Виртуализация сознания

Имеется в виду болезненная особенность включаться в виртуальные ситуации и отождествлять себя с виртуальными персонажами вплоть до потери собственной идентичности. Термин используется некоторыми криминологами для обозначения психического состояния правонарушителей, которые совершают преступления под влиянием феноменов виртуального мира. Печатные тексты, радио и в большей степени телевидение всегда представляли некоторую опасность для индивидов с лабильностью сознания, готовых в силу нарушений самоосознавания вживаться в представляемые им со стороны роли и ситуации. Но еще более серьезным испытанием для них стали компьютер и различные компьютерные технологии.

Дело в том, что посредством компьютера стала возможной безотлагательная обратная связь индивида с результатами его действий. Пользователь может, например, не только выбрать ту или иную игровую роль (ему даже не нужно ее придумывать, за него и гораздо лучше это делают изобретатели игр), но и тотчас видеть последствия своих игровых манипуляций. Он может общаться с другими пользователями и виртуальными персонажами в режиме реального времени, не связывая себя неизбежными ограничениями, всегда существующими при непосредственном общении с людьми. В его распоряжении, наконец, оказывается множество виртуальных ситуаций и ролей, так что он легко может найти что-нибудь наиболее отвечающее его интересам.

Ничего этого в той же степени прежние источники информации предоставить, естественно, не могут. По-видимому, компьютерные технологии, во-первых, дополняют собственные возможности фантазирования пациентов, а во-вторых, создают более благоприятные условия для самоидентификации с виртуальными персонажами, ролями, а также отождествления мнимой реальности и действительности. Если это на самом деле так, то появление новых видов нарушения психики и поведения в связи с более совершенными информационными технологиями было или является всего лишь вопросом времени. Очевидно также то, что в перспективе может последовать рост числа соответствующих пациентов. В первую очередь он будет происходить, видимо, за счет индивидов с менее глубокими нарушениями, которые более долгие сроки ранее оставались в границах нормы или вообще не выходили слишком далеко за эти границы.

Приведем иллюстрацию расстройства, любезно предоставленную нам клиническим психологом Иркутского психотерапевтического центра. Женщина, 40 лет, замужем, мать троих детей, адвокат. Обратилась за помощью в анонимном порядке. Она сразу же заявила, что в помощи психотерапевта не нуждается, ей нужен только психолог. Свою проблему она представила следующим образом. Несколько лет, по ее словам, она пользуется интернетом с целью получить нужную ей для работы информацию. Затем она решила усовершенствовать свой английский язык. Знакомилась по интернету с разными людьми, общалась с ними, пока не остановила свой выбор на одном иностранце.

Спустя некоторое время они подружились, круг обсуждаемых тем все более расширялся. Она узнала об интернет-друге даже такие подробности, когда он просыпается, что ест и пьет, каковы его сексуальные предпочтения. Столь же откровенной с ним была и она. Наконец между ним завязались интимные отношения. Виртуальная половая близость и с той и с другой стороны сопровождалась вполне реальными физиологическими ощущениями. Во всяком случае, она сама испытывала настоящий оргазм, причем более привлекательный, чем это было в отношениях с мужем. Виртуальный друг больной спланировал даже командировку с официальной целью прочесть курс лекций для специалистов, что инициировала она сама, она же помогла ему и с оформлением документов. За помощью она обратилась перед ожидаемым его приездом с жалобами на то, что ее непреодолимо влечет к компьютеру.

Она сообщила, что уже не может не общаться со своим другом, с нетерпением ждет времени, когда с ним можно связаться. С наступлением этого времени она оставляет все свои дела, причем самые неотложные. В радостном предвкушении очередной встречи с ним она находится весь день. После ряда встреч с психологом она сообщила, что обрела наконец способность контролировать себя. После этого на очередную встречу не явилась, не позвонила психологу и по телефону.

