Этапность первичной профилактики. Ошибки государственной политики

 История первого этапа первичной профилактики алкоголизма показывает, что запреты и ограничения действенны главным об¬разом в отношении тех, кто еще не начал пить, и на общества, где пьянство нетрадиционно, но малодейственны на уже зло-употребляющих. Растет самогоноварение и контрабанда (бутлеггерство). Давних злоупотребляющих, пациентов II—III стадий, ограничения и запреты приводят к использованию суррогатов и ускорению, утяжелению болезни. Перевод на слабоалкогольные напитки как мера ограничения ограничением не является: это лишь расширяет круг пьющих. В пьянство включаются женщины и подростки, остальные не отказываются от традиционных крепких напитков, сумма потребления, алкоголизация населения возрастает. Кроме того, мы знаем, что меньшая токсичность, выражаемая градусами, не означает много меньшую токсичность при потреблении - большинство соматоневрологических алкогольных форм, поражений печени, кардиопатий были описаны специалистами из виноградарских стран. Мы приводили в начале этой главы данные, что в виноградарских странах в пересчете на абсолютный спирт потребитель выпивал в полтора раза больше, чем в странах северных, где пьют высокоградусные напитки.

История второго этапа первичной профилактики - присоединения к ограничениям и запретам санитарного антиалкогольного просвещения (середина - конец XIXв.) - показывает, что и здесь мы получаем меньший результат, чем бы хотелось, не соответствующий усилиям и вложенным средствам. Малые подвижки санитарной грамотности существуют на основном фоне невежества населения. Мы не видим стыда, а напротив, самодостаточность и пьяную гордость во фразе «на свои пью». М.Я. Серейский в свое время описывал «пьяное кокетство». Здесь мы наблюдаем «пьяное самодовольство» - то и другое возможны при условии слабости ума и попущении общества. В массе своей население относится к пьяным не как к опасным больным, а добродушно, снисходительно и даже прощающе (пьян, да умен - два угодья в нем). Наглядно это в сегодняшнем фольклоре: достаточно сравнить анекдоты об алкоголиках и наркоманах. Первые забавны, вторые - отчуждены и дефектны.

Поэтому сейчас мы подходим к III этапу первичной профилактики алкоголизма: к системе запретов (I этап), к санитарному просвещению (II этап) присоединяется нравственное, культурное воспитание народа (III этап). На протяжении всего времени борьбы с пьянством и алкоголизмом - первичной профилактики алкоголизма - роль государства возрастает и расширяется. Сейчас, на III этапе, она становится самодовлеющей. Ни в одном звене воспитания народа государство не может самоустраниться.

Государство создано устремлением племен для организации, упорядочения жизни и для защиты, а не для того чтобы с племен лишь собирать ясак. На протяжении тысячелетий государство виделось, и с этим виденьем единодушно соглашались, как патерналистская модель (семьи, племени). Государство наказывало ослушников, но заботилось обо всех своих гражданах. Со времени работ Ш.Л. Монтескье и Ж.Ж. Руссо прошло много лет и, казалось, взаимоотношения между народом и правителями («общественный договор») пришли при условии демократии в некое равновесие: мы вас нанимаем (избираем), чтобы вы нас охраняли и о нас заботились. Но  по-прежнему, даже в условиях демократии и возрастания ответственности индивида, патерналистская модель сохраняется: правительство - наша защита.

В первые годы нашей последней революции либеральные партии попытались эту модель разрушить («вам, халявщикам, никто ничего не должен», «заботьтесь о себе сами», замена понятия «справедливости» понятием «зависти» и т. п.). Результатом такой политики (не только беззастенчивого воровства, но и попытки разрушения традиционной морали) стало фиаско либеральных партий. А народ по-прежнему ждет, что в ответ на его труд государство проявит о нем заботу. Государство между тем само разрушает патерналистскую модель, не прибавляя веса идеям демократии.

Еще римское право постулировало, что цель государства - благо народа, а благо народа есть высший закон (salus populi suprema lex - Цицерон). Как же наше государство печется о благе народа?

