диагностика  и планирование ЛРП основываются на парадигме непосредственной связи между личностью и болезнью. При этом тяжесть личностных расстройств устанавливается не только с позиций психического и социального функционирования индивида,  но и по оценке картины интрапсихических процессов, включая бессознательные. Объединение клинических и психодинамических подходов к пониманию личностных расстройств привело к возникновению нескольких взаимоиспользуемых понятий в психиатрии, наркологии  и клинической психологии – зависимого, диссоциального типа личностных расстройств, множественной личности и др. В результате определились новые личностные предиспозиции в наркологии. Интрапсихическая дезорганизация ведет к выстраиванию особой  экзистенции, при которой внутренняя неудовлетворенность, чувство опустошенности и одиночества постулируют необходимость решать множественные проблемы за счет социально успешных лиц из своего ближайшего окружения при условии личной пассивности и деструктивности. В результате нарушается привычный («нормативный») стиль жизни, все чаще  преобладают «драматические» периоды, якобы возникающие по вине внешних обстоятельств. Обнаруживаются выраженные нарушения  эмоциональной сферы, перепады настроения, критическая оценка реальности и поведенческие расстройства. При такой личностной  дезорганизации «встреча» с алкоголем  может оказаться роковой. 

В процессе формирования алкоголизма не только потенцируются негативные преморбидные личностные особенности, но и, как известно, возникает целый ряд новых нарушений в эмоционально-волевой, интеллектуальной и морально-этической сферах больных. Значительно изменяется их мировоззрение, что, естественно, требует дополнительного  психологического обследования и последующей коррекции. Мировоззренческие взгляды (прежде всего морально-этические) наркологических больных устроены таким образом, что они, особенно на ранних этапах реабилитации, не совпадают со взглядами  специалистов в этой области. Больные, поступая в реабилитационный стационар, чаще всего  стремятся избавиться от тех сложных психотравмирующих ситуаций, которые возникли в результате злоупотребления  ПАВ (тяжелые соматические, личностные и социальные проблемы),  а не от алкоголя. Фактически не существует наркологических больных, которые благодарили бы врача, психолога или специалиста по социальной работе исключительно за избавление  от употребления ПАВ. Обычно они благодарят за то, что улучшился их социальный статус, нормализовались отношения в семье, удалось избежать тюрьмы или уголовного преследования, исчезли многие личностные проблемы, значительно улучшилось соматическое состояние и пр. Но о алкоголе они вспоминают  еще очень долго. Особенно это касается тех больных, у которых  развилась тяжелая форма синдрома зависимости и деградация. Нередко, после беседы со специалистом, давая  обещание о неупотреблении ПАВ, больные думают о том, где достать алкоголь  и как бы так его принимать, чтобы никто об этом не узнал и чтобы вновь не появились негативные социальные последствия. Поэтому возникает необходимость хорошо разбираться в личностных особенностях больных, знать их «уловки», «трюки» и стараться дать им понять, что всё известно,  и не следует прибегать к повторному употреблению ПАВ, даже если это делается «в последний раз». 

Психологические технологии не заменяют клинического обследования. Они значительно расширяют представления о больном и позволяют оптимально  сформулировать и решать задачи лечебно-реабилтационного процесса.   

С целью выявления основных личностных расстройств, присущих наркологическим больным, нами использовались следующие диагностические психологические технологии:

  1. Определение уровня интеллекта:  вербальный тест Айзенка IQ;
  2. Определение особенностей мыслительных процессов: «сравнение понятий»; «ответные ассоциации»; самооценка (Дембо-Рубинштейн); «четвертый лишний»; классификация; числовые ряды; простые, сложные аналогии; количественные отношения;
  3. Определение особенностей эмоционально-волевой сферы: тест Люшера; характерологический тест Шмишека; шкала депрессии Бека; шкала депрессии НИИ им. Бехтерева; шкала депрессии DEPS; шкала депрессии SCL-90; шкала тревоги Спилбергера; шкала тревоги Тейлора – проективные методы (рисуночные тесты);
  4. Определение умственной работоспособности (памяти и внимания): память на числа; «10 слов»; пиктограмма; таблицы Шульта.

В результате психологического обследования врач психиатр-нарколог получает достаточно полное представление о личностных особенностях пациентов и об определенных нарушениях в  интеллектуально-мнестической, эмоционально-волевой и морально-этической сферах, о признаках дезадаптации и уровне деградации. Все это помогает уточнить уровень реабилитационного потенциала наркологических больных и четко обозначить стратегическую позицию, позволяющую дифференцированно и оптимально использовать адаптационные и компенсаторные их возможности, т.е. индивидуальный реабилитационный потенциал. После проведенного психологического обследования, члены наркологической бригады составляют индивидуальную  лечебно-реабилитационную программу. 

 

Вернуться к содержанию книги