Описания внешних проявлений эмоций

Приведём описание внешних проявлений некоторых переживаний, особенно эмоций и чувств.

1. Смущение (замешательство):

  • голова поворачивается в сторону от наблюдателя;
  • взгляд направлен вниз, он смещается при этом вбок;
  • улыбка сжатыми губами — «сдержанная улыбка»;
  • дотрагивание рукой до лица.

2. Радость:

  • брови и лоб спокойны;
  • нижние веки и щёки приподняты, прищур глаз, под нижними веками морщинки;
  • «гусиные лапки» — лёгкие морщинки, лучами расходящиеся от внутренних углов глаз;
  • рот закрыт, уголки губ оттянуты в стороны и приподняты.

Выражения радости видны уже у младенцев. На мать они реагируют улыбкой, в которой участвуют большая скуловая мышца и круговая мышца глаза, — улыбка Дагена.   В улыбке незнакомому человеку активизируется только большая скуловая мышца. Вообще говоря, улыбок разного типа достаточно много. И.Е.Репин представил такие виды смеха: тонкая улыбка, вульгарная улыбка, простодушный смех, развесёлый смех, зубоскальный смех, здоровый смех (толстяка), дюжий смех (готовый вылиться в дюжую потасовку), глупый смех (дегенерата с малой головой и оттопыренными ушами), простоватый смех (недалёкого, дебелого субъекта), добродушный смех, саркастическая улыбка, тонко-ироничная улыбка, ехидная улыбка (у человека «себе на уме»), улыбка разини (всего 14).

Научитесь распознавать эмоции других людей по их проявлениям. Обратитесь к социальному психологу.

Л.Н.Толстой, как известно, описал 97 оттенков улыбки, выражающих не только радость, но и другие чувства (он знал и о существовании 85 разных выражений глаз). На высоте проявления радость достигает степени ликования, при этом возникает двигательное и речевое оживление, иногда с речевыми итерациями радости. Как, к примеру, у А.С.Пушкина, который, чрезвычайно обрадованный творческой удачей, вдруг быстро заходил взад-вперёд, то и дело приговаривая: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!».

3. Внимание к чему-то внезапному, неожиданному:

  • горизонтальные складки во всю ширину лба;
  • поднятие бровей;
  • поднятие век — «делать большие глаза».

4. Умственное напряжение:

  • две вертикальные складки на переносье. Пифагор, зная об этом по своему опыту, говорил: «Не советуйся с теми, у кого лоб гладок — они не думают»;
  • брови нависают над глазами;
  • брови из дугообразных делаются горизонтальными.

5. Напряжение воли (по Дарвину):

  • плотное сжатие губ;
  • напряжение мышц тела, отсюда живость движений.

6. Печаль:

  • брови вытягиваются в прямую линию, внутренние их углы приподняты, наружные опущены;
  • на средней трети лба образуется несколько поперечных морщин;
  • на переносье появляется несколько вертикальных складок (признак сосредоточенности на проблемах);
  • глаза слегка сужены, делаются тусклыми («потухший взор»);
  • уголки рта опущены;
  • темп движений и речи замедлен (признак «слабоволия»).

7. Злоба:

  • брови вытянуты в горизонтальную линию, внутренние их углы опущены, наружные — в противоположность печали, приподняты — лицо Мефистофоля;
  • на переносье образуются поперечные складки.

8. Страх:

  • поперечные морщины на лбу, в центре лба они глубже, чем по краям;
  • широкие глаза («смотреть во все глаза», чтобы ничего не упустить);
  • поднятие век так, что между верхним веком и радужкой обнажается белок глаз;
  • брови поднимаются, делаются дугообразными и сводятся к переносице (выражение беспомощности);
  • рот открыт («отпала челюсть»);
  • углы рта резко оттянуты (выражение задержанного крика о помощи);
  • поперечные морщины передней области шеи (рудимент съёживания — «свернулся бы в клубок»);
  • застывание на месте или беспорядочное метание (паралич воли или движения бегства);
  • сухость во рту, бледность лица (первое — признак, который учитывали древние детекторы лжи; второй издавна был известен полководцам — А.Македонский, по преданию, не брал в своё войско людей, которые бледнели в моменты опасности). Боулби добавляет к внешним признакам страха настороженный и напряжённый взгляд, направленный в сторону источника угрозы, а также дрожь в ногах, руках и теле.