Государственная антиалкогольная политика в нашей стране за последние десятилетия не препятствует, а способствует алкоголизации населения. Мы видим пренебрежение накопленным опытом других стран, в том числе опытом дореволюционной России. Началом послужила отмена государственной монополии на производство спиртных напитков15, затем началась круглосуточная (!) и повсеместная торговля спиртным, в том числе в малых упаковках. Взрывоподобно началось внедрение пива, рек¬лама которого нагла и абсурдна («будет город - бар»!), обращена к молодежи (как бы предуготовляя к водке), с осмеянием тех, кто «ведет разговоры абстрактные» и ходит в библиотеку, в отличие от тех, кто «чисто конкретно» пьет пиво ящиками. С поддержкой государства начались общегородские праздники пива. Полная свобода завершилась разрешением алкогольного бес¬предела, что ведет к росту аварийности, разрешение минимума алкоголя в крови при автовождении - ситуация, предопределяющая расширение и учащение конфликтов между водителями и ГБДД. Интересно, в чьих интересах эти нововведения?

Государственный контроль за производством спиртного ограничен сомнительным слежением за производством на бесчисленных частных заводах, а за распределением - в неподдающихся подсчету торговых точках. Контроль озабочен сбором акцизов, т.е. сугубо фискальной деятельностью, которая будет тем успешнее, чем больше выпьет алкоголя население. Слабость контроля особо наглядна в регионах, где алкоголизм с вредными последствиями регистрируется в 2 раза чаще, чем в Москве. Желательно контролирующим органам в поисках алкогольного контрафакта проявлять не меньшую активность, чем в поисках контрафактных видеокассет. Неужели сомнительное по результатам стремление в ВТО важнее здоровья собственно¬го населения? Почему санкции к производителям пиратских кассет строже, чем к торговцам ядами? Почему торговцы ядом штрафуются, а не подлежат уголовному преследованию по статье о массовом отравлении (ущерб здоровью)?

Считать ли государственной формой борьбы постепенный рост цен на алкогольную продукцию? Этот, давно известный своей безрезультатностью (к постепенному удорожанию покупатель привыкает) способ опять-таки имеет цели фискальные, но не антиалкогольные - благо бюджета, а не благо народа.

Считать ли государственной формой борьбы постепенный рост цен на алкогольную продукцию? Этот, давно известный своей безрезультатностью (к постепенному удорожанию покупатель привыкает) способ опять-таки имеет цели фискальные, но не антиалкогольные - благо бюджета, а не благо народа.

История знает один пример успешного влияния цен на пьянство населения: в 1918г. в Дании цены на крепкие спиртные напитки увеличили сразу вдвое (монополия производства и продажи принадлежали государству). Цены на пиво, производство и продажа которого находились в частных руках, остались свободными. Теперь Дания - пивная страна. Крепкие напитки стали роскошью, доступной немногим.

Не только некритическое заимствование в нашей социальной политике и недостаток умов государственных ведут к тому, что «получается как всегда». Поражает неспособность людей, принимающих ответственные решения, отделять главное, первостепенное от второстепенного - элементарный тест на ум повседневный, бытовой. Что уносит больше жизней, СПИД или гепатит? Мы уже писали, что наркомании, при видимой трагичности, менее вредоносны, чем алкоголизм. Наркомания, нетрадиционная форма девиации для нашего общества, неизбежно будет идти на спад по мере, как это ни печально, ускоренного вымирания части населения, вовлеченной в наркотизацию, 2 - 3 поколений. Десятилетиями длящееся пьянство, алкоголизм, даже одного лица, сопряженные с этим демографические, экономические, социальные потери, инвалидизация близких, рост общей заболеваемости - перечисление можно продолжить - многократно больший ущерб для нашей страны, чем вред от одного наркомана. Именно на борьбу с алкоголизмом нужно было бы направить хотя бы часть средств, идущих на борьбу с наркоманиями, и хотя бы часть энтузиазма, с которым мы начали борьбу с курением. Без борьбы с алкоголизмом демографическая про¬грамма государства не обещает больших успехов. Кто будет ускоренно рожать, предположить не сложно.

Это станет видно очень скоро, если мы будем подсчитывать результат не арифметически, «по головам», а качественно (семья, ее здоровье, возможности воспитания и т.п.). Не исключено, что не за одного маугли-трехлетку государство заплатит нашими деньгами. Что касается других государственных программ, их выполнение определяется также качеством работников.

