Развитие личности

Ограничимся здесь описанием трех подходов.

1. Г.С.Салливен различает шесть стадий развития личности, предшествующих наступлению зрелости:

  • младенчество. Длится от рождения до появления артикулированной речи. У ребенка в этот период формируются разные представления о соске, некоторые «динамизмы» или паттерны поведения, складывается образ матери и возникают зачатки Я-системы. Происходит, кроме того, переход от бессвязного (прототаксического) мышления к ассоциативному (паратаксическому), дифференцируется тело, осваивается координация движений;
  • детство. Продолжается до появления потребности в товарищах по играм. Самое драматическое событие данного периода жизни — появление чувства враждебности мира. Появляется в детстве и такая защита, как сублимация — социально приемлемая форма разрядки напряжения;
  • ювенильная эра. Это период перехода к социализации вне семьи, а также развития способности разграничивать реальность и фантазии. Дальнейшее развитие получает здесь сублимация. Величайшее событие в этом возрасте — появление представлений о жизненной ориентации;
  • предюность. Возраст становления истинно человеческих отношений — отношений равенства, взаимодействия, дружбы. Без близких людей человек чувствует себя жертвой одиночества;
  • ранняя юность. Период становления паттерна гетеросексуальной активности. «Динамизм вожделений» отделяется от потребности в близости и безопасности. В противном случае проявится гомосексуальная ориентация. Ранняя юность длится до появления паттерна поведения, удовлетворяющего генитальные стремления;
  • поздняя юность. Период становления зрелого репертуара межличностных отношений в социальной и гражданской жизни. Лишь после этого наступает (или не наступает) личностная зрелость. Важнейший источник мотивации человека, считает Салливен, не инстинкты, а взаимодействие с людьми.
Помогите своему ребенку стать полноценной личностью! Обратитесь за советом психолога!

2. К.Роджерс не конструирует жесткий возрастной график развития личности. Его занимает другое: как оценки индивида со стороны окружающих, особенно в детстве, влияют на дистанцирование переживаний организма от переживания Я.

Если оценки окружающих всегда позитивны, то, считает К.Роджерс, в отношениях между организмом и Я не возникает дистанцирования или неконгруэнтности. Эти оценки на самом деле то позитивны, то негативны. Взрослые учат ребенка различать достойные (одобряемые) и недостойные (осуждаемые) чувства, мысли и действия. Негативные оценки исключаются из Я-концепции, даже если они организмически валидны: ребенок старается быть тем, что от него хотят, а не тем, что он есть. При этом он отрицает или вытесняет свои реальные чувства. Осознаваемые, а следовательно, ложные ценности вступают  в конфликт с бессознательными (истинными). Последние воспринимаются как некая  угроза и порождают тревогу. Следствием такого конфликта являются различные защитные стратегии. Например, это приписывание своей агрессивности окружающим. Возможность осознать свои отвергаемые чувства и ассимилировать их в структуру Я составляет основу предлагаемой автором модели клиент-центрической терапии.

3. Волнующая панорама личностного развития раскрывается по данным многочисленных научных исследований различных периодов жизни человека. В сжатом изложении она выглядит следующим образом.

1) Гаметогенез. Включает период созревания половых клеток и момент оплодотворения яйцеклетки, т. е. появление зиготы. Нарушения развития этого периода — гаметопатии, т. е. генетически обусловленные заболевания. Это хромосомные аномалии, ферментопатии, большей частью связанные с аутосомно-рецессивными аномальными генами, а также нарушения развития тканей и органов, обусловленные доминантными аномальными генами, контролирующими синтез структурных белков. Гаметопатии нередко являются причиной выкидышей, рождения нежизнеспособных детей и с наследственными заболеваниями, которые часто манифестируют в первые полгода жизни.

2) Перинатальный период. Длится с момента оплодотворения яйцеклетки до родов. Включает несколько стадий.

На стадии бластогенеза (первые 16 дней после оплодотворения) происходит закладка зародышевых листков: эктодермы, мезодермы и энтодермы. Из них в последующем развиваются соответствующие органы. Из эктодермы — мозг, кожа и придатки кожи, органы чувств, из мезодермы — опорно-двигательный аппарат, из энтодермы — внутренние органы. Нарушения развития этого периода — бластопатии. Это грубые уродства строения тела (сиамские близнецы, анэнцефалия, полимелия, расщепление позвоночника и др.), а также мозаичные формы хромосомной патологии.