Внешние проявления страха близки к таковым удивления, это подтверждает родственный характер страха и удивления. Отличие их, полагают, состоит в том, что страх ориентирован на последствия угрожающей ситуации, а удивление — на её причины. В проявлениях недоумения и растерянности часто добавляется такой характерный жест, как разведение рук в стороны — знак невозможности действовать или что-то понять.

9. Гнев или «приступ к драке» (Дарвин):

  • голова откинута и расположена вполоборота к объекту гнева;
  • глазные щели сужены, угловаты или, напротив, появляется экзофтальм;
  • брови опущены, они принимают горизонтальное положение и сведены к переносью так, что между бровями появляются вертикальные складки;
  • неотрывный взгляд на объект гнева (Л.Н.Толстой);
  • шумное дыхание;
  • сжатые кулаки;
  • обнажение клыков;
  • гиперемия склер («глаза налиты кровью»);
  • зубы стиснуты, скрежет зубов, губы плотно сжаты.

Гнев — один из элементов триады враждебности, включающей также отвращение  и презрение. Этот аффект намного чаще других трансформируется в патологический.

10. Подозрительность:

  • неподвижный взор, устремлённый на объект подозрения;
  • взгляд искоса (выражение желания дистанцироваться от объекта угрозы);
  • слабое смыкание губ (выражение неуверенности);
  • тело ориентировано от объекта угрозы (выражение желания уйти, отдалиться от опасности);
  • признаки злобы.

И.А.Сикорский указывает на вполне реалистическое художественное изображение подозрительности — портрет баварского короля Людвига XI, страдавшего паранойей. Король покончил с собой — он утопился, утопив заодно, как это бывает в случаях расширенного самоубийства, и профессора В.А.Гуддена (описавшего глазной синдром с его именем при алкогольной энцефалопатии и тяжёлом алкогольном делирии: миоз, анизокорию, отсутствие и ослабление фотореакции, нарушение конвергенции). Художники-реалисты вообще много внимания уделяют изображению актов экспрессии, проникая тем самым во внутренний мир прототипов персонажей картин, в отличие от художников формалистического направления в искусстве. На картинах последних не всегда можно определить даже пол или возраст персонажа, не говоря уже о его психологии.

11. Зависть (из описания Овидия):

  • медленная поступь;
  • бледное лицо;
  • косой взгляд (скрытый от объекта зависти, отчего последнюю М.Ю.Лермонтов называет тайным чувством);
  • отсутствие улыбки за исключением тех случаев, когда завистник видит страдания других людей.

В зависти сочетаются элементы враждебности и печали. Уже в Библии говорится о телесных расстройствах, которые зависть вызывает. У.Шекспир называет ей зеленоокой, возможно потому, что зависть может повлечь и нарушения пигментного обмена;

12. Сомнение (по картине А.А.Иванова «Явление Христа народу», изображение группы из шести сомневающихся в появлении Христа людей):

  • слабое напряжение мышц тела и круговой мышцы рта;
  • опущенная голова;
  • опущенный взор;
  • руки прижаты к телу, они сложены, засунуты в рукава (выражение отсутствия побуждений к действию);
  • приподнятые плечи (это как бы знак вопроса: чему тут удивляться).

13. Негодование:

  • брови опущены и расположены горизонтально (знак напряжения мысли, чего нет при гневе, когда индивиду размышлять вроде бы не о чём);
  • руки воздеты и обращены ладонями кверху («весы справедливости», высшим арбитром правосудия принимается при этом только сам создатель мира);
  • на лице выражение бесстрастия (во всяком случае, нет признаков злобы, гнева). Негодование, как это подтверждается его внешними проявлениями, — это  благородный, праведный гнев, он безличен и распространяется лишь на действия, но не на человека, его вызывают не личное оскорбление или угроза своему благополучию, а причины, порождающие несправедливость.

14. Стыд:

