Психическая гипестезия

Психическая гипестезия — ослабление чувствительности вплоть до ее утраты, т. е. анестезии. Определение «психическая» указывает на то, что нарушение не связано с неврологической патологией, проводниковой или центральной, не связано оно и с повреждением рецепторов соответствующих органов чувств. Добавим к сказанному еще одно важное замечание. В настоящем фрагменте текста невозможно не коснуться темы патологии самовосприятия, т. е. утраты способности осознавать те или иные ощущения. Разграничить, где наблюдается нарушение самого процесса формирования ощущений, а где ощущения вполне сформированы, но не осознаются, достаточно сложно. 

Более того, оба вида нарушения вполне могут сочетаться один с другим, и здесь трудно формулировать какие-то конкретные суждения. Тем не менее укажем два признака, позволяющие, пусть и далеко не всегда, провести соответствующее разграничение. Во-первых, нарушения собственно ощущений могут быть выявлены объективными методами  исследования.  Например,  при утрате болевой чувствительности нанесение болевых раздражений не сопровождается появлением ощущения боли. Утрата осознавания чувства боли отличается тем, что ощущение боли, как выясняется при этом, в той или иной степени сохраняется. Во-вторых, нарушение ощущений часто не замечается пациентом и выявляется лишь при специальном обследовании.

В нашей клинике безошибочно диагностируют подобные состояния

Нередко такое расстройство и не тяготит пациентов. В случае расстройства самоосознавания пациент чаще всего сам заметит факт нарушения, может быть, обратит на это внимание врача. Кроме того, такое расстройство нередко сопровождается более или менее выраженной реакцией страдания. В приводимых далее клинических иллюстрациях гипи гиперестезии особенно часто фигурируют свидетельства пациентов, обнаруживающих симптомы нарушения самовосприятия.

Снижение интенсивности ощущений может возникать в разных анализаторах и проявляться в каждой из вышеупомянутых модальностей. В соответствии с этим мы и укажем симптомы расстройства.

Психическая гипалгезия и аналгезия — снижение и утрата болевой чувствительности. Реже пользуются термином индоленция. Выпадение болевой чувствительности, в том числе и стойкое, особенно часто выявляется в остром психотическом состоянии с симптомами помрачения сознания, кататонии, бреда и галлюцинаций. О том, что болевые ощущения у кататоников сохранены, свидетельствует живая реакция зрачков на боль — при нанесении болевого раздражения зрачки у пациентов расширяются. 

Данный симптом у кататоников впервые описал О.Бумке (1903). Такие пациенты нередко совершают акты членовредительства и суицида с обширными самоповреждениями различных, включая внутренние, органов, совершенно не осознавая при этом боли. Так, пациент по приказу «голосов» перерубил «как палки» обе свои ноги, совершенно не ощущая боли. Болевая чувствительность восстанавливается по мере улучшения психического состояния. Теряется осознание боли и у больных с тяжелой депрессией, в состоянии аффекта, при оглушении сознания, в гипнотическом трансе, в опьянении, во время медитации. Механизмы аналгезии при этом, скорее всего, неоднородны. Так, утрата чувства боли при оглушении сознания связана, возможно, с выключением высших инстанций личности, в частности самоосознавания, а также нарушением функции корковых структур боли.

Спутанность сознания с неизбежностью влечет и спутанность самоосознавания, как это хорошо видно при онейроиде, и, следовательно, влечет нарушение восприятия различных проявлений Я, включая аналгезию. При депрессии в большей степени, вероятно, страдает осознавание чувства боли. Болевая чувствительность снижается иногда в связи с деперсонализацией. Больные ощущают при этом собственную боль так, будто она принадлежит кому-то другому или воспринимается где-то далеко и тем самым как бы теряет свою остроту. Потеря поверхностной болевой чувствительности («быстрой боли») возникает у пациентов с прогрессивным параличом, скорее всего, в силу повреждения нервных клеток и проводящих боль нервных путей. 

Истерическая аналгезия объясняется избирательной направленностью внимания или, по терминологии психоанализа, с вытеснением чувства боли. Происходит это потому, что истерикам нарушение выгодно в том или ином отношении. Во всяком случае, большинство врачей, следуя за П.Жане и З.Фрейдом, все еще разделяет подобные обвинения больных. Во время сна болевая чувствительность чаще снижается — гипноаналгезия. Вероятно, это обусловлено «сонным торможением» нервных клеток. Описан и такой феномен, как аудиоаналгезия — снижение болевой чувствительности под влиянием громких звуков. Аудиоаналгезия является, видимо, следствием реципрокных интермодальных ощущений. При спинной сухотке встречается симптом Абади — отсутствие реакции боли в ответ на сжатие пяточного сухожилия. Аналогичные предположения могут быть выдвинуты и в отношении нижеследующих видов выпадения чувствительности.

Психическая анакузия и гипоакузия — утрата (ослабление) ощущений звука. Притупление остроты восприятия акустических стимулов. Особенно часто встречается при депрессии. Звуки кажутся пациентам ослабленными, неотчетливыми, плохо модулированными, доносящимися как бы издалека: «Уши как заложило, будто вата в них, я вроде недослышу, плохо разбираю, что мне говорят, иногда переспрашиваю». При истерии встречается функциональная глухота, обычно сочетающаяся с потерей способности говорить — сурдомутизм.

