Патология религиозного мышления

В первую очередь здесь имеется в виду болезненное обращение в религиозную веру либо утрата такой веры в силу психического расстройства. Иногда религиозное верование принимает у больных необычные формы. Например, это бредовые идеи самоидентификации с богом, пророком, сатаной или нечистой силой. Случаи болезненного обращения в веру особенно часто бывают связаны с появлением мистических галлюцинаций. Например, пациент слышит «голос с небес» или чувствует, как «бог подсказывает ему, как себя вести».

Утрата религиозной веры, как иногда удаётся выяснить, может быть связана с нарушением самовосприятия, в частности с болезненным бесчувствием, когда теряется способность осознавать эмоции, выражающие религиозное чувство. Некоторые исследователи считают утрату веры характерным признаком депрессии. Нередко утрата веры наступает в силу эмоционального оскудения. В отдельных случаях она является объектом бредовой интерпретации. Так, больная с тревогой говорит об «ослаблении веры», к которой она несколько лет назад пришла после появления «внутреннего голоса». Она думает теперь, что стала меньше верить под «влиянием сатаны». Те многочисленные случаи, когда депрессивные пациенты приходят в церковь или уходят в секту в поисках психологической помощи, едва ли могут рассматриваться как проявление патологии религиозного мышления. Точно так же поступают и многие здоровые индивиды в трудных жизненных ситуациях.

При патологиях мышления у кого-то из близких Вы можете записаться на консультацию в нашей клинике онлайн или позвонить нам

Встречаются пациенты, вера которых принимает характер фанатизма, причём в некоторых случаях этот фанатизм становится весьма экспансивным. Поведение таких фанатиков и образ их мышления становятся явно неадекватными. Так, образованная женщина, став верующей, пришла к убеждению в том, что наука, если она в чём-то противоречит священным текстам, отступает от истины. Она в штыки воспринимает мысль о том, что психиатрия располагает ныне некоторыми достоверными сведениями о природе психического расстройства. Ей кажется абсурдным утверждение о том, что можно лечить болезни души. Душа, по её мнению, не имеет никакого отношения к психике. Психика, по её словам, заключена «в голове, связана с мозгом», душа же помещается в области сердца. Она отказывается от приёма лекарств, хотя длительное время страдает бессонницей, не хочет и слышать даже об амбулаторном лечении, поскольку считает себя принципиальным противником научной медицины. Ещё одна больная категорически отказывается от обследования в связи с подозрением на рак желудка: «На всё воля Божья, это мой путь страданий, я не вправе что-то менять в своей жизни». Третья больная рассказывает такую историю.

Её муж «после оцерковления» стал проявлять признаки «одержимости». Это выражалось, в частности, в том, что он «чуть ли не насильно тащил всех близких нам людей в церковь». Особенно сильное давление с его стороны испытывала сама больная. «Под его давлением и я приобщилась к вере, но получилось это не так, как хотелось бы сделать мне самой, по моему собственному выбору». Муж запретил ей работать в фирме, хотя работа там была основным источником семейного бюджета. «Он говорил, что мне лучше мыть полы, чем работать на богачей. Запретил мне писать стихи, сочинять музыку. Он считает, что надо заниматься общественно полезным делом, а не искушать себя соблазнами. Раньше я учила английский язык, мне хотелось читать в подлиннике любимых мною поэтов. В то время я забеременела. Муж стал возмущаться. Как так, говорил он, ты вынашиваешь моего ребёнка и учишь вражеский язык. Он думал, что мои занятия языком дурно повлияют на развитие плода, а потом и на психологию ребёнка. Когда я стала ему говорить, что плохо себя чувствую, он отвечал, что всё это придурь, она идёт от того, что я сама себе внушаю болезнь, а думать надо только о хорошем. Он запрещал мне принимать назначенные врачом лекарства, считал, что лучший способ исцеления — это молитвы и посещение храма. Теперь он настаивает на рождении второго ребёнка, не слушает ни меня, ни врачей, которые советуют пока этого не делать. Он вообще не верит в медицину. Кроме того, он категорически отвергает всё, что не согласуется с традициями русской культуры и нормами православия».

Встречаются столь же нетерпимые к реальности служители культа. Некоторые пациенты рассказывают, что их обращение за помощью к психиатрам иногда встречает в церкви неодобрительное отношение. Сами служители культа, сталкиваясь с проблемами психического здоровья в своей личной жизни, ведут себя не совсем правильно. Так, священник, жена которого перенесла острый психоз после родов, игнорировал предупреждение врачей воздержаться от повторения беременности. Вторые роды спустя три года стали причиной рецидива болезни, протекавшего в более тяжёлой форме.

Искусственное насаждение религиозной веры и тем более поощрение религиозной нетерпимости грозят, помимо всего прочего, ещё и тем, что атеистам станет небезопасно признаваться в том, что они не принимают веру и делают это вполне осознанно.

У верующих людей встречается иногда феномен расщепления религиозного сознания. Он состоит в том, что в одном сознании сосуществуют в принципе несовместимые религиозные идеи. Например, индивид является ревностным христианином и одновременно принимает идеи языческого культа. Так, он регулярно посещает храм, молится, постится, но в то же время обращается к целителям, чтобы «снять порчу», «исправить ауру» и вдобавок к этому верит астрологическим прогнозам. Не всегда, разумеется, это признак душевного расстройства. Чаще всего, вероятно, это бывает связано с обычной непоследовательностью мышления, когда мысли не продумываются до логического конца. Но в тех случаях, когда упомянутое расщепление свойственно не новичку или дилетанту, а индивиду, осознанно, глубоко и искренне верующему, могут возникать подозрения в том, что он нуждается в обследовании.

Примером нарушения религиозного мышления могут быть, полагаем, сатанинские культы. В основном, по-видимому, такие культы есть протест части верующих людей против официальных культов и общественного устройства в целом. Тем не менее основатели таких культов являются, вероятно, пациентами с негативистическим бредом, подобно тому, как в своё время, по свидетельству В.П.Осипова, наблюдались больные с «каэровским синдромом» («контрреволюционным бредом»).

К содержанию