Самовосприятие

Все вышесказанные предположения о механизме и процессах самовосприятия логически сливаются в одно общее. В сжатом изложении его суть сводится к следующему.

1. Личность, если определять ее в терминах сознания, есть структура, которую образуют подсознание, предсознание, надсознание и, наконец, собственно сознание. Сознание Я или сознательное Я в этом смысле составляет относительно небольшую часть личности, которая является как бы исполнительной инстанцией личности, но индивид отождествляет себя именно с нею.

2. Сознание — это и есть sensorium commune, тот самый центральный орган чувств, где происходит превращение какой-то части психических процессов в феномены сознания. Именно благодаря ему формируется сознательное Я, та структура, через которую личность проявляет себя и посредством которой личность изменяется сама. Процесс осознавания не поддается какому-либо ясному определению. Можно лишь предположить, что он и есть тот механизм самовосприятия, благодаря которому некая информация о внешнем мире и о самом себе перевоплощается в акты индивидуального сознания. Вероятно, этот процесс основан на неизвестной науке информационной технологии и осуществляется по определенным программам. Таких программ может быть по меньшей мере две: одна специализирована для психических актов, представляющих информацию о внешнем мире, другая — информацию о своем организме и собственных психических процессах. Общим в них является то, что и та и другая программы работают фактически с одинаковым психическим материалом, но в котором представлена разная информация. Важно отметить, что осознавание — это не формальный акт освещения светом сознания некоторых уже готовых конфигураций психического, это и сам процесс создания таких психических форм.

Лучше понять себя Вам поможет клинический психолог

3. Наверное, можно сказать, что человек — это не то, что он осознает, но суть то, как он себя осознает. Самоосознавание происходит посредством разных процессов. Те же самые процессы, что существуют в норме, протекают и в условиях патологии — в ситуации, когда поражаются высшие интегрирующие структуры личности, в первую очередь ее сверхсознание, то есть бессознательное воплощение позитивных социальных и духовных влияний на индивида. Это именно оно, а не мифологические представления о бессознательном, будто бы заполненном инстинктами определяет наиболее характерные признаки человеческого существа. В культурной среде бессознательного меняются и сами инстинкты. Бессознательное в этом смысле не есть подвал, который определяет, каким будет возведенное над ним здание. Не смогли бы люди — и это решающий довод — придумать Бога, не будь у человека той высшей силы, которая сосредоточена в его сверхсознании. Если это действительно так, то процессы самоосознавания могут быть представлены так:

  • с позиций оценки их общей активности. В норме, как известно, уровень бодрствования постоянно колеблется, то снижаясь, то повышаясь. Например, это сон — бодрствование, высокая ясность мышления — затрудненное мышление, достаточная концентрация внимания — рассеянность и т. п. В патологии это будут соответственно снижение, утрата способности осознавать проявления психического Я либо, напротив, обострение такой способности, то есть анигипоаутогнозия либо гипераутогнозия. Это также колебания ясности самоосознавания, отчего пациенты сообщают о себе разноречивые сведения — от синкретических и весьма неопределенных до дифференцированных и точных;
  • с позиций персонализации. Это чрезвычайно важный процесс включения в состав Я и тем самым в структуру личности различных внешних влияний, например родительских, социальных. В патологии это будет чрезмерная активизация процесса апперсонализации, то есть апперсонализация — внедрение в личность аномальных психических актов и чуждого личности содержания переживаний;
  • с позиций алиенации. Это процесс исключения из Я и личности ставших чуждыми ей психических актов и содержания переживаний, например каких-то  потребностей, влечений, интересов, взглядов или оценок. Что ранее было свойственно личности индивида, позднее рассматривается ею как «глупость», «шалость», «ошибка молодости» либо вовсе забывается. В патологии это будет чрезмерная активизация процесса алиенации, то есть отчуждение или деперсонализация — устранение из Я нормальных его проявлений;
  • с позиции агглютинации. Это процесс объединения в одном акте осознавания некоего объективного содержания и субъективного представления, например восприятия какого-нибудь объекта и того или иного мысленного образа этого объекта.  В патологии это будет диссоциация акта осознавания на два параллельных потока переживаний. Тем самым в одном из них будут представлены реальные впечатления, в другом — плоды воображения, например адекватного восприятия действительности и одновременно с тем галлюцинаций. Индивид, воспринимая одновременно оба эти потока, будет ощущать одинаковую свою причастность к тому и другому ряду переживаний, и там и там он будет осознавать себя аутентичным их субъектом.

Расстройства процессов персонализации, алиенации и агглютинации объединяются  в настоящем тексте общим термином дисаутогнозия, обозначающим качественные нарушения самовосприятия.

4. Самоосознавание — это и процесс дифференциации разных проявлений Я. Общим его итогом является разграничение двух комплексов психических актов. В одном из них представлен внешний мир, в другом — собственное Я.

Комплекс «внешний мир», в свою очередь, распадается на две неравные половины.  В одной из них представлены объекты привязанности, то, что индивид считает своей собственностью, что ему принадлежит. В другой половине представлены объекты, которые не имеют для него личного значения.

