Психическая гиперестезия

Психическая гиперестезия — болезненное обострение элементарной чувствительности. Иногда удается установить, что усиление касается лишь одного компонента ощущений — эмоционального или рецептивного. В первом случае пациенты подчеркивают неприятный, раздражающий оттенок ощущений, во втором в первую очередь они отмечают повышение интенсивности ощущений. Чаще, пожалуй, усиливаются оба эти компонента. В тех нередких случаях, когда гиперестезия сопровождается отчетливой реакцией страдания, следует, по-видимому, констатировать факт болезненной психической гиперестезии — по аналогии с болезненной психической анестезией.

Оба эти феномена, если они возникают в депрессии, могут сменять друг друга. Например, при легкой депрессии чаще встречаются симптомы болезненной психической гиперестезии. При углублении депрессии на первый план выходят проявления болезненной психической а- или гипестезии. Например, пациент отмечает, что его раздражают яркий свет и громкие звуки. В то же время он испытывает неясность восприятия и даже нереальность происходящего вокруг, притупление тактильной чувствительности. Он же сообщает, что временами не чувствует ног и рук, их как бы у него нет, но при этом «голова не плывет, становится ясной, и все окружающее воспринимается вполне отчетливо».

При нарушениях мышления советуем обратиться к психиатру, которой поставит верный диагноз и подберет правильное лечение

Нередко пациенты сообщают об усилении лишь некоторых субмодальностей соответствующих ощущений. Встречаются жалобы, в которых фигурирует возрастание интенсивности одних ощущений (или субмодальностей) и одновременно притупление других. Например: «Тихие звуки воспринимаются громче обычного, а громкие, наоборот, они как бы пролетают мимо ушей... Свет такой яркий, что режет глаза, а звуки слышу как на отдалении». При интоксикационных психозах нередко преобладают явления гиперестезии внешних ощущений, при эндогенных — в сфере соместезии. Отмеченная диссоциация в первую очередь затрагивает, видимо, реципрокные ощущения и их модальности. Полагаем, что подобные симптомы следовало бы обозначить специальным термином, таким, например, как феномен парадоксальной чувствительности. Укажем следующие проявления психической гиперестезии.

Психическая гипералгезия — обострение болевой чувствительности. Наблюдается при разных болезненных состояниях и имеет, по-видимому, различную природу. Так, у пациентов с легкой депрессией нередко появляются или обостряются разнообразные боли, как острые, так и хронические, локализованные в различных частях тела. Такого рода боли часто не имеют какой-либо анатомической основы и возникают, по-видимому, в связи с вегетосоматическими расстройствами и гиперактивацией механизмов самовосприятия. Иногда при этом «оживают» прежние, как бы забытые боли. Это, например, боли в местах старых переломов и ранений. Депрессивную гипералгезию Н.Петрилович (1970) описал под названием алгическая меланхолия. С углублением депрессии гипералгезия сменяется аналгезией. Явления гипералгезии в виде рецидива ранее наблюдавшихся при соматических болезнях болей нередко бывают во время опийноморфинной  интоксикации.

Известно, что боли могут появляться или усиливаться, если пациент наблюдает, как кто-то причиняет боль другому человеку, — синпсихалгия. Существует такой тип боли, когда пациенты как бы присваивают себе боль другого человека. Кто-то сломал, например, ногу,  а пациент ощущает при этом боль у себя, причем в том же самом месте. Встречаются воображаемые боли. Перевоплощаясь, к примеру, в другого человека, пациент ощущает у себя ту же боль, какая есть или должна быть у этого человека. И он страдает от этой боли. Вероятно, не всегда верными оказываются слова, что лучше всего переносится боль другого человека. Описаны и такие случаи, когда актер или писатель так вживаются в чью-то роль, что испытывают настоящие боли, отвечающие этой роли. Истерические алгии и боли ипохондриков имеют, по всей видимости, то же происхождение. Во всех только что упомянутых случаях боли являются мнимыми, связанными с нарушением самовосприятия.

