Систематика навязчивостей

Общепринятой и патогенетически обоснованной систематики навязчивых явлений не существует. Отечественные исследователи ссылаются в основном на мнение К.Ясперса, который различает отвлечённые навязчивости («формальное навязчивое мышление») и образные, то есть «чуждые» личности навязчивые состояния с «сильным аффективным воздействием». Первую группу навязчивостей образуют безразличные пациенту «образы, мысли, воспоминания» и «явления назойливой переориентации мышления (человек что-то подсчитывает, читает по буквам имена, размышляет над нерешаемыми и явно бессмысленными задачами и т. д.)». 

Вторую группу навязчивых феноменов составляют, по К.Ясперсу, «навязчивые аффекты (фобии), навязчивые убеждения (пациент, испытывает побуждение верить в истинность того, что сам же считает ложным (по иллюстрациям, приводимым автором, это понимание ложности убеждения может покидать пациента, и тогда он ведёт себя по-бредовому). В эту же группу автор включает «навязчивые побуждения» и «навязчивое поведение». Систематика К.Ясперса носит преимущественно психологический характер и особой ценности для психопатологии не представляет.

Заметили у близкого человека признаки навязчивых явлений? Проконсультируйтесь у психиатра

Другой подход к систематике навязчивостей состоит в их группировании по объекту. Так, Р.Шейдер (1998) различает обсессии, то есть мысли, представления и влечения в зависимости от «следующих сфер жизнедеятельности»: 

  • мораль и религия;
  • агрессия;
  • загрязнение, заражение;
  • здоровье и болезнь;
  • аккуратность, стремление к симметрии;
  • половая сфера (особенно порочные, постыдные действия).

Что касается содержания навязчивостей в целом, то автор заключает, что «во всех случаях прямо или косвенно подразумевается причинение вреда себе или окружающим». Если перевести слова автора на язык наших терминов, то это может означать, что содержание навязчивостей обусловлено исключительно активностью антагонистической субличности. Однако этот общий вывод едва ли правомерен. Трудно, например, усмотреть нечто антисоциальное в таких навязчивостях, когда пациент читает по слогам, произносит вслух знаки препинания или бывает вынужден сосредоточиться на решении абсурдных проблем. Упомянутое разграничение не следует понимать так, будто навязчивости конкретного пациента затрагивают лишь какую-то одну сферу его жизнедеятельности и никогда не распространяются на другие. Наряду с обсессиями Р.Шейдер упоминает о навязчивых действиях, предлагая следующую их систематику: 1. очищение (чаще всего это мытьё рук и протирание окружающих предметов); 2. проверка; 3. действия, связанные с одеждой: одевание в особой последовательности, бесконечное расправление одежды; 4. счёт (нередко в виде перечисления предметов вслух). 

К этому можно добавить умственные действия, например чтение про себя слов в обратном порядке, пропуски при чтении некоторых слов и т. п. Данный подход к систематике навязчивостей также не имеет клинико-психопатологического основания и какого-либо преимущества перед первым. Р.Шейдер указывает, что «к собственно невротическим можно отнести лишь лёгкие» формы навязчивостей, которые «следует отличать от настоящего невроза навязчивых состояний». Он подчёркивает тот немаловажный факт, согласно которому психастеническая психопатия встречается в преморбиде пациентов с навязчивостями лишь в 5–10% случае, тогда как в более ранних исследованиях эта цифра достигала 50%. Автор добавляет, что при «декомпенсации психастенической психопатии развивается, как правило, то или иное аффективное расстройство, а не невроз навязчивых состояний».

Приведём далее описание трёх основных, выделяемых в значительной мере условно видов навязчивостей: обсессий, фобий и компульсий.

К содержанию