Психическая анопсия и гипоопсия — утрата (ослабление) светочувствительности. Депрессивные пациенты часто рассказывают, что яркое освещение им кажется тусклым, матовым, вечерним, все воспринимается как в дымке, через вуаль, пелену, завесу, как через окно в дождливый день или как если бы глаза были зашторены, покрыты пленкой. Нечетко воспринимаются контуры предметов, они видятся неясными, размытыми, лишенными четких очертаний, колеблющимися в неверном свете. Страдает при этом и цветоощущение. Цвета кажутся угасшими, блеклыми, пастельными, плохо различаются оттенки различных цветов. При истерии наблюдается функциональная амблиопия — мотивированная слепота. Характерным при этом является и симптом взгляда в глаза: пациент смотрит собеседнику прямо в глаза, даже если тот меняет свое местоположение.

Психическая агевзия и гипогевзия — утрата (притупление) вкусовых ощущений. Описывается в основном при депрессии. Пища кажется пациентам безвкусной, пресной, однообразной: «Будто траву жуешь или резину. Что бы ни есть, все кажется одинаково безвкусным. Если не глядеть, что на столе, то, кажется, и не различить, какая это пища... Не чувствую сладкого вкуса, пища кажется горькой». Агевзия может быть частичной, затрагивать лишь некоторые субмодальные вкусовые ощущения. Объективно вкусовая чувствительность может быть не нарушена.

Психическая аносмия и гипоносмия — утрата (притупление) обонятельных ощущений: «Не пойму, пахнет чем или нет... Не различаю запахов, как при насморке, их будто нет совсем... Не ощущаю запаха духов... Пища, кажется, не пахнет или пахнет как-то по-другому». Детальный расспрос может показать различные оттенки того, что пациенты называют потерей обоняния. При объективной проверке нарушения обоняния нередко не выявляется.

Психическая анафия и гипонафия — утрата (притупление) тактильных  ощущений:

«Кожа на щеке как онемела, щека будто деревянная, я трогаю ее, а она ничего почти не чувствует... Кожа под коленными чашечками будто обморожена. Дотрагиваюсь до нее, давлю, но этого не ощущаю... Губами ничего не ощущаю, они будто не мои, точно приклеены... Моюсь утром, а воду руками не чувствую, будто трусь сухими ладонями». Участки потери чувствительности имеют различную локализацию и конфигурацию, не совпадающую с анатомическими зонами иннервации. В Средние века в Европе участки кожной анестезии считались «метками дьявола», таких пациентов обычно ждали пытки и костер. Если считать такое расстройство истерическим, то трудно придумать, какой может быть здесь «вторичная выгода», будто бы свойственная пациентам. При истерическом сурдомутизме, добавим, одновременно выявляется тактильная гипестезия кожи ушных раковин и слуховых проходов.

Психическая апаллестезия и гипопаллестезия — утрата (ослабление) вибрационных ощущений. На это, по-видимому, указывают следующие сообщения пациентов: «Внутри все замерло, остановилось... Не ощущаю, как бьется сердце, нет, кажется, пульса... Внутри будто бы ничего нет, там пустота».

Психическая абатестезия и гипобатестезия — утрата (ослабление) кинестетических ощущений: «Ноги как ватные, я плохо ощущаю их... Руки онемели, как затекли, будто отлежал их... Движения легкие, незаметные, будто суставы смазаны... Все делаю с какой-то невероятной легкостью, без усилий, руки как на шарнирах болтаются». Иногда нарушается восприятие положения частей тела: «Закрою глаза и не могу понять, как лежат руки, согнуты или вытянуты ноги, сжаты кулаки или нет... Не чувствую, в какую сторону я повернула голову, сижу я или лежу».

Психическая абарестезия и гипобарестезия — утрата (ослабление) ощущений давления и веса: «Не чувствую тяжести ноши... Мне кажется, что я не могу, закрыв глаза, определить, полное ведро или пустое... Не могу сообразить, под силу мне этот груз или нет... Я кажусь себе невесомым... Я, кажется, такой легкий, прыгну сейчас и полечу... Тело мое, кажется, легкое, как пушинка. Боюсь, чихнет сейчас кто или дунет ветер, и меня понесет... Сдавливаю ногу или руку, но этого не ощущаю... Пережимают жгутом руку, а я и не чувствую давления».

Психическая астатестезия и гипостатестезия — утрата (ослабление) статического чувства: «Машина разгоняется, а ускорение я чувствую только спиной... Самолет попадает в яму, я чувствую только невесомость, а ощущения падения нет... Бывало, покрутишься, остановишься и все вертится в другую сторону. А теперь такого нет».

Психическая атерместезия и гипотерместезия — утрата (ослабление) температурной чувствительности: «Не чувствую, горячее или холодное... Обжег руку и этого даже не почувствовал... Не чувствую руками, холодный ли лед... Не ношу ни рукавиц, ни перчаток, руки не мерзнут... Зимой в мороз хожу без шапки и не мерзну... Не чувствую температуры. На градуснике под 40, а я совершенно этого не ощущаю».

К содержанию