Восприятие

Восприятие (перцепция) — процесс формирования чувственных или наглядных образов объектов, воздействующих в данный момент на органы чувств индивида. Ч.Райкрафт определяет восприятие как «процесс осознавания чего-либо», как бы подчеркивая особую роль сознания в процессах восприятия. Образы восприятия конструируются из ощущений разной модальности. По преобладанию в этих образах ощущений той или иной модальности могут быть разграничены оптические, акустические, тактильные и иные наглядные образы. При выпадении какого-либо вида чувствительности чувственный материал наглядных образов существенно меняется.

Наглядные образы объектов восприятия у слепого от рождения индивида существенно отличаются от таковых у зрячего человека. Тем не менее в наглядных образах и того и другого есть нечто общее в структуре образов, и именно это позволяет безошибочно идентифицировать соответствующие объекты. Наглядные образы в какой-то их форме длительное время могут сохраняться в памяти и в любой момент использоваться при распознавании объектов. Индивид может узнать какого-то человека спустя многие годы, даже если этот человек сильно изменился. В тех же случаях, когда в силу каких-то причин произошло выпадение зрения, слуха или другого вида чувствительности, прежние наглядные образы сохраняются в памяти в течение 10 и более лет.

Нарушение восприятия свидетельствует о наличии психического расстройства. При нарушениях восприятия рекомундуем обратиться к психиатру

Формирование образов восприятия осуществляется, как полагают, на основе неких информационных программ, или когнитивных структур, позволяющих интегрировать разрозненные и разнородные ощущения в целостное и устойчивое чувственное образование. Предполагают, что само восприятие после рождения индивида развивается на базе врожденных когнитивных структур, существование которых доказано у различных представителей фауны. Лишь благодаря последним, как считают, младенец уже в первые месяцы жизни в совершенно незнакомом для него мире обретает способность различать геометрические, ритмические и иные конфигурации ощущений. В ходе последующего развития создается множество когнитивных структур, позволяющих идентифицировать бесчисленное количество объектов.

Человек — не хозяин, а ученик природы. Леонардо да Винчи, как известно, рекомендовал художникам на первых порах тщательно изучать отдельные части лица и тела человека, а уж затем приступать к изображению портретов. Именно так создаются фотороботы подозреваемых в преступлении лиц. Такой метод слишком часто не оправдывает надежд ни в искусстве, ни на практике правоохранительных органов.

Замечательные художники в своей работе идут, по-видимому, от целого к отдельным его частям. Даже если последние лишены фотографической точности, главное в изображении — его дух передается с поразительным мастерством. По этой причине все еще сохраняется профессия судебных художников. Они, как выяснилось, обладают способностью создавать не анатомические копии персонажей, а психологические портреты изображаемых людей. У О'Генри есть рассказ о преуспевающем поначалу художнике, уникальная способность которого создавать именно такие портреты его разорила и в конце концов выгнала на улицу.

Метод идти от целого к части, между прочим, является чрезвычайно важным для узнавания конкретного человека. Установлено, например, что перевернутые изображения человеческого лица люди узнают значительно хуже, чем такие же изображения неодушевленных объектов. Наглядные образы, таким образом, есть не только механическая композиция, составленная из ощущений, они явно включают в себя и некий эмоциональный компонент.

Роль когнитивных структур в патологии восприятия может, очевидно, нарушаться. Например, это приводит к появлению мнимых образов объектов, которых индивид никогда не встречал в своей прежней жизни. Подобно образам внешних объектов строится, видимо, и образ собственного тела. Формирование чувственного образа собственного тела происходит, как предполагается, на основе схемы тела. Создание последней начинается, видимо, задолго до рождения, может быть, с момента первого шевеления плода.

Наглядным образам свойственны следующие качества восприятия.