На стадии эмбриогенеза (с 17-го по 70-й день беременности) развивается и активируется 95% органов тела ребенка. Развитие органов совершается по механизмам эмбриональной индукции — химической активации наследственных механизмов формообразования. Нарушения развития этого периода — эмбриопатии, т. е. уродства или пороки строения различных органов: пороки сердца, почек, глаз, внутреннего уха, синдактилии и т. д. Эмбрион в этот период становится чувствительным к различным внешним воздействиям: интоксикациям, лекарственным препаратам, гипоксии, механическим влияниям, психологическим стрессам матери. Закладка органов происходит строго по графику и в соответствии с неким общим планом. По характеру врожденной патологии можно с достаточной степенью точности установить время воздействия патогенного фактора. Так называемые малые аномалии развития или дисгенезии (дисплазии) также возникают в период эмбриогенеза.

Первая фаза фетальной стадии (с 71-го по 168-й день беременности) характеризуется увеличением массы тела плода, началом функционирования все большего числа органов, появлением первых признаков познавательной активности (ощущений). Во второй фазе фетальной стадии (последующие 12 недель беременности) происходит быстрое расширение моторных и сенсорных возможностей плода, начинает восприниматься информация из окружающей среды (ребенок, по-видимому, реагирует на голос матери), интенсивно развивается нервная система. В фетальной стадии появляется готовность к инфекционным заболеваниям (сифилис, цитомегалия, токсоплазмоз и др.), плод становится очень чувствительным к гипоксии. Нарушения развития в фетальной стадии — фетопатии, т. е. текущие или перенесенные инфекционные болезни.

Роды происходят обычно между 37 и 40 неделями беременности с момента последней менструации. Роды протекают в три стадии: схватки (наиболее длительный период), собственно роды (длятся обычно в пределах двух часов) и изгнание последа, когда плацента и пуповина исторгаются из матки. Роды для ребенка — стрессовое событие. Новорожденные (дети в первый месяц жизни после родов) приспосабливаются к новой для них окружающей среде и не зависимому от матери осуществлению дыхания, терморегуляции, пищеварения и кровообращения. Значительным образом меняется и жизнь родителей.

3) Младенчество. Длится первые два года после рождения. В течение первого года происходит интенсивное развитие психомоторных функций. Так, на 1-м месяце младенец поднимает подбородок, на 3-м — тянется за предметом, но еще промахивается, на 5-м — уверенно хватает рукой предметы, на 8-м — садится без посторонней помощи, на 9-м — стоит с поддержкой, на 12-м — ходит, держась одной рукой, на 13-м — ходит самостоятельно.

Ж.Пиаже (1954) различает несколько стадий сенсомоторного развития:

  • на первой стадии проявляются только врожденные рефлексы;
  • на второй стадии появляется взаимодействие между врожденными рефлексами. Например, младенец может сосать свой палец и сосание сопровождается движениями рук. Описаны, правда, случаи рождения уже сосущих палец детей;
  • на третьей стадии сенсомоторные схемы координируются для достижения внешних целей. Так, ребенок старается открыть крышку коробки, в которую на его глазах отец спрятал игрушку;
  • на четвертой стадии (в начале второго года) возникают новые сенсомоторные схемы. Например, в 15 месяцев ребенок может взять палку и достать игрушку из-под дивана, если перед тем он безуспешно пытался достать ее рукой. Ребенок действует методом проб и ошибок, манипулируя с находящимися в поле его зрения предметами;
  • на пятой стадии новые сенсомоторные схемы создаются путем мысленного исследования объекта. Другими словами, появляются первые признаки воображения, и от метода проб и ошибок в действиях с предметами ребенок переходит к мысленному экспериментированию. Например, он может догадаться пододвинуть к выключателю стул, чтобы включить свет.

В 18 месяцев ребенок ползает по ступеням, свободно ходит по наклонной плоскости, в 24 месяца умеет бегать, ходить задом наперед, может поднять предмет с пола и не упасть, в 36 месяцев ходит по качающейся поверхности, прыгает, приседает, скачет на одной ноге. Быстрыми темпами идет развитие речи. Так, в 1,5 года активный словарный запас слов достигает 50 слов, пассивный — в пять раз больше. Способность понимать значение слов не имеет прямой связи с речевой активностью: ребенок, который говорит мало, может понимать больше того, который произносит много слов и конструирует сложные фразы. В два года дети уже понимают вопросы, умеют говорить друг с другом и со взрослыми.

