Олигофрении

Разноплановая группа состояний нервно-психического и в первую очередь интеллектуального недоразвития, делающего невозможным нормальное социальное развитие ребенка и последующее полноценное его функционирование в обществе. Термин «олигофрения» ввел в 1915 г. Е.Крепелин для определения «пестрой смеси» разных видов стойкой, церебрально обусловленной, непрогредиентной и необратимой задержки психического развития, а также развития всего организма в целом.

Данным термином Е.Крепелин желал подчеркнуть существенное различие между врожденным, ранним когнитивным дефицитом и деменцией — слабоумием, возникшим под влиянием болезни в более поздние сроки. Еще более серьезной стала проблема разграничения олигофрении и возможного отставания в психическом развитии при неповрежденном мозге, возникающего в силу иных причин: дефектов органов чувств, моторики, локальных церебральных повреждений, частых и истощающих соматических заболеваний, алиментарной недостаточности, запущенного воспитания в проблемных семьях и в детских учреждениях. Нормальный ребенок может формироваться только в нормальной семье или там, где ей есть адекватная замена. Напомним известный пример. В 1779 г. охотники нашли во Франции мальчика 12 лет, жившего в лесу.

Он не умел ходить, говорить, избегал общения с людьми, не реагировал на звуки человеческого голоса, но очень остро воспринимал звуки природной среды. Виктора (так его назвали) смотрел сам Филипп Пинель. Диагноз звучал так: «неизлечимое слабоумие». На протяжении многих лет с мальчиком очень много работали, пытаясь его социализировать. Успехи обучения оказались более чем скромными, он так и не научился вступать в контакты с людьми даже в виде игровой деятельности. Умер Виктор в 40 лет. На вскрытии его мозг и другие органы были не повреждены. Виктор, разумеется, не был идиотом, его диагноз сегодня звучал бы как «психогенный аутизм». Случай с Виктором показал, что не существует каких-то врожденных знаний, а есть лишь готовность к их усвоению, а также готовность к развитию языка. Стало ясно, что эти и другие формы готовности могут быть реализованы только в социуме и лишь в определенные, критические возрастные периоды, и если время упущено, наверстать потерянное уже нельзя.

Проблема олигофрении выявила и такую: встречаются длительные и выраженные случаи задержки психического развития, связанные с рано начавшимися психическими заболеваниями (шизофрения, депрессия); не исключают возможности и пренатального манифеста болезни. Известны наблюдения, когда таким детям выставлялись диагнозы имбецильности и даже идиотии. Самое поразительное в таких не слишком частых случаях заключалось в том, что в пубертатном периоде пациенты начинали развиваться весьма успешными и даже опережающими темпами, некоторые из них обнаруживали несомненные признаки одаренности. Никто из известных детей-Маугли ничего подобного никогда не демонстрировал.

В МКБ-10 используется термин «умственная отсталость» — это «состояние задержанного или неполного развития психики, которое в первую очередь характеризуется нарушением способностей, проявляющихся в период созревания и обеспечивающих общий уровень интеллектуальности, т. е. когнитивных, речевых, моторных и социальных особенностей». Признаки психического дефицита появляются до 13–18 лет. Заметим все же, что олигофрения в связи с родовой травмой и «умственная отсталость» вследствие ЧМТ в возрасте 17 лет — это не одно и то же. Едва ли тесты на ИК могут что-то прояснить в этом и подобных случаях, особенно если учесть, что детские психометрические исследования и тестирование в более поздние возрастные периоды нередко плохо согласуются друг с другом. Недостатком многих, если не всех тестов на интеллект является то, что они дают сиюминутные данные — то, чего достиг испытуемый на данный момент своего развития.

Тесты не показывают «зону ближайшего развития», открытую В.С.Выготским, а она может быть очень значительной, и игнорировать ее никак нельзя. Известно, что школьные троечники блестяще оканчивали высшие учебные заведения, становились прекрасными поэтами, писателями, исследователями. Вероятно, У.Черчилль был где-то прав, когда не брал на работу в свое министерство отличников (они, по его словам, уже сделали все, что смогли). В то же время из многих тысяч «гениев» по данным тестирования ни один не стал выдающейся личностью. Случались казусы, когда данные ИК оказывались просто ошеломляющими! Так, обследование русских и польских эмигрантов в США в 1924 г. показало, что 85% эмигрантов оказались слабоумными! Низкие показатели ИК у афроамериканцев (в среднем ниже на 15%!) некоторые исследователи истолковывали в расовом контексте. Немалое недоверие вызывают оптимистические заявления о том, что тесты на ИК и другие достаточно хорошо адаптированы и могут претендовать на универсальность.