  • прячется лицо, оно закрывается руками, отводится в сторону, опускается вниз, как это бывает в чьём-то присутствии, пусть и в воображаемом;
  • взор обращён в сторону, опущен вниз или беспокойно двигается (признак, указывающий, что стыдящемуся не хочется встретиться взглядом с теми, кому он причинил неприятность, — Ч.Дарвин);- веки прикрывают глаза, глаза иногда бывают закрыты (тут проявляется что-то детское: не вижу, значит, этого нет);
  • умолкание речи (признак понимания того, что оправдания неуместны, они могут лишь усилить гнев или негодование потерпевшего. В Библии так прямо и  сказано: «Чтобы впредь нельзя было тебе рта раскрыть от стыда»);
  • действия украдкой, они тихие, бесшумные, по возможности незаметные (указание на то, что стыдящийся старается остаться незамеченным, он ведёт себя как бы по-воровски. Это вполне соответствует точности библейского наблюдения: «Крадутся люди стыдящиеся»);
  • тело сжимается, съёживается в подобие комка (чтобы не увидели, не заметили и не устыдили);
  • поверхностное дыхание с глубокими вздохами (как бы рудиментами плача);
  • внезапные остановки дыхания (вероятно, связанные с воспоминаниями о содеянном и приливами предчувствия чего-то ужасно страшного);
  • заикание (в данном случае как признак волнения или свидетельство робости характера);
  • краска стыда. Есть выражение «покрыться стыдом, бесчестьем», оно явно указывает на этот признак стыда, оставляющий, к счастью, надежду на исправление виновника. Ч.Дарвин считал «стыдливый румянец» самым человеческим из всех проявлений эмоций.

15. Самоуверенность:

  • отсутствие жестов у лица (прикрывания рта, почёсывания носа, головы и т. п., что говорит: «Я ничего не скрываю, я уверен, что прав»);
  • гордая, прямая поза (тем самым как бы говорится: «Уж я-то точно знаю, что делаю и говорю»);
  • пальцы рук соединены, иногда куполом — «моё мнение о себе выше мелочных подозрений». Чем выше расположены руки, тем большее превосходство над другими ощущает индивид. Начальник может подчёркивать его тем, что смотрит на подчинённого сквозь соединённые пальцы своих рук);
  • руки могут быть соединены за спиной (это как бы подчёркивает готовность повелевать не физической силой, а правом на своей стороне);
  • высоко поднятый подбородок («взгляд свысока»). Два последних признака образуют авторитарную позу, которую часто можно видеть у высокого начальства, сержантов перед новобранцами, начинающего преподавателя перед студентами, у других пациентов с чрезмерным самомнением и т. п.;
  • неторопливые движения, скупые жесты и движения головой и глазами. Это создаёт впечатление их многозначительности, а также убеждённости в своей непогрешимости и силе власти;
  • выбор места расположения где-нибудь на возвышении, как бы на троне или на пьедестале;
  • расположение ног на предметах (столе, спинке стула), а также поза, небрежно облокотившись на что-нибудь (она говорит: «Тут моя территория, тут я хозяин положения»).

16. Скука:

  • глаза полуприкрыты («не глядел бы на всё это, так надоело»);
  • голова лежит на ладони («эх, подушку бы, так хочется уснуть»);
  • машинальное рисование на бумаге («это куда интереснее, чем то, что я сейчас слышу и вижу»);
  • пустой, ничего не выражающий и ни к чему не прикованный взгляд, «дневной сон» («тут и смотреть не на что, я это видел тысячи раз» или «я смотрю, но ничего не хочу видеть и слышать»).

17. Расположение к кому-либо:

  • наклон головы, тела в сторону собеседника («мне интересно, я не хочу лишиться вашего внимания»)
  • рука на груди или «на сердце» (жест честности и открытости). Жест римского легионера — одна рука «на сердце», другая протянута по направлению к партнёру. Считается, что это мужской жест;
  • взгляд в глаза («мне приятно вас видеть»);
  • покачивание головой в знак согласия с тем, что говорят («говорите, говорите ещё, я готов вас слушать сколько угодно»);
  • прикосновение к партнёру — «тактильный контакт» (жест, выражающий доверие, симпатию, теплоту отношения);
  • приближение к партнёру до пределов интимной зоны или даже ближе (указывает на особый характер отношения к нему и одновременно показывает другим людям, что «место занято, третий тут лишний»);
  • закрытая позиция партнёров: они смотрят один другому в глаза, их ступни расположены параллельно.

18. Ухаживание (у женщин):

  • приглаживание, оправление одежды, волос («я ещё хоть куда, вы только посмотрите»);
  • взгляды на себя в зеркало («ну как это может быть, чтобы я кому-то не понравилась, от меня глаз не отведёшь»);
  • покачивание бёдрами («нет, вы только посмотрите на меня, где вы такое ещё видели»);
  • медленное скрещивание и выпрямление ног (знак, вероятно, напоминающий объятие);
  • поглаживание себя по икрам, коленям, бёдрам («смотрите же, любуйтесь, тут есть на что поглядеть» или «я совсем не прочь, чтобы меня вот так погладили»);
  • балансирование туфли на кончиках пальцев ног («я с удовольствием осталась бы  и без неё» или «не стесняйтесь, вам до желаемого осталось совсем ничего»);
  • сидя, подгибание ног под себя («уходить не собираюсь» или «я своего дождусь»);
  • прямой, неотрывный контакт глаз. Психологи утверждают: если человек смотрит  в глаза партнёру более 60% времени беседы, он заинтересован не только в разговоре с ним.

