Предыстория проблемы

Самые ранние представления о психическом здоровье возникли, по-видимому, около 4–5 тыс. лет назад. Естественно, они могли появиться лишь с осознанием факта психического расстройства. В медицинском трактате третьего императора Китая Хванг Ци (предположительно 2674 до н. э.) написано: «Человек, страдающий нездоровым возбуждением, сначала испытывает печаль, меньше ест и меньше спит; затем он ощущает себя весьма изящным и благородным, говоря и бранясь денно и нощно, распевая песни, ведя себя странно, видя странные вещи, слыша странные голоса, полагая, будто он может увидеть дьявола или бога». Поражает в этом описании то, что в нем представлена концепция единого эндогенного психоза, заново открытая в Европе около 35 веков спустя, а также то, что задолго до наступления эпохи античности (V век до н. э. — IV век н. э.) возникла идея о том, что здоровье есть отсутствие того, что считается болезнью. В то же предположительно время в Китае появляется первая в истории цивилизации естественная теория патологии — концепция инь и ян, негативной и позитивной сил в организме. Согласно данной теории, гармонизация этих сил суть здоровье, дисгармония — болезнь.

В датированном XVI веком до н. э. египетском папирусе Э.Смита (названном так в честь его первооткрывателя, но, увы, не автора) описывается головной мозг, он, как видно из текста, считается ответственным за ментальные функции. Папирус считается копией другого, составленного около 3000 лет до н. э., но это, скорее всего, исторические конфабуляции. Можно, пожалуй, допустить, что мысли, заключённые в этом папирусе, есть предвосхищение идеи Гризингера о том, что психическая болезнь есть болезнь головного мозга (1845), а патологией является то, что подтверждается фактом повреждения мозга.

В другом ветхом папирусе Эберса описываются более прозаические и вполне естественные для того времени вещи: заклинания и другие приёмы магии, применявшиеся для исцеления недугов, в том числе для избавления одержимых от злых духов. Болезнь в мистическом понимании суть одержимость здорового тела сверхъестественной силой, то есть нечто внешнее, чужеродное для человека. Это очевидный прототип экзогенной теории психозов. Человек по природе своей всегда здоров, если он не одержим. Столь архаичные определения, как «безумие», «помешательство», «душевнобольной», «сумасшествие», явно возникли в связи с теорией одержимости, они определённо выражают языческое отношение к психиатрическим пациентам. Экзорцизм, или изгнание из тела больного человека злого духа, возник задолго до средневековья, но он и поныне имеет немало своих сторонников.

Античная эпоха в первую очередь отмечена трудами Гиппократа (460–377 до н. э.), автора теории естественных причин происхождения болезни. Гиппократ был, по-видимому, первым европейским мыслителем-материалистом, утверждавшим, что болезни возникают вследствие дискразии — неправильного смешения телесных жидкостей организма (в этом можно усмотреть прообраз конституциональной и гуморальной теорий патогенеза болезней вообще и психических болезней в частности). «Тихое помешательство», по Гиппократу, возникает от слишком большой влажности мозга, а «буйное» — от его сухости. Гиппократ был первым, кто указал на диагностическое значение при меланхолии траурных сновидений. Легенда гласит также, что Гиппократ предполагал широкую распространённость психической анормальности и даже знал, насколько это может быть опасно. Так, после обследования психического состояния Демокрита он заявил, что философ обладает здоровым и ясным умом, но этого никак нельзя сказать о третировавших его согражданах.

В античной Греции с её уникальным культом красоты, гармонии и здоровья о психических отклонениях знали, по-видимому, очень много. Платон, например, описывает состояния гипнотического транса — «неистовства» — у дельфийской Пифии, в которых она пророчествовала; упоминает о «мании» — психогенных психозах с мистическими видениями, об «анойе» (безрассудстве) и «аматии» (бессмыслии), проистекающих от расстройства телесных функций. Аристотель указывает на такие признаки помешательства, как зрительные галлюцинации, болезненные страхи, патологическое людоедство, слабоумие, а также отмечает связь, существующую между сумасшествием и одарённостью и др. Цицерон (106–43 до н. э.) говорит, что здоровье есть правильное соотношение различных душевных состояний. По мнению эпикурейцев, «здоровье» есть полное довольство при условии удовлетворения всех потребностей. Здоровье, по-видимому, рассматривается греками как некий дар свыше, о чём свидетельствует их поклонение богине Гигее. Иными словами, по проблемам болезни и здоровья уже в античное время и в Древнем Риме явно наметились две концепции, сторонники которых позднее обозначатся как «психики» (а позднее — психоаналитики, сторонники психогенеза болезней) и «соматики», защищающие материалистическую идею их происхождения: «в здоровом теле — здоровый дух».

Вершина достижений средневековой психиатрической мысли — «Молот ведьм» (1486), руководство для охотников на ведьм. Первая осмысленная реакция на демономанию — книга И.Вейера (1515–1558) под названием «Хитрость демонов» (1563). Автор доказывает в ней, что жертвы святой инквизиции есть люди, «больные душой и телом». Следом за ним Р.Скотт (1538–1599) в своей книге в защиту обвиняемых в колдовстве «Открытие колдовства» (1584) пишет следующее: «Эти женщины суть не что иное, как несчастные больные, страдающие от меланхолии, и их слова и поступки, рассуждения и жесты показывают, что болезнь поразила их мозг и повредила их способность к суждению». В эпоху Ренессанса (XIV–XVI вв.) окончательно возрождается и становится главенствующей идея о естественных причинах развития болезней.

Понятие «болезнь» с последующим развитием соматической медицины постепенно наполняется конкретным содержанием и приобретает форму органоцентризма, затем теории нервизма, а потом и психосоматической концепции. Символом психического здоровья с начала XVIII в. становится неповреждённый мозг. «Здоровье» остаётся между тем на прежнем уровне понимания: оно есть отсутствие болезни, любого отклонения вообще, то есть некая абстрактная норма, что-то наподобие идеального газа. При такой его трактовке здоровых людей не существует по определению. Целенаправленная разработка понятия и критериев здоровья, а также психического здоровья началась лишь в XX столетии.

К содержанию