1. Константность — устойчивость, инвариантность наглядных образов в разных условиях восприятия объектов (вблизи них, на большом расстоянии, в сумерках, в положении сидя, лежа и т. п.) Установлено, что это качество восприятия у нормальных людей нарушается крайне редко и лишь в экстремальных условиях. Например, недостаточно опытные пилоты сверхскоростных самолетов очень быстрый подлет к каким-либо объектам воспринимают как увеличение размеров последних, но не как стремительное к ним приближение.

2. Целостность — неизменность, постоянство, как бы автономность структуры образов восприятия. Отсутствие некоторых деталей образа не нарушает его структуру, так что он может быть воссоздан на основе отдельных разрозненных впечатлений. Увидев, например, лишь какую-то часть известного объекта, индивид, тем не менее, узнает его без особых проблем. Понятие заимствовано из гештальтпсихологии, или психологии образов.

3. Объемность — пространственная трехмерность образов восприятия. Лучше, может быть, говорить о многомерности наглядных образов, так как некоторые из них обладают пространственно-временными характеристиками. Иначе не было бы возможности адекватно воспринимать движение, речь, мелодии и другие объекты.

Восприятие в трех измерениях в значительной степени достигается благодаря бинокулярному зрению, бинауральному слуху, биманульному осязанию. На расстоянии свыше 15 м такое восприятие достигается при участии других факторов, а именно:

  • линейной перспективы — удаленные объекты кажутся меньшими по размерам, чем расположенные ближе, поскольку с увеличением расстояния до объекта уменьшаются размеры его отпечатков на сетчатке глаза;
  • воздушной перспективы — далекие предметы воспринимаются менее отчетливо в силу размытости их изображения на сетчатке глаза;
  • эффекта параллакса — при повороте тела или головы ближе расположенные объекты смещаются быстрее, нежели находящиеся на отдалении, так как скорость перемещения отпечатков последних по сетчатке глаз уменьшается;
  • эффекта интерпозиции — ближе расположенные объекты закрывают собою те, которые находятся дальше, естественно, в том же направлении восприятия.

Существенное значение в трехмерном построении наглядных образов имеют мышечное и статическое чувства, возникающие при движении глаз, головы, тела, пальцев рук, других частей тела. Кроме того, важную роль в объемном восприятии играют кросс-модальные отношения, а также чувство времени. Так, прикосновение к телу может восприниматься как округлое, упругое и др., длящееся какое-то количество времени. Собственно тактильное чувство такими возможностями не располагает. Любопытно, что многим обманам восприятия также свойственна эта многомерность. Между тем доказано, что галлюцинация возникает без какого-либо участия собственно органов чувств, она есть результат преобразования следов памяти на наглядные образы.

4. Внешняя проекция наглядных образов — последние всегда бывают «расположены» за пределами психического Я, то есть там, где, как это чувствует индивид, находится внешнее пространство, мир объектов. Здесь можно провести прямую аналогию с процессом деперсонализации, когда факты сознания переживаются как восприятие внешних объектов. В норме, очевидно, существует сходный с деперсонализацией некий процесс отчуждения, и именно благодаря ему человек имеет возможность осознать существование внешнего мира.

5. Чувство собственной психической активности — формирование наглядных образов нередко сопровождается ощущением активного участия в этом самого индивида. Он не просто что-то видит или слышит, как бы фотографирует, т. е. пассивно что-то воспринимает. Он концентрирует внимание на воспринятом, смотрит, слушает, исследует, понимает и оценивает, а также готовится действовать тем или иным образом. Этим восприятие отличается от ощущения. В последнем случае индивид ощущает себя пассивным реципиентом чувственной информации. Ощущение пассивности в норме свойственно актам восприятия чего-то находящегося за пределами зоны активного внимания. Например, это объекты, находящиеся в боковом поле зрения. Выпадение активного внимания приводит, следовательно, к серьезному нарушению восприятия, когда пациент безучастно регистрирует происходящее вокруг и, если реагирует на что-то, то как бы случайным образом, независимо от значимости воспринятого.