Но всем ли известно, что в РФ тестировались на ИК все этносы на протяжении 17–18 лет и какими оказались результаты? Автор, увы, ни о чем таком не слышал. Отметим еще один момент. Когда мы измеряем интеллект, знаем ли мы, что он собой представляет? Когда об этом спросили Бине, он ответил: интеллект — это то, что измеряет мой тест. В 1926 г., когда уже ощущалась фрустрация от оперирования термином «интеллект», С.Спирмен, большой специалист в области психометрии, отчаялся определить это понятие в целом и назвал умственное развитие «просто звуком, словом, которое имеет настолько много значений, что в конечном счете не имеет ни одного». Вот еще одно желчное заявление об интеллекте, вернее, о том, что в него иногда не включают: «Врачи, судьи, политики могут теоретически знать многие прекрасные принципы патологии, права, государственной деятельности, они могут учить этим принципам других, но в применении к ним самим эти принципы могут выглядеть совершенно ничего не стоящими.

Причина в том, что они полностью лишены здравого рассудка: они видят общее и отвлеченное, но не способны решить, что требуется для конкретного случая; или же они недостаточно учились на примерах и на собственном опыте, чтобы суметь судить об отдельном случае». Кант говорит здесь о традициях официального образования, убивающего пытливость, оригинальность, креативность. Традиции эти, увы, все еще сильны. Как говорил Сент-Экзюпери, во многих детях «убивают Моцарта», так что ребенок, как правило, превращается в разумного, консервативного и расчетливого взрослого конформиста.

Первый тест на интеллект в 1905 г. изобрели Бине и Симон. Авторы полагали, что обладающий интеллектом человек — это «тот, кто правильно судит, понимает и размышляет» и кто благодаря своему «здравому смыслу» и «инициативности» может «приспосабливаться к обстоятельствам жизни». Тест Бине-Симона, усовершенствованный совместно с Терменом, был назван в Америке тестом Стенфорда-Бине. Векслер в 1939 г. конструирует тест на интеллект для взрослых, а в 1949 г. — для детей. В настоящее время наиболее часто используются оба эти теста. Ж.Годфруа выражает удивление, что конструкторы тестов приняли за главный показатель интеллекта «скорость выполнения определенных заданий», т. е. не способность думать, а способность вспоминать заученное.

Показатель интеллекта рассчитывается по следующей формуле:

(Психологический возраст/Физиологический возраст)*100

Психологический возраст — это доступные испытуемому задачи известного возраста. Биологический возраст — это паспортный возраст. Если, например, ребенок 10 лет успешно решает задачи для детей 15 лет, то его ИК=15/10 х 100, т. е. 150%. Для умственной отсталости ИК ниже 20% означает идиотию, от 20 до 34% — сильную умственную отсталость, от 35 до 49% — умеренную умственную отсталость, от 50 до 69% — легкую умственную отсталость, от 70 до 79% — пограничную умственную отсталость. Показатель интеллекта выше 139% — очень высокий интеллект. Средний интеллект характеризуют показатели от 90 до 110%.

В работе Кокса (1926) была предпринята попытка по косвенным признакам определить ИК ряда выдающихся исторических личностей на 17 лет и на 17–26 лет. Получилась такая таблица:

1. Гете — 190% и 210%
2. Вольтер — 180% и 190%
3. Декарт — 170% и 180%
4. Диккенс — 160% и 180%
5. Франклин — 160% и 160%
6. Гюго — 160% и 180%
7. Моцарт — 160% и 165%
8. Леонардо да Винчи — 150% и 180%
9. Чарльз Дарвин — 155% и 165%
10. Людвиг ван Бетховен — 150% и 165%
11. Исаак Ньютон — 150% и 190%
12. Линкольн — 145% и 150%
13. Лютер — 145% и 170%
14. Наполеон — 140% и 145%
15. Вашингтон — 135% и 145%
16. Рембрандт — 130% и 145%

Интеллектуальные тесты, столь популярные в первой половине ХХ в., в настоящее время все меньше и меньше применяются в целях отбора, хотя первоначально они были созданы именно для этого. Это не означает, что они абсолютно бесполезны и тем более вредны. Тесты любой направленности необходимы психологу, психиатру как дополнительный инструмент исследования, но не сами по себе, а в определенном клиническом или психологическом контексте. Никогда не было и не появится тестов, способных ответить на все вопросы врача или психолога.