Сверхценные образования. Клиническая картина

Содержание сверхценных образований само по себе не является чем-то ложным и тем более абсурдным, фантастическим. Напротив, оно является банальным, лишённым оригинальности, глубины и остроумия. Если, к примеру, это инженерный проект, то он не представляет собой ничего, кроме скучного изложения тривиальных истин. То же самое относится к научному решению, политической доктрине или художественному произведению пациента. Неадекватность суждений последнего состоит в том, что в его глазах сделанное им выглядит как нечто очень значительное, безусловно талантливое, до сих пор непревзойдённое либо даже гениальное, поскольку иного и быть не может, ведь совершенно ясно априори, что он сам является неординарной, одарённой личностью. Такой ход мыслей можно вполне считать паралогическим, так как некое утверждение доказывается не фактами и строгими суждениями, а изначальной верой в его неопровержимость. Кроме того, и это не менее важно, пациент абсолютно уверен в том, что точно так же должны оценивать его сверхценный комплекс другие лица. Если этого не делают, то они, по его мнению, в лучшем случае глупцы, в худшем — завистники и враги. Очевидно также, что отправной точкой в развитии сверхценного образования в ряде случаев является тот момент, когда пациент предлагает обществу некий продукт своего творческого труда и ожидает признания, либо ситуация, когда он сталкивается с дискредитацией своего убеждения в собственной значимости.

Звоните нам, и мы поможем Вам справиться со сверхценными образованиями

Психологическая понятность сверхценных образований. Имеется в виду, что сверхценные переживания отнюдь не чужды нормальному психическому опыту, поэтому они кажутся со стороны вполне логичными и доступными чувствованию, так как и здоровые лица временами переживают что-либо подобное. Другими словами, нормальный индивид без особого труда может представить себя на месте пациента со сверхценным комплексом. Этот критерий как бы вытекает из предыдущего и связан, полагаем, с тем, что сверхценное образование самым непосредственным образом связано с эгоцентрической структурой личности пациента. Такой личности свойственны следующие качества. Во-первых, это бредоподобно повышенная самооценка и столь же стойкая неспособность адекватно оценивать позитивные качества других людей. Это болезненная любовь к себе, которая не имеет соперников на стороне. Во-вторых, это отсутствие критической способности к своим недостаткам и преувеличенная оценка недостатков окружающих. Уже в Евангелии отмечена готовность замечать соринку в глазе ближнего и не видеть бревно в своём собственном. В-третьих, это тенденция навязывать свои представления о себе окружающим, а также чрезмерная претенциозность и болезненно обострённое самолюбие. Наконец, это готовность к сенситивным идеям несправедливого отношения: в поведении окружающих пациенты особенно легко усматривают мнимые или преувеличенные знаки неуважения к себе, свидетельства попрания своих воображаемых прав, указания на посягательства окружающих на свои интересы, честь и достоинство, то есть ощущают себя во враждебном окружении.

Из указанных качеств личности пациента с неизбежностью вытекают стойкость и некорригируемость сверхценных образований, а также отсутствие сознания их болезненности. Совершенно ясно: для того, чтобы извне устранить сверхценные образования, нужно, по крайней мере, преодолеть эгоцентризм пациента, что сделать невозможно либо маловероятно. Несбыточными являются и ожидания того, что пациент способен самостоятельно понять необоснованность своих притязаний и по своей воле от них отказаться. Сверхценные образования ему нужны, жизненно необходимы, так как позволяют сохранить преувеличенную самооценку. Если пациент увидит себя таким, каков он есть на самом деле, это будет его личной трагедией, самым тяжёлым разочарованием. Можно поэтому предполагать, что сверхценные образования возникают по механизмам гиперкомпенсации глубинного комплекса неполноценности.

Неадаптивный характер сверхценных образований, которые препятствуют адекватному восприятию действительности, ограничивают поведенческий репертуар, а также способствуют тому, что последний является ригидным и неэффективным. Рано или поздно пациент оказывается в созданной им самим трудной ситуации, из которой он не находит достойного выхода, поскольку в жертву сверхценным образованиям он приносит в сущности свою собственную судьбу. Следует заметить, однако, что в повседневных делах многие пациенты проявляют чудеса хитрости, изворотливости и приспособляемости, поскольку не обременены грузом нравственных представлений и всегда готовы с выгодой для себя торговать интересами других людей, включая самых близких.

Эмоциональная охваченность пациента в том, что касается сверхценных образований. Это выражается, во-первых, в том, что любое препятствие к осуществлению последних вызывает у него бурные эмоции протеста, возмущения, гнева, а нередко и агрессии. Во-вторых, типично поразительное упорство в реализации сверхценных мотивов, ситуации фрустрации не останавливают пациента, напротив, они только прибавляют ему уверенности в своей правоте и сил в его болезненной деятельности. В-третьих, сверхценные образования переживаются пациентом как очень приятные, чрезвычайно привлекательные и имеющие для него глубокий личный смысл. По отношению к сверхценным переживаниям, кроме того, обычно не возникает чувства скуки, разочарования или пресыщения.

К содержанию