6. Аффективный тон образов восприятия — наглядные образы неизменно включают в себя помимо сенсорного и аффективный компонент, т. е. какое-то личное отношение к воспринимаемому. Типично при этом, что эмоциями индивид наделяет внешние объекты, он как бы приписывает им свои душевные состояния, проецирует свои эмоции на эти объекты. То же самое нередко происходит и в патологии, когда собственные болезненные эмоции пациент воспринимает вне себя. Особенно важно это для социального восприятия, в котором весьма значительную роль играет внешний облик человека. По наружности и в первую очередь по лицу очень многие люди судят о внутренних качествах конкретного индивида, т. е. о его личности, убежденно считая при этом, что первое впечатление является самым верным. В силу этой иллюзии социального восприятия красивый человек автоматически наделяется привлекательными качествами.

Исследования методом наложения изображений будто бы показали, что существуют универсальные, а следовательно, как бы архетипические стандарты красоты человеческого лица. Красивым воспринимается лицо женщины с такими признаками: большие глаза, высокие дугообразные брови, выступающие скулы, небольшой нос, впалые щеки, расширенные зрачки и широкая улыбка. Признаками красивого мужского лица являются большие глаза, выступающие скулы, массивный подбородок, широкая улыбка.

Красивое лицо — это лицо типичное, знакомое и привлекательное. Иначе говоря, лицо, восприятие которого порождает ощущение безопасности и близости. Некрасивое лицо, напротив, является источником ощущения угрозы, чего-то незнакомого и отталкивающего. Красивое лицо обезоруживает, порой делает человека беззащитным перед чудовищем с ангельским лицом. «В молодости и черт недурен собою», — предупреждает пословица об опасности привычек, стереотипов восприятия. Привычки, в какой-то степени верно, правда, по-немецки грубовато говорил прусский король Фридрих II, — это «разум дураков».

7. Восприятие — это не только поток сенсорной информации и отношения индивида к ней, это также анализ, интерпретация, оценка и обозначение этой информации, т. е. умственная его деятельность, включенная в процессы чувственного познания. В восприятии, таким образом, выражаются различные качества личности индивида. Далее мы покажем, что в нарушениях восприятия последние всегда представлены в том или ином виде.

Процесс восприятия протекает в несколько этапов. Это также имеет непосредственное отношение к пониманию того, что означают проявления расстройства восприятия.

1. Перцепция — разграничение фигуры и фона, т. е. выделение из множества сенсорных стимулов «первичного образа» — такой их группы, которая соответствует определенному объекту. Перцепция может быть нарушена по-разному. Так, индивид в состоянии гипнотического транса воспринимает только речь суггестора, все прочее остается для него как бы за кадром. То же происходит у индивида, зачарованного речью блестящего оратора.

«В красноречивой речи — волшебство», — поясняет этот феномен Магомет. В состоянии страха индивид сосредоточен на объектах, представляющих наибольшую опасность. Жертвы насилия, например, концентрируют внимание в первую очередь на оружии, угрозах и некоторых чертах внешнего облика насильника, о многом другом позже вспомнить они не могут. Дмитрий Карамазов в романе Ф.М. Достоевского, например, во время допроса был отчего-то чрезвычайно заинтересован перстнями следователя. Такая особенность перцепции может стать причиной ложных узнаваний.

Описан случай, в котором женщина вместо насильника опознала одного из участников телепередачи. Жертвы насилия, как установлено, в целом лучше запоминают свои переживания, нежели внешние впечатления. Нарушение перцепции типично для пациентов со снижением или утратой фонематического слуха — они с трудом понимают речь окружающих, если мешает шум, или не могут выделить речь одного из собеседников, когда одновременно разговаривает несколько человек.

2. Апперцепция — сличение первичного образа с прошлыми впечатлениями, хранящимися в памяти. Если в итоге в памяти обнаружен такой же след воспринятого ранее объекта, то это соответствует узнаванию — осознанию того факта, что этот объект знаком, он воспринимался когда-то прежде. Если объект незнаком, это является сигналом к активизации исследовательской деятельности. То же происходит, если этот след в памяти сохранился, но обнаружить его почему-либо не удалось. Индивид, например, повторно и как бы заново читает книгу, которую он читал когда-то ранее, но об этом совершенно забыл. Очевидно, одна и та же информация может дублироваться в памяти, так что апперцепция в таких случаях осуществляется как бы с разными блоками памяти.