19. Ухаживание (у мужчин):

  • прихорашивание: поправление галстука, пиджака, запонок («я, разумеется, и так хорош, а это такие мелочи»);
  • подтягивание носков («если что будет не по мне, я могу и уйти» или «я человек со вкусом и приличием, цену себе знаю, но я ничего и без носков»);
  • выпрямление тела («я стройный, как кипарис» или «энергии у меня предостаточно»);
  • подбородок то поднимается, то опускается («я гордый, но позволяю себе и слабости» или «не такой уж я и недоступный»).

20. Открытость:

  • открытые, развёрнутые навстречу партнёру руки («вот он я, весь у вас на виду»);
  • частое поднятие плеч («сомнения в моём расположении излишни»);
  • расстёгнутые пиджак или куртка («я ничего не таю, убедитесь сами, что мои намерения самые добрые»). Сравнительный психолог Смит не раз проделывал такой опыт: он, будучи лёжа, подставлял волку незащищённый живот. Волк «до смерти» пугал Смита, но не укусил его ни разу;
  • наклон в сторону партнёра.

21. Закрытость:

  • скрещивание рук со сжатыми кулаками или так, что одна рука сжимает другую («я ничего хорошего не жду, нахожусь в обороне»);
  • сидение на стуле, повёрнутом спинкой вперёд (демонстрация силы и готовности  к ответной агрессии);
  • ноги расположены поверх стола, кресла, стула (поза высокомерия, развязности; она как бы говорит: «Мне тут бояться нечего, в своём доме смела и шавка»);
  •  скрещивание ног или поза нога на ногу через колено («я готов к конфронтации и понимаю, что ничего другого мне ждать не приходится»). Если при этом скрещены  и руки, то это явный знак собеседнику: «Перед вами враг».

22. Внимание (к собеседнику):

  • рука расположена у щеки, голова опирается на руку, а указательный палец может быть при этом вытянут вдоль виска («я весь — внимание»);
  • голова наклонена набок («я слушаю вас с интересом» — Ч.Дарвин). Когда интерес к собеседнику ослабевает, плечи сначала поднимаются, затем опускаются (сомнение, настолько ли интересен собеседник, как это было вначале, или просьба «хватит, довольно, мне уже не терпится закончить этот разговор»), взгляд начинает блуждать по сторонам («поищу что-нибудь поинтереснее»), а тело принимает позу, обращённую от партнёра («хочу уйти, надоело, сколько можно ещё»).

23. Отвращение:

  • отворот головы («противно смотреть»). В псалмах библейского Давида часто встречается обращённая к Богу просьба не отвратить лицо, не отвратить взгляд;
  • нахмуренные брови («глаза бы не глядели на эту мерзость»);
  • сморщенный нос, как это бывает при неприятном запахе;
  • приподнятая верхняя губа и опущенная нижняя («так бы и выплюнул, будь такое во рту»);
  • угловатая форма рта («как какая-то гадость во рту»);
  • язык слегка высунут, он словно выталкивает что-то неприятное изо рта или препятствует его попаданию в рот;
  • туловище занимает позу с отворотом, оно словно от чего-то отстраняется;
  • пальцы рук «растопырены» («ничего не возьму из чувства гадливости»). На картине Леонардо да Винчи «Тайная вечеря» у Христа при произнесении слов «один из вас предаст меня» правая рука выпрямлена, чем выражается отвращение к акту предательства. Апостолы на картине изображены так, что это искусно передаёт сложную гамму чувств, которые каждый из них в это время испытывает. Человек, вызывающий отвращение своим гнусным поведением, называется потому отверженным, изгоем, к которому невозможно ни приблизиться, ни тем более прикоснуться.

24. Досада:

  • выражение злобы;
  • выражение напряжённой мысли;
  • отсутствие общего мышечного напряжения.

На картине Клодта «Начало реформ Петра I» изображён боярин, которому только что остригли бороду. Боярин раздосадован, он поглощён злобной думой, но в то же время видно, что на это насилие над собой он не склонен отвечать тем же.

25. Жеманство:

  • преувеличенные, нарочито замедленные, а временами задерживаемые движения. Например, дама жадно смотрит на своего визави, затем, резко прищуривая глаза, долго остаётся в таком положении. Она тем самым как бы подаёт знак: «Я смотрела бы и ещё, но, право, мне очень стыдно, ведь я так целомудренна»;
  • замедление, ускорение и утрирование выразительных актов, а также их разнообразие, что должно бы обратить внимание кого-то из присутствующих.

