Синдром дефицита воображения

Проявляются различным образом. Это обеднение воображения, чрезмерное оживление воображения, а также активность воображения, замещающая адекватное представление реальности. Соответствующие симптомы могут быть обнаружены практически во всех патологических феноменах, по этой причине в специальной литературе описания таких симптомов как бы рассеяны по разным страницам книг. Это, полагаем, мешает цельному восприятию, анализу, а также более или менее систематическому изложению соответствующего материала. Некоторые расстройства воображения, кроме того, являются относительно самостоятельными и как бы самоценными, отчего рассматриваются в отдельной главе настоящего текста.

Синдром дефицита воображения

Характеризуется отсутствием или утратой способности индивида составлять продуктивные комбинации из собственных действий, наглядных и мысленных образов, а также своих мыслей, достаточные для адаптации к обычным и экстремальным условиям существования.

Особенно сильно страдает воображение при слабоумии, что приводит к дезадаптации к обычным условиям жизни. Обеднение исходных элементов опыта сочетается в данном случае с отсутствием или утратой способности создавать и новые их ассоциации. Это, в свою очередь, проявляется стереотипизацией мысли и действий. Креативный потенциал таких пациентов резко снижен, придумать что-то свое, оригинальное они бывают совершенно не в состоянии. Весьма затруднено понимание чего-то нового, ранее не известного, выходящего за рамки непосредственного опыта.

Нарушено понимание сложных вещей, например межличностных ситуаций. Выпадает прогностическая функция, пациенты обычно не думают, к чему может повести развитие той или иной ситуации. Нет понимания и того, какие последствия способно повлечь то или иное собственное действие или высказывание. Опыт прошлого не используется, даже если какая-то ситуация вновь повторяется. Пациент, например, совершает те же ошибки, что и ранее, хотя он и мог бы вспомнить свою прошлую неудачу.

Больные не осознают, что какие-то неприятные ситуации возникают по их вине, они не связывают свои действия и их последствия. Советы, наставления окружающих остаются без внимания, осознание их смысла становится недоступным. Как правило, пациенты почти не задают вопросов и ничем не интересуются, исключая самые насущные и императивные потребности. Дементные пациенты совершенно забывают о том, что когда-то ранее они были совсем другими людьми. Иногда они механически воспроизводят остатки прежнего опыта, например манеру разговаривать, жестикулировать, но это является лишь внешней оболочкой, лишенной осмысленного содержания.

Нередко синдром дефицита воображения у детей проявляется при СДВГ

Отсутствует само осознание пациентами того, что нечто является им непонятным. Пациентам в какой-то степени доступны подражание и научение посредством многократного повторения, более успешно осваиваются двигательные навыки. Поведение и речь отличаются однообразием. Обучаемость при тяжелой олигофрении резко снижена даже в том, что касается несложных требований самообслуживания. Деменции свойственны также прогрессирующее опустошение знаний, интеллектуальная пассивность и снижение способности к обучению.

В относительно легких, но весьма многочисленных случаях дефицит воображения проявляется несоответствием между более или менее развитой способностью усваивать знания и навыки, с одной стороны, и неспособностью к самостоятельному мышлению и спонтанному поведению — с другой. Речь идет об индивидах, в отношении которых вполне могут возникать подозрения в их умственной несостоятельности. Обычно настораживает их весьма ограниченный кругозор, а также то обстоятельство, что приобретенные ранее познания не находят применения в их жизни. Тем не менее многие из них имеют среднее и даже высшее образование и в определенных обстоятельствах неплохо адаптированы к обычным условиям среды обитания. Оказываясь в необычных условиях, такие индивиды нуждаются в посторонней помощи. Достаточно типичными признаками, характеризующими их воображение, являются следующие.