Эта иллюстрация отчетливо показывает факт виртуализации сознания с появлением очевидных признаков зависимости. Она предоставляет также возможность различить следующие этапы развития виртуализации сознания:

1. погружение в виртуальную ситуацию. На данном этапе пациенты демонстрируют повышенный интерес к феноменам виртуального мира и сужение круга интересов к реальности. Например, пациент больше обычного читает, смотрит телевизор, слушает радио, находится в интернете. Такого рода явления известны: это «запойное чтение», «телемания», «меломания». Сужение круга интересов происходит прежде всего за счет каких-то неприятных вещей, пациент как бы отключается от них, «отдыхает», а это, в свою очередь, еще более способствует фиксации внимания на виртуальных событиях. Большинство пациентов находится, по-видимому, именно на этой стадии виртуализации сознания;

2. поглощенность виртуальными ситуациями. На этом этапе пациенты на время контакта с виртуальным миром отчасти или вполне отождествляют себя с мнимыми ролями, а виртуальные ситуации — с реальными. Отождествление сопровождается приятными переживаниями, как если бы бессознательные и отвергаемые желания находили свое удовлетворение. Вне виртуальных контактов возникает потребность вернуться к ним, это порождает субъективное ощущение зависимости, если контроль сознания все еще сохраняется;

3. проекция виртуальных переживаний на действительность. На данном этапе развития расстройства некоторое время после выхода из виртуального мира пациенты продолжают воспринимать и оценивать реальность с мнимых позиций. Это указывает на то, что они остаются в состоянии измененного сознания, аналогичного внушенному постгипнотическому состоянию. При этом может быть нарушено и поведение: совершаются, например, суициды и противоправные действия, демонстрируются половые извращения, отвергаются разумные требования окружающих и др.

Отдельного упоминания заслуживает деструктивное влияние на сознание рекламы. Обычно реклама служит цели извлечения прибыли и потому носит достаточно агрессивный и циничный характер. Основными условиями успешной рекламы являются следующие три, о чем в свое время сообщал еще Аристотель:

1. Рекламируемый продукт должен быть помещен в положительный эмоциональный контекст. Например, во время рекламы зубной щетки как бы мимоходом следует показывать что-нибудь привлекательное, например соблазнительную девушку, влюбленную пару в интимной обстановке, «крутую» машину, от которой многие не смогли бы отказаться, симпатичное животное, кадры из «мультика» и т. п. Очень важно, чтобы звучала очаровательная музыка. Иными словами, используется схема классического обусловливания, научение человека методами И.П.Павлова.

2. Минимум реальной информации о рекламируемом объекте с целью исключить другие, сознательные альтернативы выбора. Допускаемая информация, естественно, должна характеризовать объект с наилучшей стороны, но этот момент часто лишь подразумевается, прямо он не высказывается во избежание схватки с конкурентами рекламируемого товара.

3. Многократное повторение рекламы, индивид должен ее видеть как можно чаще. Повторение — увы, «мать» любого научения, хотя бы это было научение технике собственной гибели.

Задача рекламы состоит в формировании у индивида новой потребности. Часто это бывает бессмысленная либо аномальная потребность, удовлетворение которой способно повлечь физиологические и иные расстройства. Употребление рекламируемого продукта в последующем нередко является подкрепляющим фактором в силу того, что индивид своими позитивными ожиданиями сделает в своем воображении этот продукт более привлекательным и полезным, чем он есть на самом деле.

Благодаря тому, что большинство населения представляют люди внушаемые или очень внушаемые, успех умелой рекламе обеспечен практически всегда. Особенно действенна реклама в отношении детей и подростков, не обладающих достаточно развитой способностью противопоставить влиянию рекламы разумные соображения. На детей дошкольного возраста реклама действует явно гипнотизирующим образом. Реклама — небольшая иллюстрация правоты Ф.М.Достоевского в том, что неограниченная свобода оборачивается в итоге столь же неограниченным произволом.