Что мы ожидаем от государства? Требуется пересмотр пропагандистской политики, которая не облагораживает население, а разрушает нравственность. Наглядный пример, требующий критической оценки, как весьма со¬мнительный - стремление к потреблению, направленность на материальное благосостояние. В современной ситуации, когда больше трети населения живет ниже черты бедности, когда богатства образуются не трудом нескольких поколений семьи, а чаще способами противозаконными, когда растут цены и инфляция, когда затрудняют малый бизнес - провозглашение целью благосостояние выглядит грубым обманом и, по крайней мере, бестактно и на ближайшие годы нереалистично. Государственная пропаганда стремления к изобилию опасна разноплановым резонансом в населении. Трудно отрицать связь преступности с соблазном «красивой» жизни при невозможности достичь такую жизнь законными способами. Разрушение самоотверженного энтузиазма полуголодного населения СССР в конце 30-х гг. началось с лозунга Н. Бухарина «Обогащайтесь!». Это заставило народ оглянуться и начать трезветь - критически оценивать происходящее. Хотя каждая личность стремится к лучшему, это лучшее не должно сводиться к сытому желудку, мод¬ной одежде, разудалым развлечениям. Это упрощенная цель. Хотя понимание ее общедоступно, нравственное воспитание поднимает людей выше уровня личного насыщения. Исторический опыт говорит, что при скудости и лишениях люди показывают в большей мере чистоту духа, благородство и трудолюбие; изобилие порождает растущую жажду потребления, развлечений и паразитизм. Поэтому, не пропагандируя лишения, нужно формировать сознание так, чтобы человек ощущал себя выше вкус¬ной колбасы и мехового пальто. Нужно пропагандировать понятие достаточности, как антитезы нехватки и избытка - то, о чем говорили философы еще три тысячелетия назад. Овладев понятием достаточности, человек обретает душевное спокойствие.

Сенека писал, чтобы сделать некоего молодого человека счастливым, нужно не возбуждать и разнообразить его аппетиты, а снизить его потребности.

Из сугубо антиалкогольных мер мы ждем для начала выполнения хотя бы существующих на сегодняшний день постановлений правительства. Целесообразны создание централизованной (на базах региональных) базы лиц, замеченных в злоупотреблении опьяняющими средствами с последующими профилактическими мероприятиями в отношении этих лиц, и оценка состояния их семей. Создание таких баз невозможно без восстановления былого активного выявления пьяниц: при задержании в общественных местах, содержании в вытрезвителях, при диспансеризации, в больницах общего профиля, на рабочих местах, при адресных обходах сотрудников Красного Креста.

Снизят злоупотребление, как показывает европейский опыт, снижение безработицы, занятость населения и, что особенно важно для России, соблюдение справедливости в оплате труда и налогообложении, судопроизводства.

Кроме того, как показал отрицательный опыт последних лет и положительный опыт России конца XIXв., необходимо восстановление государственной монополии на производство и торговлю крепкими спиртными напитками. Количество мест производства и мест торговли должно быть сокращено, что повысит качество контроля, а время продажи распланировано. (Первые результаты такой регламентации мы увидим в милицейских отчетах о снижении преступности). Необходимы с уче¬том собственного печального опыта последних десятилетий и анализа опыта западных стран пересмотр и дополнение санкций антиалкогольного законодательства. Внимание государства в большей степени должно быть направлено на качество образования, подъем культуры, духовное и физическое развитие населения.

Помимо перечисленных в настоящей главе методов первичной профилактики I и II этапов становления антиалкогольной политики, наиболее сложная и объемная работа предстоит в воспитании населения, прежде всего детей и подростков (III этап политики профилактики).