Главное достижение этого периода развития — установление первых отношений ребенка с заботящимися о нем взрослыми людьми, т. е. основы дальнейшего развития личности. Ключевая проблема младенчества — формирование привязанностей как ребенка к родителям, так и родителей к ребенку. Предполагают, что в развитии отношений доверия в первые полгода (по другим данным — во втором полугодии) жизни детей значительную роль играет врожденный механизм импринтинга, а в развитии родительских чувств — механизм бондинга, которые включаются сразу после рождения ребенка и функционируют несколько месяцев. В контексте первых отношений происходит эмоциональное развитие детей. Описано шесть ступеней последнего:

  • приспособление и интерес к миру;
  • влюбленность;
  • развитие интенциональной коммуникации;
  • появление устойчивого чувства Я;
  • развитие эмоционального воображения;
  • развитие эмоционального мышления.

В итоге успешного развития в младенчестве формируется прочная взаимная привязанность ребенка и родителей. Альтернативой последней является тревога и недоверие детей к внешнему миру, а со стороны родителей — жестокое отношение к детям. Пребывание детей в воспитательных учреждениях на первых годах жизни может повлечь серьезные психосоциальные проблемы: замкнутость, агрессивность, недисциплинированность.

Нередко у детей проявляется успокаивающее поведение: сосание соски, пальцев, теребление волос, почесывание кожи, увлеченная занятость играми с любимыми  предметами и игрушками, что не является, как считалось ранее, «дурными привычками». Привязанность к родителям играет исключительно важную роль в формировании самостоятельности и просоциального поведения, в частности эмпатии и сотрудничества. Так, к 24 месяцам почти все дети при содействии взрослых могли сотрудничать друг с другом, а начиная с 18 месяцев — сопереживать окружающим.

4) Раннее детство. Длится от 2 до 6 лет. Характеризуется быстрым развитием социальной компетентности, самоконтроля и Я-концепции, чему весьма способствуют игры детей и авторитетный стиль поведения родителей.

Parten (1923–1933) выделил пять уровней социального взаимодействия маленьких детей:

  • игра в одиночку;
  • игра-наблюдение (играющий ребенок лишь наблюдает за играми других детей);
  • параллельная игра (ребенок играет бок о бок с другими детьми и такими же игрушками, но не пытается взаимодействовать со своими соседями);
  • ассоциативная игра (дети делятся игрушками, но каждый из них играет самостоятельно);
  • совместная игра (дети заняты одной игрой по общим правилам).

Дети 2 лет предпочитают в основном игру-наблюдение и параллельную игру, 4–6 лет — ассоциативную и совместную, а 5–7 лет — коллективную: долго играют вместе, делятся игрушками, устанавливают правила, самостоятельно разрешают конфликты, помогают друг другу и обмениваются ролями. Дошкольники особенно охотно включаются в сюжетно-ролевые игры, которые требуют от участников истолкования и разделения фантазий друг друга, а также действий в воображаемой ситуации по особым правилам. Согласно Л.С.Выготскому, именно в таких играх дети учатся сотрудничеству, осваивают социальные навыки, развивают способность обдумывать свое поведение и управлять им.

Процесс социализации детей тесно связан также со стилем родительского поведения. Различают следующие стили родительского поведения (Бомринг, 1972, 1975; и др.). Авторитетный стиль характеризуют высокий уровень контроля и теплые отношения. Родители признают и поощряют растущую автономию своих детей, открыты для общения и обсуждения правил поведения, готовы в разумных пределах менять свои требования. Действуя в разумных границах стабильной среды, дети учатся самостоятельно формировать суждения, принимать решения, оценивать свои поступки. Как правило, они уверены в себе, хорошо и с желанием учатся, обладают позитивной самооценкой, развитым самоконтролем, разнообразными социальными навыками.

Авторитарный стиль характеризуют высокий уровень контроля и холодные отношения. Родители в основном отдают приказы, не поясняя их значения и никак не связывая с потребностями детей, закрыты для постоянного общения и эмоционального контакта, устанавливают жесткие требования и правила, не считаясь с возможностями детей и прибегая к излишне суровым наказаниям, допускают лишь малую степень независимости детей. Дети, как правило, замкнуты, боязливы и угрюмы, непритязательны и раздражительны. Мальчики могут стать агрессивными и неуправляемыми, девочки — пассивными и зависимыми. Либеральный стиль характеризуют низкий уровень контроля и теплые отношения. Избыток свободы сочетается с незначительным руководством со стороны родителей. Это то, что называется иногда безусловной или слепой родительской любовью, когда фактически детей балуют, потакают их прихотям, откупаются от них уступками и подарками, не принимая ответственности за их воспитание. Дети оказываются неспособными к самоконтролю, непослушны, агрессивны и импульсивны, им свойственны нарциссизм, неадекватный уровень притязаний и индивидуализм.

