Отвращение. Стыд. Чувство вины. Раскаяние. Жалость. Разочарование

Отвращение — стойкое чувство раздражения, брезгливости, гадливости. Возникает, когда, превозмогая себя и утратив интерес, индивид вынужден чем-то долго заниматься или с кем-то общаться. Называется также психическим пресыщением — по аналогии с пресыщением какой-то пищей, вызывающей отвращение и многие годы спустя. Сверхзаботливые матери, принуждая ребенка что-то постоянно есть, часто вызывают у него анорексию в отношении разных видов пищи. Нечто подобное иногда делают учителя: не желая, не умея стимулировать интерес учащегося к предмету, они навязывают его заучивание до полного отвращения; некоторые выпускники школ признаются, что «терпеть не могут математику» или их «тошнит» от классической литературы. Отвращение сопровождается вагоинсулярной гиперактивацией, отчего появляются тошнота, рвота, замедление пульса, обмороки и другие вегетативные симптомы. Отвращение и враждебность к человеку, совершившему нечто недостойное, определяется как презрение.

Стыд — опасение или страх опозориться, осрамиться, это — «Боязнь дурной славы» (Аристотель). Из опасений, что окружающие узнают о его дурном поступке, стыдящийся избегает контактов, а если думает, что люди догадываются или знают о его неприличных делах и намерениях, то смущается и краснеет, чем уже на самом деле привлекает к себе внимание. Сам стыдящийся внутренне не осуждает свои предосудительные действия или желания и при случае, когда никого вокруг нет, он осуществляет их без зазрения совести. Он только боится, как бы про это никто не узнал. Стыдливость, конфузливость свойственны обычно сенситивным натурам, особенно если они чувствуют, что в них что-то не так, как должно.

Заболевания, связанные с расстройствами эмоций, называются аффективными. К ним относятся  депрессия,мания и некоторые другие болезни

Чувство вины — самоосуждение индивида за отступления от принятой им нормы нравственного поведения, а также за нарушение нормы права, если он считает ее справедливой. Иными словами, чувство вины — это стыд перед самим собой, угрызение совести. З.Фрейд называет чувство вины тревогой совести, а Г.Мандлер (1975) отождествляет чувство вины и тревогу. Некоторые психологи принимают чувство вины за страх наказания. Е.П.Ильин полагает, что чувство вины само по себе является суровым наказанием, так как причиняет индивиду страдание и тем самым снижает тревогу и вероятность психического расстройства. Мучения совести, если индивид замыкается на них, а не пытается изжить или преодолеть, — само по себе достаточно серьезное расстройство, поскольку влечет снижение самооценки, депрессию, суицидные тенденции, сенситивные идеи отношения; иногда чувство вины перерабатывается в ненависть к пострадавшему, в агрессию к нему и самооправдание. Неслучайно говорят,  что больше всего мы ненавидим тех, кому самипричинили зло.

Аффективные расстройства лучше всего поддаются комплексному лечению в психиатрической клинике

Чтобы невзлюбить пострадавшего, надо найти в нем что-то дурное, порочное или поверить таким слухам. Нормальная совесть не должна вести к самобичеванию  и патологической переработке чувства вины, она просто не позволяет человеку идти против ее требований; нормальный человек всегда чутко прислушивается к «голосу Сократа» — своей совести. Чтобы преодолеть муки совести, индивиду самому или с помощью психолога необходимо разобраться в себе, в том, что заставило его преступить границу дозволенного. Наверняка выявятся проблемы, с которыми индивиду придется упорно работать. Следующий шаг — набраться смелости и повиниться перед теми, кто пострадал.

