Страх. Обида. Скука. Удовольствие

Страх — реакция индивида на реальную угрозу его ценностям. У В.Даля встречается выражение: «В ком нет страха, в том нет и Бога». Страх в таком его понимании рассматривается как особая форма психологический защиты от опасностей грозного и непонятного мира, подвластного исключительно высшим силам, но не человеку. Это одна из совсем немногих защит, которые спасали и спасают человечество от самого себя. Диапазон объектов страха простирается от голода, жажды и боли до гибели всего доступного человеку мира, чему человек, увы, способствует лучшими своими интеллектуальными ресурсами. Причины страха обычного нормального человека — это всегда нечто конкретное или наглядное: какие-то объекты, явления, ситуации, с которыми он сталкивается лицом к лицу, осознавая, что в данный момент они таят угрозу именно ему. Только болезненные страхи относятся к воображаемым или виртуальным явлениям.

В некоторых культурах страхи связаны с нарушениями табу, такие внушенные страхи могут повлечь даже гибель, например это «смерть вуду». Культура страха состоит не только в том, чтобы внушить страх, но, и это главное, как его преодолеть. Просто пугать детей ради, например, послушания означает делать детей беззащитными и в ситуациях реальной опасности. Интенсивность страха варьирует от легких опасений, пугливости до ужаса и паники. В значительной степени это зависит от того, насколько способным индивид чувствует себя устранить угрозу (а если погибнуть, то насколько достойно).

Как справиться со страхом?

Развитию и усилению страха могут способствовать разные обстоятельства: встреча с совершенно незнакомыми объектами и ситуациями, абсолютно непредсказуемое изменение обстоятельств в сторону нарастания угрозы, отсутствие помощи со стороны, одиночество, предрассудки, неуверенность в себе, отсутствие навыков самозащиты, бедность воображения и находчивости и др. Опыт преодоления опасности — лучший путь преодоления страха. Спасают от страха незнание и болезнь, отрыв от реальности, но зрелому нормальному человеку такая защита несвойственна.

Субъективно страх переживается как чувство незащищенности, беспомощности, обреченности и физического бессилия. Внимание приковано исключительно к источнику опасности, возможные пути спасения совершенно выпускаются из виду, сознание в этом смысле как бы сужено. Умственные процессы замедляются, в голове персеверативным образом крутится одно и то же, поиск альтернатив выхода из положения блокируется. Наступает резкая мышечная слабость, чем еще более усугубляется неспособность оказать сопротивление. Запугать свою жертву — золотое правило профессионального агрессора.

В состоянии страха ощущаются дрожь в теле, сухость во рту, ноги подкашиваются, вокализация пресекается, движения тела невольно направляются в сторону от источника опасности. Если страх окончательно не парализовал волю, жертва может звать на помощь, пробовать заговорить с нападающим, поторговаться с ним или готовиться к активной защите. Развязка наступает с момента потери самообладания. Далее страх раскручивается по спирали, пока на высоте его не наступит оцепенение или паническое бегство, иногда с агрессией от отчаяния.

Иногда страхи прочно и почему-то избирательно запечатлеваются в памяти. Так, здоровый респондент три раза тонул, но так и не «выучился» водобоязни; упав же раз с дерева, вот уже много лет боится высоты. Другой (не исключено, что пациент) многие годы с неослабевающим страхом вспоминает детский кошмар, однако после серьезного ДТП, где он едва не погиб, вскоре вновь сел за руль и спокойно чувствует себя в сложных и чреватых тяжелыми последствиями ситуациях. Память на страхи, а возможно, и на другие эмоции является довольно прихотливой.

Обида — стойкое чувство уязвленного самолюбия индивида явным или мнимым негативным отношением к себе со стороны кого-то. Обычно обижаются на людей, реже — на животных или неодушевленные объекты, если их персонифицируют. Обиженному человеку всегда жаль себя, от этого он, будучи ребенком, жалуется, плачет, а взрослым — мстит, распускает слухи, старается улучить момент, чтобы поквитаться с обидчиком. Обидчик в его глазах — черствый, гордый, неумный, но главное — неблагодарный человек, которому сколько добра не делай, все мало. Обиженный почему-то думает, что такого добра он сделал с лихвой.

Это его афоризм: хочешь нажить врагов — делай людям добро. Суть обиды в том, что жертва уверена: его уважают и ценят много меньше, чем он заслужил. Он не замечает, когда бывает несправедлив сам, но хорошо помнит, кому и когда чем-то помог. Обидчивость — неотъемлемая черта эгоцентричных людей. Некоторые индивиды бывают обижены на жизнь, судьбу, клянут небеса так, будто им по праву была уготована лучшая участь. Но «мир несправедлив, а люди так мелочны и плохи», что обиженному не остается ничего другого, как радоваться неудачам других, ругать тех, кто кажется ему более успешным, или завидовать им. Обидчивость нередко сочетается со злопамятностью, мстительностью и ревностью. Обидчивые никогда не бывают великодушными альтруистами.

Скука — ощущение однообразия, монотонности жизни, отсутствия ярких впечатлений, каких-то значительных событий или интересных людей — всего того, что может привлечь внимание, пробудить живое участие, чем-то увлечь. Отсюда проистекает праздный интерес к разного рода зрелищам, травматичным видам спорта, увеселительным мероприятиям. Скука — удел малоактивных людей с неразвитыми интересами или людей, пресыщенных жизнью, которым кажется, что они всего нагляделись с избытком. Можно, вероятно, сказать и так: скука — это депрессия обывателя. Скуку, по А.Шопенгауэру, порождают избыток и обеспеченность. Человечеству, писал он, вечно суждено колебаться между нищетой и скукой. Скука не есть признак апатии, адинамии или депрессии, она — выражение душевной пустоты или опустошенности. Возможно, в происхождении скуки имеет значение навязанный обстоятельствами механический, однообразный и лишенный притока свежих впечатлений ритм работы и жизни.

Удовольствие — чувство приятного, интересного и доставляющего радость, сопровождающее какую-либо деятельность или связанное с результатами последней. Удовольствие в норме — не цель, а нечто сопутствующее процессу самоактуализации. Именно последний доставляет истинное удовольствие, а не какие-нибудь суррогаты делания или мимолетное удовлетворение физиологических нужд. Термин «удовольствие» часто используют как общее название всех положительных эмоций, чувств, приятных ощущений. Высшей степенью удовольствия Е.П.Ильин считает восторг, восхищение.

Удовлетворение от удовольствия отличается тем, что первому свойственно облегчение от сделанного и довольство собою, тем, что удалось сделать, как задумано. Обе эти эмоции отличаются от эйфории — пустого, некритичного, не связанного с продуктивной деятельностью благодушия, болезненной неспособности замечать негативные стороны в происходящем и в себе самом.

В психоанализе удовольствие — это ослабление инстинктивного напряжения вообще и либидо в особенности.

К содержанию