Они не готовы к сотрудничеству, самоограничениям, сопереживанию, не умеют считаться с интересами окружающих. Лишь в некоторых случаях и вопреки логике событий дети становятся активными, решительными и творческими людьми. Индифферентный стиль характеризуют низкий уровень контроля и холодные отношения. Родители безразличны   к детям и закрыты для общения. Если безразличие родителей сочетается с жестокостью, дети могут быть подвержены самым разрушительным импульсам и рано обнаруживают склонность к делинквентному поведению.

Общим итогом воспитания в благоприятной социальной среде являются просоциальное поведение и популярность детей среди сверстников. А.Ашер (1983) установил, что популярные дети обладают широким спектром позитивных социальных навыков, которые среди прочих включают:

  • готовность к групповым занятиям;
  • чувствительность к потребностям и действиям других детей;
  • отсутствие склонности навязывать свою волю другим детям;
  • готовность к совместной игре;
  • умение формировать и поддерживать дружеские отношения;
  • способность сопереживать и помогать другим;
  • умение поддерживать разговор, слушать, задавать вопросы;
  • склонность делиться интересной информацией;
  • откликаемость на предложения других детей;
  • умение разрешать конфликты;
  • склонность избегать агрессии или применения физической силы в конфликтных ситуациях.

Таким образом, уже в раннем детстве при определенных условиях социальной среды  у детей формируются и закрепляются разнообразные модели просоциального поведения (сочувствие, сотрудничество, готовность прийти на помощь, самоконтроль, миролюбие  и др.), т. е. бескорыстной заботы о благе других. Это свидетельствует о впечатляющих возможностях личностного роста детей и дезавуирует разного рода спекулятивные построения об этом возрастном периоде развития. Дети учатся, кроме того, контролю над своими страхами, поведению в ситуациях фрустрации, в их Я-концепции возрастает склонность характеризовать себя через социальные отношения.

5) Среднее детство. Длится от 6 до 12 лет. На протяжении этого возраста в здоровой социальной среде у детей развивается чувство собственного достоинства и самоуважения, чему в первую очередь способствует доброжелательное отношение со стороны окружающих. В действительности формированию самоуважения очень часто препятствуют все возрастающее число разводов родителей и жестокое обращение с детьми. Среднее детство несет с собой и прогресс в социальном познании: все более точные предположения о чувствах  и мыслях других людей, понимание социальных отношений и усвоение социальных предписаний. Развитие двух последних аспектов социального познания предполагает понимание детьми принципов социальной справедливости, а также способность уважать интересы других людей.

Мощным фактором нравственного развития являются отношения со сверстниками,  в особенности дружба. Селман установил четыре стадии развития отношений дружбы:

  • в возрасте до 6 лет дружба основывается на близости проживания или выгоде;
  • в возрасте от 7 до 9 лет важную роль в становлении дружбы приобретает знание  о чувствах другого человека;
  • в возрасте от 9 до 12 лет в фундамент дружбы начинают закладываться взаимные обязательства и оценки действий друг друга;
  • начиная с 12 лет дети все больше ценят в дружбе длительные стабильные отношения, основанные на обязательствах и взаимном доверии.

Благодаря дружбе дети усваивают многие важные социальные понятия и навыки, укрепляя тем самым самоуважение. Часто поверяют друг другу свои тайны и учатся хранить верность слову. На основе дружбы формируются и все возрастающее значение приобретают группы сверстников, обычно имеющих общие интересы, цели и нормы поведения. Особой популярностью в таких группах пользуются общительные, жизнерадостные, отзывчивые и склонные к участию в общих делах дети. Популярности могут способствовать также высокий интеллект, хорошая школьная успеваемость, успехи в спорте — в зависимости от приоритетов и ценностей группы. Индивидуальные особенности, отличающие детей от сверстников, часто снижают популярность: дети склонны устанавливать дружеские отношения по принципу сходства, а не различия. Отсюда возникают предубеждения к «чужим». Групповая конформность приобретает все большую важность, особенно на пороге отрочества.