В ходе апперцепции используется отнюдь не все, а лишь некая часть внешних признаков объектов. Это означает, что ошибки или иллюзии узнавания могут возникать и у здоровых лиц. Известен случай, когда уголовник так ловко сумел изменить внешность своего товарища по камере, что все свидетели уверенно опознали в этом сокамернике преступника. Практика «двойников» состоит в искусстве придать сходство таким чертам внешнего облика и поведения, на которые в первую очередь люди обращают внимание при узнавании. Некоторые пациенты, например, с бредом преследования также пытаются маскироваться под других людей, чтобы избавиться от преследования, однако неизвестно, насколько умело они это делают.

Ошибки узнавания, а также утрата способности узнавать, или агнозия, возникают по разным причинам. Во-первых, это неадекватное выделение первичного образа, например в силу нарушения внимания, аффекта, каких-то внешних помех. Во-вторых, это нарушение поиска нужных следов памяти. В-третьих, это изменение либо разрушение нужных следов памяти. Болезненная активизация следов памяти может повлечь спонтанное появление образов, часто неотличимых от наглядных.

3. Категоризация — определение класса объектов, к которому принадлежит воспринимаемый в данный момент («дерево», «собака» и т. п.). Класс объектов и его название являются как бы кодом к пониманию назначения данного объекта. При нарушении категоризации ошибка восприятия может касаться именно класса, с которым этот объект идентифицируется. Иначе говоря, нарушается понимание назначения объекта. Дети, например, впервые увиденный вертолет могут отождествить со стрекозой или наоборот. Луна расценивается ими как одушевленный объект, так как она двигается. Параноидный пациент незнакомого человека принимает за преследователя, он по каким-то признакам относит его к классу опасных объектов.

4. Проекция — дополнение данного наглядного образа признаками, которых у него нет, но которые свойственны соответствующему классу объектов. Например, наделить его каким-то цветом. Или «впечатать» в текст либо включить в чью-то речь отсутствующее слово, увидеть то, чего на самом деле не было. Тем самым наглядный образ приобретает недостающие в нем реальные или какие-то мнимые качества. «Врет, как очевидец» — выражение специалистов сыска, которым не раз приходилось иметь дело с искренними, но весьма неточными показаниями свидетелей.

Необходимыми условиями развития восприятия являются следующие:

  • нормальное формирование и функционирование психофизиологических структур восприятия в преи постнанальном периоде;
  • достаточный и адекватный сенсорный опыт, особенно в первые годы жизни индивида. Так, эстетическая депривация, когда ребенок видит и слышит слишком много уродливых вещей, может привести к тому, что индивид лишится возможности воспринимать нечто возвышенное, прекрасное;
  • отсутствие препятствий к активной исследовательской деятельности, например свободе передвижения, возможности манипулировать предметами. Тем самым исключаются механизмы обратной связи, важные для формирования адекватных когнитивных структур восприятия;
  • отсутствие сенсорной или перцептивной депривации, т. е. дефицита структурированной наглядной информации;
  • отсутствие дефицита познавательной мотивации;
  • наличие позитивного эмоционального отношения к воспринимаемому, т. е. базового доверия к внешнему миру.

К первому году жизни острота зрения у детей достигает таковой у взрослого человека. К этому же возрасту дети научаются видеть предметы в нормальном, неперевернутом виде. К двум месяцам дитя узнает лицо матери, воспринимает глубину пространства, к четырем месяцам различает цвета и субмодальности других видов чувствительности. В 2–3 года узнает множество предметов, т. е. имеет для этого достаточное количество когнитивных структур. Категоризация восприятия становится возможной к концу первого года жизни. Константным восприятие делается к 12–13-летнему возрасту.