Комплекс «собственное Я», в свою очередь, распадается на сомато-, ауто-, социо- и аксиопсихическое Я, то есть осознавание своего тела, собственной психики, социальных  и духовных качеств своей личности (гр. ахios — ценный).

5. Поскольку индивид способен как-то осознавать свое сознание, а также собственное бессознательное («душу»), это осознавание также представляется неоднородным. Осознавание существования пред- и подсознательного воспринимается, вероятно, как чувство своей активности, спонтанности, витальности. Осознавание существования надсознательного ощущается, возможно, как чувства аутентичности, автономности, целостности, индивидуальности собственного Я, а также чувства реальности всего существующего, объективности существования внешнего мира, а также единства индивида с внешним миром.

6. Патология самовосприятия может затрагивать разные стороны личности и различным образом, то есть посредством упомянутых в п. 3 процессов. Фактическая база, на которой основана настоящая гипотеза, излагается при описании соответствующей симптоматики.

7. Последующее изложение психопатологии самовосприятия предполагает необходимость ответить на следующий вопрос: всегда ли симптоматика дисаутогнозии является следствием дисфункции механизмов самовосприятия либо отчасти или даже в значительной степени обусловлена нормальным восприятием аномальных психических процессов, в которых в искаженном виде представлена информация о внешнем мире и о самом себе? Обусловлено ли, например, нарушение восприятия размеров и формы собственного тела только исключительно патологией самоосознавания либо в какой-то своей части связано с нарушением психических процессов, предшествующих их осознаванию? В литературе можно встретить на этот счет категоричное суждение, а именно: это расстройство суть нормальное восприятие органической патологии процесса представления ощущений своего тела. Данное суждение никоим образом не доказано, оно опирается только на факт органической патологии головного мозга у некоторой части таких пациентов. В настоящем тексте представлено оппонирующее суждение. Оно состоит в том, что осознавание тех или иных психических процессов есть в то же время и процесс их формирования в тот вид,  в каком они существуют в сознании индивида. Ничто не говорит за то, что бессознательные психические процессы пребывают в таком же точно качестве, какими они оказываются в сознании, и что осознавание является чем-то напоминающим освещение их лучами какого-то волшебного фонаря. Стоит заметить также, при значительных телесных повреждениях и естественных при этом нарушениях рецепции нарушений восприятия тела, тем не менее, не наблюдается, как, впрочем, не наблюдается таковых даже при грубоорганических местных, проводниковых и центральных неврологических расстройствах. Аналогичной является, по-видимому, ситуация и с другими нарушениями самовосприятия независимо от того, каких объектов и каким образом оно касается.

8. Достаточно часто встречаются лишь отдельные и мимолетные проявления расстройства самовосприятия, не получающие дальнейшего развития. Нередко они бывают, как известно, у здоровых индивидов в бодрственном состоянии и сновидениях. Например, это симптом «уже пережито», некоторые нарушения восприятия времени, собственного тела и др. Эти эпизодические отклонения обычно кратковременны и проходят без каких бы то ни было неприятных последствий. Это обстоятельство представляется нам чрезвычайно важным. Оно свидетельствует, как можно бы предположить, о том, что мозг, психика человека обладают способностью к самопрограммированию и большими возможностями в плане самоустранения возникающих нарушений самовосприятия. То же самое часто встречается и у больных, отнюдь не все нарушения чреваты последующими осложнениями.

Заметим попутно, что достаточно типичными представителями состояния с кратковременным нарушением самовосприятия являются так называемые панические атаки. Во время таких болезненных эпизодов обычно выявляются различные симптомы нарушения самовосприятия, такие как дереализация, притупление восприятия ощущений тела  и сенсорная гипестезия, предчувствие скорой потери сознания, ощущение приближающейся или наступающей смерти, страх надвигающегося сумасшествия, когда, как удается иногда понять, пациенты собственные переживания принимают за чуждые, не свойственные себе. Как правило, наблюдается интенсивный страх гипертонического криза, сердечного приступа, инсульта, смерти, помешательства. Именно этот страх считается основным расстройством, отчего оно и получило название, хотя паника является психологически более или менее понятной, чем-то похожей на реакцию индивида на внезапный приступ нарушения самовосприятия. Этот страх, тем не менее, является несколько необычным. 

По описаниям самих больных, это «животный», «внутренний», «сумасшедший», «внушенный» страх, овладевающий ими независимо от того, понимают они или нет мнимый характер переживаемой угрозы. Похоже на то, что сам страх является преувеличенным именно в плане его восприятия, подобно тому, как это бывает при сенсорной гиперестезии. По выходе пациентов из такого состояния каких-либо симптомов дисаутогнозии не выявляется, у некоторой части больных таких симптомов не возникает и длительное время спустя. Это один из примеров того, что самокупирование нарушений самовосприятия наблюдается и в случаях относительно серьезных нарушений.

В формировании механизмов самовосприятия весьма существенной представляется роль процессов самопознания. Остановимся на последних в следующем кратком изложении.

К содержанию