6) Подростковый и юношеский возраст. В развитом обществе длится примерно с 12 до 20 лет, что связано со сложностью осваиваемых социальных ролей. Основная проблема данного возраста — интегрировать разнородную о себе информацию в целостную непротиворечивую личность. Главными источниками Я-идентичности являются влияние семьи, разнообразные референтные группы, значимые другие, а также средства массовой информации. Вопреки распространенному мнению о «разрыве поколений» роль родительской семьи продолжает оказывать мощное влияние на подростков и юношей, разумеется, при условии, что родители на это способны и пользуются авторитетом у молодых людей.

Дружба и отношения со сверстниками рассматриваются некоторыми исследователями как «дорога жизни» молодежи. Существует множество разнообразных молодежных групп, однако далеко не все из них отличаются позитивной направленностью активности и здоровыми межличностными отношениями. В асоциальные и антисоциальные группы чаще включаются подростки из неполных и неблагополучных семей. В такие группы могут попасть и подростки, которые руководствуются потребностью в аффилиации (любви), если они фрустрированы в этом плане, а также подростки, не умеющие контролировать свои эмоции и действия. Значимыми другими могут оказаться различные авторитетные лица. К сожалению, «кумирами» молодежи нередко оказываются не самые достойные люди. О влиянии средств массовой информации написано очень много нелестного, но, увы, справедливого. Далеко не всегда позитивную роль в формировании Я-идентичности играет и школа.

Процесс формирования идентичности или самоопределения, по Эриксону, долог  и сложен. Д.Марсиа (1980) выделяет четыре варианта формирования Эго-идентичности подростков и юношей: предрешенность, диффузия, мораторий и достижение идентичности. Каждый из вариантов определяется двумя факторами: прошел ли индивидуум через принятие собственных решений (кризис идентичности) и связал ли он себя твердыми обязательствами относительно системы ценностей и будущей профессии. Предрешенность — статус идентичности тех, кто принял обязательства, не принимая собственного решения (т. е. полагаясь на выбор родителей или учителей). Диффузия — статус идентичности тех, кто не принимает ни собственных решений, ни каких-либо обязательств; вопросы, связанные с профессией или этическими нормами, просто отклоняются, деятельность не направлена на что-то определенное и пробуется все подряд, исходя из потребности в немедленном удовольствии. Мораторий — статус идентичности тех, кто занят «поиском себя» в том, что касается профессии, религиозных, нравственных или политических ценностей.

Достижение идентичности — статус идентичности тех, кто самостоятельно выбрал профессию и определился относительно иных ценностей. Транскультуральные исследования, проведенные в ряде стран, показали, что статус идентичности оказывает глубокое влияние на социальные ожидания, Я-образ и реакции на стресс. Так, молодые люди в статусе моратория из-за нерешительности чаще других пребывают в тревоге. Юноши в статусе предрешенности свободны от тревоги, но склонны к меньшему самоуважению и более восприимчивы к советам других. Молодые люди в статусе диффузии могут стать асоциальными или антисоциальными личностями, наркоманами, алкоголиками, проститутками и др. Наиболее гармоничны отношения с родителями и окружающими у молодых людей, достигших статуса идентичности. Доля последних с возрастом растет, и к концу юности значительное число молодых людей связали или готовы связать себя конкретными обязательствами «любить и работать», что будет поддерживать их идентичность в период взрослости. Статуса идентичности достигают, однако, далеко не все молодые люди в силу влияния негативных социальных факторов.

7) Ранняя взрослость. Длится от 20 до 40 лет. Важнейшие задачи этого периода жизни — это консолидация своей идентичности в близких отношениях с другими людьми и трудовой деятельности. При этом развитие отношений близости является исключительно важным достижением ранней взрослости, иначе человек будет страдать от одиночества, подавленности и подозрительности. Главным событием этого возраста является достижение генеративности, когда люди стремятся увековечить себя путем внесения долговременного и значимого вклада в окружающий мир, т. е. созданием семьи и заботой о своем потомстве посредством продуктивности в своей профессиональной деятельности. Иначе говоря, на вопрос, кто есть Я, люди отвечают: я есть то, что я делаю в семье и на работе.

Согласно теории Стернберга, любовь имеет три составляющие:

  • интимность, или чувство близости с любимым человеком;
  • страсть, связанную с физическим влечением;
  • решение сохранять с близким человеком долговременные отношения.