Представление — мысленные образы, т. е. воспроизведение следов прежних сенсорных впечатлений. Мысленные образы отличаются от чувственных рядом признаков.

  1. Образы представления уступают наглядным в том, что касается чувственной яркости и детализации. Например, они редко бывают цветными. Обычно это размытые, блеклые образы, в которых более определенно представлена структура, нежели сенсорная «одежда» каких-то объектов.
  2. Мысленные образы лишены проекции во внешний мир, они как бы не покидают пределы психического Я индивида, не достигают мира вещей.
  3. Мысленные образы, даже если они отличаются чувственной яркостью, никогда не отождествляются с реальными объектами.
  4. В норме мысленные образы всегда появляются в сознании с ощущением того, что они связаны с какими-то произвольными познавательными целями, с какой-то целенаправленной активностью индивида.
  5. Мысленные образы обычно носят обобщенный характер, т. е. скорее представляют классы объектов, чем какие-нибудь конкретные объекты, хотя если индивиду это нужно, он вполне может извлечь из памяти и образы последних.
  6. Наглядные образы, прежде чем они будут записаны в памяти, так или иначе перерабатываются. Так, они вступают в ассоциации с другими впечатлениями, включаются в определенные логические структуры, обретают какой-то личный смысл. Другими словами, они запечатлеваются в памяти сильно изменившимися. Более того, они меняются и в последующем, по мере их использования. Это означает, что представления могут сильно отличаться от своих прототипов — наглядных образов, так что воспоминание о происшедшем нередко очень отличается от того, что первоначально было воспринято. Это «редактирование» впечатлений становится особенно заметным под влиянием психического расстройства. В галлюцинациях, например, нередко выявляется содержание, весьма далекое от того, каким оно было в реальности.

Покажем на нескольких конкретных примерах изменчивость мысленных образов и то, к каким последствиям это приводит.

Психологами установлен факт эвристики доступности — склонности индивида судить о чем-либо исходя из доступности мысленных образов. То, что первым приходит в голову, обычно кажется более правильным и значимым, нежели это было на самом деле. Нередко первыми всплывают из памяти совершенно случайные представления, не имеющие прямого отношения к происшедшему, например недавно прочитанное, услышанное или даже увиденное во сне. Это может повлечь явление, известное как переписывание прошлого. Например, серебряный призер соревнования расстраивается больше, чем бронзовый, так как, вспоминая случившееся, думает, что был всего «на волоске» от победы. Люди, потерявшие своих близких, переживают тем сильнее, чем больше возможностей предотвратить трагедию они видят задним числом. Скорбь поэтому часто омрачается чувством вины или даже враждебностью к тем, кто, как кажется, имел возможность, но не стал делать то, что мог, без большого труда.

О том же свидетельствуют атрибуции в пользу Я — преобразование представлений таким образом, что это укрепляет позитивное отношение к себе. Искажения памяти в угоду своей самооценке редко потом исправляются даже в мемуарах, когда автор умаляет заслуги других людей, так как ему это приятно.

Наконец, это игра воображения, состоящая на службе каких-то скрытых желаний. Желаемое нередко выдается потом за действительное, случилось, как вспоминает индивид, именно то, что ему хотелось. Нередко мысленные образы искажаются под влиянием психологического давления, внушения. А.Бэддели (2001) приводит такое наблюдение. В 1977 г. в штате Вашингтон по обвинению в изнасиловании малолетней дочери был задержан высокий полицейский чиновник. По ходу допросов, невольно уступая настойчивости и уверенности следователей, он признал себя виновным, фактически приняв версию последних.

Тогда был проведен такой эксперимент. Сочинили историю, в которой обвиняемый будто бы заставлял своих детей заниматься сексом, а затем стали допрашивать его и в этом направлении. Он вначале все отрицал, затем начал что-то «смутно припоминать», пока «не вспомнил» всего и не написал на трех страницах признательное заявление на себя. Сын обвиняемого под давлением психолога также «вспомнил», что отец заодно «с ведьмами» учинял над ним «насилие».

К содержанию