Корреляции между клиническими симптомами и уровнем сывороточных антител к вирусам группы герпеса при различных типах течения приступообразной шизофрении

Михайлова И.И. — кандидат медицинских наук, доцент, старший научный сотрудник (Международный университет фундаментального обучения).

Орлова В.А. — доктор медицинских наук, академик Европейской Академии естественных наук, член-корреспондент Российской академии наук и Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности (Международный университет фундаментального обучения).

Минутко В.Л. — доктор медицинских наук, профессор, руководитель клиники «Психическое здоровье» (г. Москва).

Малышева И.Н. — генеральный директор клиники новых медицинских технологий «АрхиМед» (г. Москва).

Панина А.В., Токарев А.С. (Клиника «Психическое здоровье», г. Москва).

«Естественные и технические науки», № 3, 2013.


Изучены корреляции между уровнями сывороточных антител к вирусам группы герпеса (ВПГ-1, ВПГ-2, ЦМВ, ВЭБ) и выраженностью психопатологической симптоматики у больных шизофренией. Результаты показали, что разные типы течения шизофрении характеризуются различным спектром и взаимодействием вовлеченных в развитие заболевания вирусов, а также различными корреляциями между содержанием противовирусных антител в сыворотке крови и выраженностью клинических симптомов.

В последние годы показана роль врожденной и динамически изменяющейся в течение жизни микробиоты в патогенезе заболеваний человека (1). Выдвинуто положение о микробно-человеческом метагеноме как ключе к разгадке происхождения хронических болезней, в том числе и шизофрении. В ряде работ было показано вовлечение в развитие шизофрении нейротропных вирусов герпеса (5 и др.). Продемонстрированы различия эффективности психотропных средств в зависимости от наличия или отсутствия персистенции ряда вирусных факторов (2). Однако эти данные нуждаются в дальнейшем подтверждении.

Целью настоящего исследования явилось изучение корреляций между уровнями сывороточных антител к вирусам группы герпеса (ВПГ-1, ВПГ-2, ЦМВ, ВЭБ) и выраженностью психопатологической симптоматики у больных шизофренией с различными типами течения заболевания. Дополнительно исследовались корреляции уровней изучаемых антител между собой.

Материал и методы исследования

В исследование было включено 48 больных параноидной шизофренией с разными типами течения. Клиническая диагностика шизофрении осуществлялась по критериям систематики НЦПЗ РАМН и МКБ-10. У 16 больных (1-ая группа) была диагностирована приступообразно-прогредиентная шизофрения с тенденцией к переходу в непрерывное течение с сохранением редуцированной параноидной симптоматики в ремиссиях, стабильным или нарастающим дефектом (F20.00, F20.01 по МКБ-10), у 16 (2-ая группа) – приступообразно-прогредиентная с ремиссиями более высокого качества с сохранением рудиментарных субпсихотических проявлений, стабильным дефектом (F20.01, F20.02), у 16 (3-я группа) - рекуррентная с практически полными ремиссиями (F20.03). Характеристика выборки представлена в таблице 1. Для оценки тяжести психопатологической симптоматики дополнительно использовалась шкала BPRS.

Иммунологические методы исследования включали определение антител к герпес-вирусам (ВПГ-1, ВПГ-2, ЦМВ, ВЭБ) методом ИФА (иммунологический ферментный анализ). 

Статистическая обработка данных заключалась в вычислении коэффициента ранговой корреляции Спирмена в программе Statistica 6.0.

Поскольку по данным литературы (4), соответствие значений специфических иммуноглобулинов референтным при условии их отличия от 0 не исключает текущего инфекционного процесса и не определяет его характера и фазы, корреляционные связи вычислялись по количественным показателям иммунитета, независимо от того, превышали ли они референтные значения.

Результаты и их обсуждение

Общая тяжесть состояния была сходной у больных всех трех групп, о чем свидетельствовали общие баллы шкалы BPRS, составившие 40+ 7,8, 38,5 + 7,339 + 5,1 для больных 1-ой, 2-ой и 3-ей групп соответственно. Межгрупповые различия значений отдельных параметров соответствовали различиям их синдромальной структуры.

Результаты корреляционного анализа показали следующее. 

В группе больных приступообразно-прогредиентной шизофренией с тенденцией к переходу в непрерывное течение (1-ая группа) были установлены положительные корреляции между уровнями антител к различным герпесвирусам между собой, которые могут свидетельствовать о синэргическом взаимодействии вирусов ВПГ-1, ВПГ-2 и ЦМВ (табл. 3), и подтверждать известные экспериментальные данные об интерференции вирусов (3).