Выбор брачного партнера пытаются объяснить различные теории. Психоанализ утверждает, что этот выбор связан с переносом сексуального влечения ребенка к родителю другого пола. Объект переноса должен чем-то напоминать мать или отца. Такое, действительно, случается, однако это далеко не самый частый вариант. Чаще выбирается партнер, очень не похожий ни на кого-то из родителей, ни на самого себя. Согласно теории комплиментарных потребностей Уинга, это происходит потому, что «противоположности притягиваются».

Другими словами, в отличие от детского возраста в ранней взрослости более привлекательными становятся индивидуальность, черты отличия, а не сходства. Сами по себе отличия не имеют самоценности, они не могут распространяться на базисные качества личности. В связи с этим    в своей инструментальной теории Сентерс утверждает, что человека влечет к другому, только если его потребности совпадают с собственными или их дополняют. Но далеко не всякий человек такого типа становится брачным партнером. Поэтому в теории «стимул-ценность-роль» Мурштейна утверждается: подбор супругов мотивирован стремлением каждого партнера сделать наилучшее из всех возможных приобретений. Возможность последнего некоторое время изучается, в частности на свиданиях.

Приблизительно 90% людей образуют в конце концов пары, которые в ходе совместной жизни приспосабливаются к различающимся потребностям в независимости и единстве, учатся распределять семейные обязанности и уважать индивидуальность друг друга, преодолевать конфликты. Потеря брачного партнера часто является причиной эмоционального потрясения, оправиться от которого и приспособиться жить в новой обстановке очень нелегко. В настоящее время институт семьи в западной культуре переживает кризис.

Все большее число людей выбирает одинокий образ жизни, увеличивается число разводов, семьи недолговечны и брачные партнеры меняются иногда по многу раз, многие предпочитают гражданский брак или, что точнее, сожительство, которое мало к чему обязывает и не основано на глубоких чувствах. Лишь 30% пар сохраняют брак, остальные пары распадаются. Таким образом, идентичность в плане семьи у все большего числа людей оказывается под угрозой. Жертвами кризиса института семьи являются в первую очередь дети, ответственность за их судьбу у родителей падает. Ценность семьи смещается на второй план, уступая место индивидуалистическим — свободе и независимости. Сказанное не относится к обществам восточной культуры. Например, в странах мусульманской культуры институт семьи сохраняет традиционные формы.

Трудовая деятельность представляется в виде профессионального цикла, с выбора профессии до выхода на пенсию, точнее, до окончания работы. Около половины работающих взрослых следуют этапам профессионального пути, которые выделили Супер (1957) и Хейвигхерст (1964). Супер выделяет следующие пять этапов:

  • этап роста (до 14 лет), когда дети в ролевых играх пытаются установить, какой род занятий им больше нравится;
  • этап исследования (до 24 лет), когда, основываясь на самоанализе (потребностей, интересов, возможностей, ценностей), прикидывают разные варианты профессиональной карьеры, что-то выбирают и начинают осваивать;
  • этап упрочения карьеры (до 44 лет), когда работник становится профессионалом;
  • этап сохранения достигнутого (до 64 лет);
  • этап спада профессиональной активности (после 65 лет). Сходными являются этапы профессионального пути у Хейвигхерста:
  • идентификация с работником, нередко с кем-то из родителей (до 10 лет);
  • формирование трудолюбия и базовых навыков труда (до 15 лет);
  • приобретение профессии (до 25 лет);
  • становление профессионала (до 40 лет);
  • работа на благо общества (до 70 лет);
  • воспоминания о работе (после 70 лет).

На выбор профессии влияют разные факторы.

1. Родительские установки. Так, дети, находящиеся в центре внимания семьи и потому зависимые от потребности в принадлежности к группе, обнаруживают склонность к профессиям, где они могут рассчитывать на уважение окружающих, помогая им, или же будут тяготеть к работе в области культуры, искусства, развлечений. Дети, испытавшие недостаток любви и уважения, чаще тянутся к науке, технике и другим профессиям, не ориентированным на интенсивное общение. Семья нередко служит моделью определенного образа жизни, источником формирования жизненных ценностей и убеждений, задает определенный уровень проявления индивидуальности и автономии, подкрепляя те или иные образцы профессиональной карьеры. Так, дочерей работающих матерей отличает более высокая мотивация достижений, стремление сделать карьеру. Сыновья могут выбирать область деятельности своих отцов, особенно если обнаруживают сходство характеров.