Из всех ошибок государства, которые имеют отношение к воспитанию взрослых и детей, следует назвать упущение нравственного и интеллектуального контроля, цензуры СМИ. Заняв малую нишу для собственной комплиментарной пропаганды, власть все остальное отдала тем, у кого больше денег, не лучшим представителям народа. Из всех возможных функций (информационная, образовательная и пр.) на ТВ, например, остались подавляюще развлекательная и рекламная. Положение с массовой культурой таково, что не только читать и смотреть, но и говорить об этом неприятно. Оценивали качество СМИ многие и до нас. Обратим внимание лишь на то, что массовость - всегда ущербность элитарности, если не контролировать этот процесс. Все ниже уровень куль¬туры, образованность, ум деятелей СМИ, все больше их восторгов от самих себя. Деградация идет по нарастающей. Можно объяснять это начавшейся неостанавливаемой энтропией, а можно - небесной карой, которую заслужили Содом и Гоморра. Снижение качества продукции требует низкого качества ее носителей, низкое качество носителей ведет еще к более низкому качеству продукции. Чтобы разорвать этот порочный круг в СМИ нужно категорическое вмешательство власти. Будет ли оно? При дилемме - разумные граждане, с которыми возможен разумный разговор и разумные решения проблем, или управляемая бестолковая толпа - власть выбирает последнее. Выбор ошибочен, ибо управляемость толпой кратковременна, толпа способна мгновенно менять полярные аффекты, ею могут управлять случайные и дурные люди. Толпа - оружие революций. Это не опора для устойчивой власти.

Из одной крайности - обобществление детей, государственное их воспитание от рождения - первых революционных лет мы сейчас впали в крайность другую - безразличие государства к детям.

Видится острой необходимостью создание государственной службы по делам молодежи, способствующей помощи в росте и развитии детей от рождения до социальной зрелости (приобретение профессии, завершение образования). Функции этой несуществующей службы, в основном по отношению к подросткам, выполняются инициативно, отдельными энтузиастами в не¬которых регионах (Кемерово, Белгород, Екатеринбург, Воронеж, Петербург). Детство, крайне важное для будущего формирования подростков, и юность, когда казалось, неожиданно возникает патология поведения, остаются пока без контроля. Но даже скудный опыт работы с подростками дает ощутимые результаты. Государственная служба по делам молодежи должна обобщать этот опыт, систематизировать его и, главное, составить обще¬российскую программу «Здоровое поколение». Условием составления и последующего выполнения программы должно быть привлечение дипломированных профессионалов, работающих по специальности. Как мы уже писали, такой специальности, как «руководитель», нет. Столь же важен молодой возраст работающих по программе. Только очень большой профессиональный опыт и авторитет позволят превысить возрастной ценз (40 - 45 лет). Последнее вызовет возражение, так как нарушение преемственности опыта всегда отрицательно сказывается на результатах. Всегда, но не теперь, когда «распалась связь времен» и, по выражению А.И. Солженицына, страна «сшиблена с ног», а по выражению М.Е. Салтыкова-Щедрина, «пущена на раскат». Только молодые люди, работающие по программе, не будут использовать лозунговое, коллективное воспитание - они его не знают.

Привлечение к работе педиатров, психологов, психиатров, врачей других специальностей, педагогов, деятелей искусств, работников социальных служб, юристов, священников - объемный, тяжелый и дорогостоящий проект. Он останется объемным, но не будет тяжелым, если его будут выполнять профессионалы. Сбережение, охрана детей, мониторинг их здоровья, включая психическое, санация семей и контроль за воспитанием детей дома, изъятие детей из калечащей их семейной ситуации, расширение системы патроната и приемных семей, дополнительное питание, выявление одаренности детей и подростков, бесплатные стадионы, музеи, концерты классической музыки в парках (как это было в Москве, Ленинграде, поволжских городах в 60— 70-е гг. прошлого столетия), кружки по интересам в школах и Домах молодежи, организация познавательных походов и ос¬мысленного досуга.... Дети, подростки и молодежь должна принимать участие в озеленении, уборке общественных мест, по¬мощи безнадзорным детям, инвалидам, одиноким старикам.

Все это дорого, но любителям подсчитывать, сколь велики траты государства на это народонаселение в этой стране, следует напомнить, что одичавшая молодежь и сейчас, и повзрослев, обойдется много дороже. И очень скоро.

Нельзя забывать, что, проводя профилактическую антиалкогольную работу, мы одновременно предупреждаем другие формы девиантного поведения (от безделья, паразитизма до криминальности), возвращаем полноценное поколение и оздоровляем общество в целом. Мы надеемся, что страной руководят не политики-временщики, озабоченные выгодами сегодняшнего дня, а государственные деятели, думающие о дне завтрашнем.

 

Вернуться к содержанию книги