1. В ходе обучения такие индивиды предпочитают не осмысленное восприятие материала, а механическое его запоминание, «зазубривание». Если они обладают достаточной памятью, то вполне успешно преодолевают проблемы школы или института, особенно если само обучение не нацелено на развитие самостоятельного мышления и творческой способности. Охотнее всего индивиды обучаются тому, что не требует особой выдумки и больших умственных усилий, они более расположены к занятиям, в которых соответствующие знания и навыки не подвержены быстрой инфляции и нуждаются в постоянном преобразовании, так что усвоенного когда-то хватает надолго и может быть достаточно для длительного употребления. Например, это что-то связанное с техникой, ручным мастерством, строительством домов, кладкой печей, охотой и рыбалкой, земледелием и т. п.

2. Недостаточно развитая способность конвертировать теоретические познания в конкретные суждения и наоборот — инсуляция воображения. Например, индивид вроде бы усвоил закон сохранения энергии, верно его формулирует. Тем не менее он не находит возражений против идеи вечного двигателя. Он знает о вращении Земли вокруг собственной оси, но не может правильно ответить на вопрос о причине смены дня и ночи. Или понимает, что кислота и щелочь в известном смысле являются антагонистами. Но если его спросить, какая неотложная помощь наиболее адекватна при ожоге кислотой, он долго или вовсе не может сообразить, что лучше бы применить щелочь. И в то же самое время индивид вполне осознает, что вечного двигателя нет и быть не может, но он как бы забывает, что это утверждение вытекает из закона сохранения энергии. Смена дня и ночи для него также очевидна, однако привлечь для ее объяснения факт вращения Земли вокруг своей оси он не пытается и т. п. Другими словами, процессы воображения протекают на двух изолированных друг от друга уровнях, находящихся будто бы на отдаленных островах, отчего они между собой не сообщаются.

3. Недостаточное развитие познавательной потребности. Это видно по тому, что индивиды обнаруживают узкий кругозор, не проявляют наблюдательности, пытливости, интересов к чтению, интеллектуальным играм, искусству, наукам и многим другим вещам, не затрагивающим повседневные нужды. Такие индивиды обычно не читают ничего сверх того, что требуется по программе обучения. Если они и читают что-то еще, то для развлечения или чтобы убить время, по большей частью детективы, фантастику и тому подобную литературу, не требующую пересмотра устоявшихся взглядов и глубоких размышлений. Нередко многие из них не могут вспомнить, когда и какую книгу они прочли за последние годы, некоторые после окончания обучения не прочитали ни единой серьезной книги, в их доме редко встречаются сколько-нибудь приличные библиотеки.

А.Эйнштейн, правда, тоже не держал дома книг, исключая справочники и оттиски важнейших статей, но это тот самый случай, когда привычкам великих людей лучше не подражать. Описываемых здесь людей бесполезно спрашивать о замечательных писателях, художниках, ученых, о выдающихся открытиях, о важных культурных и общественных событиях даже в собственной стране. Снижена и потребность в самопознании. Такие люди мало что могут рассказать о себе, своих склонностях, интересах, предпочтениях, развлечениях и привычках, а также о своем характере. Иными словами, плоды воображения как бы не принимаются индивидами, не ценятся ими, не обладают для них мотивационной силой и не являются стимулами познавательной деятельности.

4. Значительное различие в активности воображения в плане собственного благополучия, с одной стороны, и в отношении всего остального — с другой. В этом проявляется как бы эгоцентризм воображения. В том, что очень нужно самому индивиду, он может проявить смекалку, хитрость, изворотливость, но если речь заходит о нуждах посторонних людей, то он как бы «тупеет», живость ума тут же его покидает, так как он не может представить себя на их месте. Иногда бывает и так, что самолюбивый индивид, в какой-то степени осознавая свою ограниченность, даже с завистью относится к тем из окружающих его людей, которые более продуктивны, нежели он сам. Случается, что эта ревность влечет и мстительное чувство, так что оказавшиеся в зависимости от него перспективные подчиненные подвергаются незаслуженному принижению. Существует, как известно, тип «самовлюбленных тупиц», которые окружают себя еще большими бездарностями, чем они сами, но при этом всячески препятствуют продвижению способных людей.