2. Согласно теории Я-концепции, выбор профессии в значительной степени связан со стремлением к самоактуализации и личностному росту. Так, человек, которого волнуют общественные проблемы, обладающий энергией и обаянием и ощущающий себя лидером, может выбрать политическую карьеру. Юристами, возможно, становятся люди, которых волнуют вопросы социальной справедливости, а врачами — милосердия и альтруизма.

3. Теория черт личности связывает выбор рода занятий с чертами личности. Холланд (1973) разработал систему подбора подходящей профессии на основе следующих шести черт личности: реалистичность, пытливость, твердое следование нормам и правилам, инициативность и артистичность. Например, человек с чертами 2 и 5 мог бы стать научным работников, с чертами 3 и 4 — медсестрой и т. д.

4. Существенное влияние на выбор профессии оказывают другие факторы: экономические, политические, культуральные. Так, в период экономического спада и безработицы люди вынуждены выбирать работу, которая дает средства к существованию, но при этом жертвуя своими интересами, способностями и самоуважением. На выбор профессии может повлиять «неформальная профессиональная подготовка» — усвоение негласных норм и ценностей той или иной профессии («работа не бей лежачего», «непыльная», «денежная», «престижная» и др.). Разделение людей «на расу рабов» и «расу господ» с самого начала определяет, где, чему и как человека будут учить с детства.

В современной России  в общественное сознание усиленно внедряется достаточно разрушительная идея о том, что «каждый должен попробовать себя в бизнесе», престижность и важность других профессий умаляются. Умение «зарабатывать деньги» в таких обстоятельствах ценится выше, чем профессионализм в том или ином виде деятельности, мотивация к овладению какой-либо профессией снижается. Многие люди не могут найти себя в той или иной профессии, из-за несогласия с корпоративными нормами поведения постоянно меняют работу, так  и не достигая ни в чем профессионализма. В целом сравнительно немногие люди бывают полностью удовлетворены своей работой, поскольку вынуждены «разрываться» между необходимостью зарабатывать и своими потребностями, потому что лишены возможности достойного выбора.

8) Средняя взрослость. Длится от 40 до 60–65 лет. Отношение к этому периоду жизни разное. «Все говорит о том, что средний возраст — это лучшее время жизни... Вы можете посвящать свое время бытию, а не становлению», — утверждает, к примеру, Jallagher (1963). Этот возраст представляется не столь уж безоблачным. Как заметил в свое время Лихтенберг, «мы вступаем в разные возрасты своей жизни, точно новорожденные, не имея за плечами никакого опыта». Реск (1968) полагает, что в средней взрослости появляется слишком много неведомых ранее проблем и задач. Автор выделяет семь специфических проблем или конфликтов развития взрослого человека, из них первые четыре особенно важны именно в среднем возрасте:

  • «Признание ценности мудрости против признания ценности физических сил» — переключение большей части своей энергии на умственную деятельность вместо физической, что связано с убыванием жизненных сил и здоровья.
  • «Уравновешивание социального и сексуального начал» — переопределение своих отношений с представителями обоих полов с сексуальности или конкуренции на общение и товарищеские отношения, что обусловлено социальным давлением (в частности, возрастной дискриминацией) и физиологическими изменениями.
  • «Эмоциональная (катексисная) гибкость против эмоционального обеднения» — необходимость перераспределения своих чувств в ситуациях, когда рушится семья, уходят друзья, теряют актуальность старые интересы и привязанности, т. е. теряется все то, что ранее было средоточием жизни.
  • «Умственная гибкость против умственной ригидности» — необходимость сохранить открытость новому опыту, свежим идеям, нестандартным решениям и подходам и избежать господства ментальных стереотипов.

Следующие три проблемы более актуальны в пожилом возрасте, однако с ними начинают сталкиваться и в среднем возрасте:

  • «Дифференциация эго против поглощенности ролями» — необходимость в сохранении самодостаточности в связи с радикальными изменениями жизненной ситуации: выходом на пенсию, потерей или сменой работы, уходом из семьи детей, старением и смертью родителей и др. Неспособность расстаться с прежними ролями может стать причиной того, что человек не сумеет совладать с отрицательными эмоциями.
  • «Трансценденция тела против поглощенности телом» — необходимость противодействовать чрезмерному сосредоточению внимания на все возрастающем недомогании, болях, недугах, которые практически неизбежны при старении.
  • «Трансценденция эго против поглощенности эго» — необходимость преодолеть сознание старости и надвигающейся смерти. Люди, решившие эту проблему, не должны бояться оставить этот мир, они способны «не погружаться в ночь эго». Эриксон считает, что «люди переступают печальную перспективу благодаря участию в молодом поколении, своем наследии, которое их переживет».