При хроническом болевом синдроме более чем в половине случаев боль не имеет актуальной органической основы. Она возникает много позднее после перенесенных болезней, сопровождавшихся сильными и упорными болями. Такая боль возникает, вероятно, потому, что пациент, во-первых, почему-либо в ней заинтересован, ему как бы хочется вернуться в положение больного человека. Во-вторых, эта боль не есть просто воспоминание о ней. Пациент действительно ее ощущает, пусть и в преувеличенном виде. Возвращается забытая боль, возможно, потому, что представление о ней каким-то образом трансформируется в саму боль. Единственное объяснение тому, отчего это происходит, состоит, кажется, в том, что болезненные фантазии превращаются в субъективную реальность благодаря нарушению самовосприятия. Заинтересованность в боли может иметь разные мотивы. 

Некоторые пациенты с хроническим болевым синдромом используют боль как средство давления на окружающих, подчинения их себе. Такие пациенты и в самом деле становятся тиранами в семье. Известны случаи, когда такие пациенты пытаются подчинить своей воле и врачей, всякий раз торжествуя при их тщетных попытках устранить боль с помощью медикаментов — синдром убийства корифеев. Желательность боли может быть связана также с тем, что боль дает пациенту возможность беспрепятственно пользоваться наркотиками. Боль как эффективный способ самонаказания за грехи всегда была востребована святыми и мучениками церкви. Сексуальным мазохистам боль до известных ее пределов важна как необходимый элемент интимной стороны их жизни. Другими словами, человек не был бы таковым, если бы не нашел смысла и применения боли в своих интересах.

Никталгия или гипноаналгезия проявляется усилением болей во время сна. Утренние боли — это боли депрессивных пациентов с суточными колебаниями настроения, когда симптомы депрессии усиливаются в утренние часы. Вечерние боли наблюдаются при депрессии, если ее проявления нарастают в часы заката солнца или ближе к ночи. Акинезией болезненной называют состояния обездвиженности от боли, которая усиливается при движении. Этот симптом описан при истерии, эндогенной депрессии, шизофрении (Мебиус, 1891).

Брахиалгия парестетическая проявляется болями и парестезиями в руках при пробуждении от сна (Вартенберг, 1932). По наблюдениям Лопец-Ибора (1973), часто встречается при скрытой депрессии. Сходным нарушением является синдром беспокойства ног Виттмана-Экбома (1861, 1945), возникающий при различных нарушениях, включая явления нейролепсии.

Психическая гиперопсия — болезненное обострение зрительных ощущений. Обычная освещенность воспринимается пациентами как чрезмерная, ослепляющая — галеропия. Симптом описан, в частности, при отравлении угарным газом. Больные сообщают, что свет режет, утомляет глаза, раздражает, вынуждает их носить темные очки, зашторивать днем окна, выходить из дома лишь к вечеру. Одновременно обостряется цветоощущение. Цвета кажутся чрезмерно яркими, насыщенными, намного отчетливее воспринимаются оттенки цвета. Значительно четче воспринимаются контуры объектов. Буквы текста видятся «выпуклыми, гранеными, готическими», предметы — резкими, выделяющимися на фоне наподобие барельефа. Данное нарушение нередко встречается при астении, депрессии, мании, опьянении психостимуляторами, в начале острых психозов.

Психическая гиперакузия — болезненное обострение слуховых ощущений. Обычные по интенсивности звуки кажутся пациентам невыносимо громкими, оглушающими, вызывающими раздражение и даже физическую боль: «Не переношу шума, стуков, звуков разговора, они мучают меня, я мечтаю о полной тишине... Звуки буквально бьют по мозгам, проникают в череп, голова, кажется, от них вот-вот расколется... Резко обострился слух. Слышу, как топает кошка, часы бьют, как кувалдой. Слышу даже, как шуршит мышь в норе и как по крыше скачет воробей. Шум за стеной изнуряет, не знаю, как от него отвлечься. Стал слышать, как храпит сосед этажом выше, а если там бегает ребенок, меня это просто изводит... Никогда не думал, как много в ночи разных звуков, раньше я не слышал их, а теперь не могу понять, что это за звуки». Психическая гиперакузия может сочетаться со слуховой агнозией и при сыпном тифе — феномен Боткина (1868).