5. Ригидность воображения, т. е. неспособность посмотреть на вещи с какой-нибудь другой их стороны. Например, если попросить сказать, какие преимущества предоставляет перелом руки или ноги, то даже сам этот вопрос может показаться индивиду странным, если с этой позиции он никогда ранее такую беду не рассматривал. Часто ему бывает совершенно непонятен смысл пословиц типа «не было бы счастья, да несчастье помогло». В лучшем случае индивид может представить дело так, что радость рано или поздно сменит горе, но связать эти явления по существу он все-таки не может. Обычно это позволяет предположить, что и в трудных жизненных ситуациях такой индивид едва ли сможет найти достойный выход без помощи со стороны. То же самое касается вопросов типа: «Что может быть плохого в том, что человек получил высокую должность или сильно разбогател?» Здесь индивид также не может увидеть другую, оборотную сторону дела. В его сознании прочно утвердилось мнение о том, что в жизни всегда случается что-то одно: плохое либо хорошее. Это может означать, что индивид и при удачном стечении обстоятельств не продвинется в своем развитии. Он будет, как говорят, «почивать на лаврах», «зазнаваться».

Удачи и неудачи для него могут быть, следовательно, одинаково губительны. Скудость воображения становится очевидной и в такой игровой ситуации, если индивида попросить составить несколько осмысленных предложений, в которые входили бы два-три любых взятых наугад слова, например муравей и буква. Задания такого типа выполняются, как правило, с трудом, медленно, обычно индивиду удается придумать одно-два предложения, не более. В заданиях на исключение лишнего предмета он предпочитает руководствоваться привычными ситуативными отношениями объектов, будучи неспособным к установлению между ними новых связей. Нередко в тупик его ставят и такие открытые вопросы, как, например, какие проблемы в своей жизни в настоящее время он считает для себя наиболее острыми. Как правило, в ответах фигурируют какие-то сугубо практические вещи типа «достроить дачу», «вырыть подвал», «купить машину», «выкопать картошку» и др.

6. Наконец, обедненное воображение совершенно не располагает к самостоятельному творчеству, мечтательности, романтизму. Рассказать индивиду о том, что ему самому удалось придумать или сделать нечто новое, оригинальное, обычно нечего. И он не проявляет по этому поводу особого беспокойства. Будущее, в том числе и личное, при этом как бы обесценивается, оно представляется лишенным увлекательных планов, каких-то воодушевляющих перспектив, индивид всецело поглощен рутиной настоящего.

В мире много прекрасного, но каждый из нас окружает им себя лишь в той мере, на какую способен. Нередко трудно бывает понять, к чему индивид стремится и стремится ли вообще, ради чего он что-то делает, какой смысл он находит в своей жизни. Похоже на то, что он не только затрудняется или не хочет формулировать ответы на такие непростые, конечно, вопросы. Весьма возможно, что он не так часто над ними задумывается. Дело, скорее всего, обстоит таким образом, что не он сам определяет собственное существование, а действует лишь по необходимости и в этом смысле нередко является жертвой случайных обстоятельств. Даже если некоторое время он преуспевает, над ним постоянно висит угроза жестокой расплаты за пассивность и предательство своих подлинных интересов.

Дефицит воображения связан, по-видимому, с влиянием различных факторов. Важнейшими из них являются, очевидно, личностные качества, такие как консерватизм, страх нового, низкий уровень требований к себе. Иначе говоря, индивид редко видит смысл в том, чтобы что-то менять в своей жизни. Более того, он противится таким изменениям, даже если они необходимы и неизбежны. Определенную роль играет неразвитость механизмов самовосприятия, в силу чего индивид лишен способности осознавать многие события своей внутренней жизни, включая и связанные с воображением, например не замечает какие-то оригинальные мысли, нестандартные решения, желание чего-то нового.

Возможно, одной из причин является общее снижение психической активности, ведущее к уменьшению числа вариантов возможных подходов к восприятию той или иной ситуации и способов решения каких-то задач. Синдром дефицита воображения может быть выявлен не только у так называемых обывателей или потребителей, но также у многих пациентов, особенно страдающих пограничной умственной отсталостью, у больных, перенесших органические повреждения головного мозга с последствиями в виде психоорганического синдрома, у пациентов с эпилепсией, органической психопатией, атрофическими процессами.