Значительная, если не преобладающая часть людей среднего возраста в действительности пребывает в ситуации хронического дисстресса в силу разных причин, в том числе  и психологических, причем роль последних едва ли является определяющей в этом возрастном периоде жизни индивидуума.

9) Поздняя взрослость. Длится начиная с 60 лет. Старение часто воспринимается через призму стереотипов, как позитивных, так и негативных. Примеры первых: «Старики зажиточны… старики — влиятельная политическая сила… старики мудры... старики хорошо и достаточно пожили, нам об этом можно только мечтать» и т. п. Примеры вторых (их, пожалуй, больше): «Старики больны и немощны... старики догматичны и консервативны... старики выживают из ума... старость — жалкое и унизительное состояние… старость — это нищета и прозябание... я не хочу доживать до старости, она ужасна» и др. Неоправданно высокая оценка молодости и дискриминация стариков получила название эйджизм.

Эта стадия жизни, как полагают, отличается от предыдущих тем, что уже не ведет к следующей стадии, мир «не расширяется, а сужается». Старость ассоциируется с одиночеством, болезнями, прекращением социальной активности и внутренней жизни, с приближением и страхом смерти. Старость пугает. Многие несчастные люди позднего возраста в свое время сделали многое сами для того, чтобы старость превратилась в бедствие. Жалкая старость на самом деле — не период деградации личности, а закономерная трагедия несостоявшихся людей в несостоятельном обществе. «Нормальные» старики в этом возрасте обращаются к духовным ценностям, создают глубокоосмысленные структуры бытия, в полной мере осознают свое человеческое достоинство, проникаются чувством исполненного долга перед будущими поколениями. Некоторые поражают ясностью ума, мудростью и даже способны к творчеству, не замыкаются на смерти, но отдают подчас самые важные распоряжения живущим, словно желая своим уходом оставить в мире разумное начало.

Немалую роль в судьбе стариков играют духовные и культурные традиции. История знает немало примеров, когда завоеватели в первую очередь уничтожали стариков, считая их наиболее опасными врагами. Старики на Востоке — почитаемые, авторитетные и дорогие люди, окруженные вниманием и заботой, а старость — вершина и украшение жизни. В постиндустриальном обществе, ориентированном на молодость, энергию и успех, старость и даже сама мысль о ней вызывают страх. Признаки старения стараются отрицать, скрывать, маскировать; в моде ювенилизм, в ходу косметика, пластическая хирургия    и средства омоложения. Боязнь старости — не проявление любви к жизни, а выражение страха смерти, признак того, что человек так и не осознал, ради чего и для кого он жил.

10) Умирание. Люди, заметил кто-то, появляются в жизни одним путем, а уходят из жизни разными. Нередки старики, которые спокойно и деловито относятся к смерти, тщательно к ней готовятся и с достоинством умирают, как бы заранее зная, когда истечет земной срок. Некоторые говорят, что предпочитают умереть «на ходу», где-нибудь в пути или за работой. Встречаются старики, которые ждут смерти как избавления от ставшей в тягость жизни, пытаются ускорить ее приближение и даже совершают суициды, испытывая отвращение к жизни. В последнем случае речь, видимо, идет о старческой депрессии.

Существует ряд исследований процесса умирания. Приведем здесь результаты одного из них. Kubber-Ross (1969) описала пять стадий умирания. На первой стадии преобладают страх смерти и отрицание ее возможности. На второй стадии умирающий испытывает гнев, он возмущен тем, что предстоит умереть и это несправедливо. На третьей стадии идет некий «торг» с жизнью, как будто она является виновной в смерти. Четвертую стадию характеризует депрессия и сознание собственной вины в смерти. На пятой стадии наступает смирение и принятие смерти. Вызывает сомнение, чтобы люди умирали в соответствии с упомянутой или какой-то иной схемой, ведь они слишком разные и в жизни, и в смерти. Можно утверждать, пожалуй, только одно: как человек живет, так он и умирает.