Психическая гипергевзия — болезненное обострение вкусовых ощущений. Часто бывает избирательной, т. е. касается отдельных субмодальностей вкусовой чувствительности. Нередко вкус и даже вид пищи вызывают отвращение, сопровождающееся тошнотой, а порой и рвотой. Бывает и обратная картина, когда вкусовые ощущения доставляют необычное удовольствие, вплоть до наслаждения.

Психическая гиперосмия — болезненное обострение обонятельной чувствительности. Нередко бывает весьма избирательным и сочетается с гипергевзией. Запахи не только воспринимаются очень резко, но и сопровождаются различными эмоциями, как негативными, так и позитивными. Это указывает на преобладающий фон настроения. Приподнятость настроения сочетается с приятным эмоциональным сопровождением запахов, депрессии обычно сопутствуют неприятные эмоции: «Не переношу запахов табака и перегара, меня от них воротит... Не могу ездить в машине, меня тошнит от запаха бензина... Мне кажется, что от психически больных так сильно пахнет чем-то очень неприятным, что в толпе я могу определить кого-то из них... Совершенно не переношу запах одеколона, мне становится дурно... Я не пробую суп или борщ на соль, я определяю по запаху, достаточно ли в них соли... Мне очень нравится, как пахнут девушки, это ощущение чего-то весеннего и радостного».

Психическая гипернафия — болезненное обострение ощущений осязания. Может касаться разных тактильных субмодальностей: «Одежда буквально впивается мне в тело, давит, стесняет, жмет... Чувствую малейшее движение воздуха... Я чувствую перед дождем, как тянет сыростью... Не выношу, когда ко мне прикасаются, даже вздрагиваю... Не могу расчесываться, до волос больно дотронуться... Слышу руками хрип в легких у дочери».

Психическая гипербарестезия — болезненное обострение ощущений давления и веса: «Тело тяжелое, будто свинцовое... Навалилась такая тяжесть, будто сверху груз какой положили... В руках и ногах такая тяжесть, что я с трудом ими двигаю... Ведро воды стало страшно тяжелым, не верится, что раньше я шутя поднимала кое-что и тяжелее... Сняла цепочку, она так сильно давит, что делается больно».

Психическая гипербатестезия — болезненное обострение кинестетических ощущений: «Чувствую, как двигаются глаза, шевелятся волосы... Двигаться стало тяжело, едва переставляю ноги». Некоторые пациенты улавливают идеомоторные акты: «Только подумаю что-то сделать, как сразу чувствую, что тело приходит в движение... Еще только собираюсь что-то сказать, а язык уже шевелится». Многие пациенты сообщают о том, что не могут долго оставаться в покое, так как вскоре начинают чувствовать ломоту, тянущие ощущения в мышцах, какой-то дискомфорт, желание поменять  позу.

Психическая гиперстатестезия — болезненное обострение статического чувства. Многие пациенты жалуются, например, на «головокружения» в голове, на ощущения покачивания при ходьбе, легко появляющееся чувство потери равновесия, например при повороте или подъеме головы, наклонах тела. Ощущается даже незначительное ускорение движения в автобусе, поезде, не говоря уже о легковом транспорте, самолете.

Психическая гиперпаллестезия — болезненное обострение ощущений вибрации:

«Чувствую телом, как от шума дребезжат оконные стекла... Сначала чувствую, что едет машина, а уж потом слышу шум мотора... Внутри все трясется, как холодец... Дрожит все внутри, трепещет, будто волнами перекатывается... Пульс молотком стучит в висках и отдает во всем теле... Сердце бьется тяжело, сильно, ударяет, как кувалдой». Усиление внутренних ощущений С.С.Корсаков (1912) описал под названием несоразмерные восприятия.

Психическая гипертерместезия — болезненное обострение температурной чувствительности: «Кажется, горю вся, а температура нормальная... На расстоянии чувствую, что у ребенка поднялась температура... Мерзну вся, летом одеваюсь во все теплое, а согреться не могу,  мне все равно холодно». Бывает и так: «Весь горю и в то же время замерзаю...   Я чувствую, что холодная вся, потная, а внутри жар, там горячо. Или горю вся, красная, а внутри холод, там замерзаю. А температура нормальная».

К содержанию