Уровень IgM к вирусу простого герпеса 1 типа был взаимосвязан с таким показателем шкалы BPRS, как the «чувство вины» (r=0,5; р=0,05), «необычное содержание мыслейt» (r=0,52; р=0,04) and «возбуждение» (r=-0,52; р=0,04). Последний параметр также коррелировал с уровнем IgG к вирусу простого герпеса 2 типа (r=0,55; р=0,03). Уровень IgM к герпес-вирусу 2 типа коррелировал с признаками «моторная заторможенность» (r=0,55; р=0,03) и «возбуждение» (r=-0,73; р=0,001). Уровень IgM к цитомегаловирусу был взаимосвязан с признаком « галлюцинации» (r=0,52; р=0,001) и «Unusual thought content» (r=0,59; р=0,016). Уровень IgM к вирусу Эпштейна-Барр был сопряжен с параметрами «депрессия» (r=0,58; р=0,04) и «идеи величия» (r=-0,56; р=0,05).

Корреляции между уровнями антител к различным герпес вирусам у больных приступообразно-прогредиентной шизофренией (2-ая группа) свидетельствовали в пользу синергизма между ВПГ-1, ВПГ- 2 и ЦМВ и антагонизма ВЭБ и ЦМВ (табл. 5).

Уровень IgM к цитомегаловирусу коррелировал с таким клиническим симптомом, как "напряжение” (r=0,56; р=0,025). С этим же симптомом, а также с параметром “подозрительность” коррелировал уровень IgM к вирусу Эпштейна-Барр (r=-0,68; р=0,008 и r=-0,56; р=0,036 соответственно).

В третьей группе (рекуррентная шизофрения) выявлялась единственная корреляция уровней специфических антител IgG к ЦМВ и IgM к ВПГ-2 (r=-0,54, р< 0,05), которая отражает антагонизм ЦМВ и ВПГ-2.

Корреляции содержания антител с клиническими характеристиками касались связи между уровнем IgM к вирусу простого герпеса 2 типа и параметров «соматическая озабоченность» (r=0,73; р=0,001) и «чувство вины» (r=0,59; р=0,017), а также между уровнем IgM к вирусу Эпштейна-Барр и параметра «враждебность» (r=0,64; р=0,01).

Таким образом, результаты исследования подтверждают значимую роль вирусов группы герпеса в патогенезе шизофрении. Разные типы течения шизофрении характеризуются различным спектром вовлеченных в развитие заболевания вирусов, их различным взаимодействием (синергическим, антагонистическим) и корреляциями между их содержанием в сыворотке крови и выраженностью клинических симптомов. Тяжесть течения болезни, тенденция к снижению качества ремиссий соответствуют возрастанию численности типов герпесвирусов, связанных с симптомами заболевания, а также их синергизма. Выявленная закономерность может быть связана с различиями иммунологической реактивности при разных формах шизофрении.

Результаты исследования выявляют целесообразность продолжения исследований проявлений герпетической инфекции и особенностей иммунитета у больных шизофренией.


Литература

1. Богадельников И.В., Мужецкая Н.И. Человеческая жизнь как проявление перманентного инфекционного процесса.// Новости медицины и фармации. –2011. – №11-12. С. 371-372.

2. Брусов О.С., Каледа В.Г., Коляскина Г.И., Лавров В.Ф. с соавт. Цитомегаловирусная инфекция как фактор формирования резистентности к лечению нейролептиками больных юношеского возраста с первым приступом эндогенного психоза. //Психиатрия. – 2007. – №4. С. 62-71.

3. Гавришева Н.А., Антонова Т.В. Инфекционный процесс. Клинические и патофизиологические аспекты. СПб.: ЭЛБИ-СПб, 2006. – 282С.

4. Парахонский А.П. Принципы формирования нормативных значений иммунологических показателей. //Практикующий врач. – 2008. – № 7. – С. 63-64.

5. Yolken RH, Torrey EF, Lieberman JA, Yang S, Dickerson FB. Serological evidence of exposure to Herpes Simplex Virus type 1 is associated with cognitive deficits in the CATIE schizophrenia sample. //Schizophr Res. – 2011 – Vol. 128(№ 1-3). – P61-65.