Великодушные люди могут понять и простить. Но даже если этого не случится, все-таки будет сделан важный шаг, и совесть оценит это по достоинству. Может быть, есть смысл  и в том, чтобы, улучив момент, помочь в чем-то важном пострадавшим; не так уж важно, узнают они об этом или нет, лучше — если нет, чтобы не упрекать себя в том, что доброе дело совершено по сделке со своей совестью. Совесть человека с чувством вины требует покаяния, что сделал, например, Р.Раскольников у Ф.М.Достоевского. Так делают иногда даже закоренелые преступники, над кем «не померк еще образ божий». Они каются даже на эшафоте. При этом они не только сами обвиняют себя, но подвергают себя осуждению многих людей. А это уже столь суровое наказание, с каким сравнить можно немногое. И, наконец, преодолеть чувство вины можно тем, что искать, находить в себе лучшие качества и воплощать их в соответствующих бескорыстных делах. Верующим может помочь раскаяние перед Всевышним, если они свято чтут его.

Раскаяние — искреннее и бескорыстное признание своей вины. Пусть за этим последует наказание, но в нем будет участвовать и сам виновный. Он почувствует тем самым, что приобщился к справедливости, и примет наказание с достоинством и возвышающей его гордостью за себя — может быть, впервые он почувствует себя человеком, а не отребьем общества. К тому же он хочет остаться в памяти людей не как уголовник, а человек, не утративший совести. За это люди готовы простить многое: повинную голову и меч не сечет. У депрессивных пациентов раскаяние превращается иногда в серьезное самонаказание. Так, пациент признался жене, что лет 20 назад он встречался с женщиной. Жена, совершенно не понимая, что происходит с мужем, быстро привела дело к разводу, фактически бросив больного человека.

Жалость — показное сострадание, цель которого — почувствовать себя растроганным своей добротой. Это форма самолюбования, когда реальная помощь подменяется дешевой филантропией, так называемой благотворительностью. Так, актриса Голливуда выставляет на аукцион платье, в котором ей вручали премию «Оскар». Вырученные деньги, объявила эта дама, она намерена направить в помощь голодающим в Африке. Императрица Англии в апреле каждого года раздает деньги бедным, а нувориши России недавно раскошелились так, что пожаловали 200 тыс. долларов на развитие образования в стране.

И это при том что в 2006 г. таких добрых людей оказалось 800 тысяч. Именно поэтому уважающими себя людьми жалость воспринимается как унижение. Нередко встречается жалость к себе, обычно она проявляется в потоке слез. Такая жалость идет от обиды на других людей, «бездушных, черствых, не умеющих ценить добро, которое я им делала». Жалость не имеет под собой подлинной нравственности и душевного благородства, это всего лишь проявление «любви» к себе. Таких людей мало кто уважает, ценит, они отталкивают от себя неискренностью и фальшью.

«Тот, кто любит одного себя, соперников обычно не имеет», — заметил, кажется, Сенека. Жалостливых достаточно много, им всем очень хочется нравиться себе, потому что больше нечем. Мелкие мошенники ловко используют и принимают такую жалость с не менее деланной благодарностью, умиляя сердца своих благодетелей. Жалость типична для истерических натур и вообще для всех самовлюбленных эгоистов. Другое дело — милостыня на папертях церкви. Многие верующие, совсем не богатые, жертвуют нищим и бездомным от чистого сердца. Их милостыня — немалая часть весьма скромного семейного бюджета, в ней нет и намека на нарциссизм английской королевы.

Разочарование — чувство подавленности, связанное с дискредитацией ценностей, утратой веры в себя или превращением ожиданий чего-то очень важного в тающий в небе мираж. Переживается как душевное опустошение с угнетенностью и ощущением глубокого кризиса ценностей, потерей опоры существования. Разочарование чем-то не очень важным переживается относительно легко. Когда же подрываются сами устои жизни, разочарование может повлечь развитие депрессии. В свою очередь многие депрессивные пациенты страдают от того, что рухнула основа их существования и померк смысл всей жизни. Острота чувства разочарования в значительной степени зависит от личностных качеств человека; некоторые люди просто не понимают, о чем идет речь либо не придают этому чувству серьезного значения.