Жеманство (от «жмени», то есть горсти чего-либо) — это ломание, манерничанье, отсутствие простоты и естественности. Оно есть частный вариант кокетства — поведения, при котором хотят понравиться, выставляя напоказ свои привлекательные качества. Кокетки, а это чаще женщины, усиленно демонстрируют прелести своего тела, «строят глазки» (глаза при этом обращены в одну, а голова и тело — в другую сторону), показывают свою весёлость, обнюхивают платок, цветок (изображают склонность к чувственным радостям) и одновременно пытаются как бы скрыть всё это, чем показывают, будто кокетничают невольно, будучи не в силах сдержать порывы страсти. Признаки кокетства обнаруживают также геи с женоподобными тенденциями.

26. Раскаяние:

выражение печали, убитого вида (вплоть до обезображивания своей внешности — рудимента разрывания одежд и посыпания головы пеплом);

выражение мольбы к высшим силам в виде воздетых к небу рук (просьбы о прощении, помиловании). Раскаяние может принять форму молитвенного экстаза;

сжатие кулаков (досада, гнев в отношении себя и своего недостойного поведения);

плач с закрытыми руками глазами, отдаление от других людей (чувство стыда). Разные формы раскаяния (с преобладанием одного из приведённых его признаков) с высокой точностью представлены на картине А.А.Иванова «Явление Христа народу», где изображена группа кающихся в своём грехе людей.

27. Подобострастие — обман путём подражания приятным манерам с целью произвести выгодное впечатление. Осуществляется преувеличенным изображением внешних проявлений уважения, расположения к кому-либо, чем достигается порой эффект раболепия, пресмыкания и низкопоклонства. Тело подпевалы при этом до предела наклонено вперёд, лицо копирует мимику объекта прислуживания или изображает умиление, заискивающий взгляд не отрывается от важной персоны, выражая готовность угадать и исполнить любое её желание. В то же время в облике холуя незаметно признаков напряжения ума и воли, отчего становится ясно, что при других обстоятельствах он и не подумает о человеке, который в данный момент ему нужен только из побуждений корысти. Превосходное изображение раболепия представляет картина В.Е.Маковского «Деловой визит».

28. Удивление:

  • высокое поднятие бровей;
  • открытие рта;
  • разведение рук;
  • сильное напряжение внимания;
  • сильное напряжение мысли.

Художественное представление удивления особенно хорошо удалось Леонардо да Винчи в полотне «Тайная вечеря». Почти все апостолы, каждый в чём-то по своему, демонстрируют удивление в ответ на совершенно неожиданные слова Христа о предательстве. Не изумлён лишь любимец Христа Иуда.

29. Умиление:

  • признаки радости;
  • признаки печали;
  • слёзы.

Умилиться, быть тронутым до глубины души, до слёз — душевное состояние на исходе печали А.А.Иванов запечатлел у старца, опирающегося на палку, и человека, стоящего подле мальчика. Поэтическое изображение умиления находим у М.Ю.Лермонтова:

С души, как бремя, скатится, Сомненье далеко —

И верится, и плачется, И так легко, легко!

И.А.Сикорский указывает, что умиление может стать чертой характера и естественным исходом гнетущих настроений. Такое соотношение, заключает он, является природной особенностью русского, а может быть, и славянского народного гения.

30. Недоумение:

  • застывание на одном месте и в одной позе;
  • признаки остановки мысли;
  • разведение рук — знак неспособности действовать из-за остановки мысли;
  • полуоткрытый рот, остановка вокализации.

Примером изображения недоумения может служить картина I.B.Greus «Разбитый кувшин», на котором запечатлена сражённая каким-то несчастьем девушка. Недоумение, указывает А.И.Сикорский, стоит близко к удивлению, но отличается от него тем, что оно более соответствует умственному состоянию, тогда как удивление более входит в область чувства и эмоций.

31. Тревога (боязнь, опасение, ожидание бедствия):

  • беспокойный взгляд:
  • суетливость, то есть бестолковая, бесцельная и торопливая активность, проявление усиливающегося беспокойства (потирание рук, непоседливость, хождение с места на место, метание, перестановка и перекладывание предметов, теребление одежды и др.);
  • тревожные вербигерации;
  • дрожание голоса, рук, всего тела (сопровождаемые чувством растущего внутреннего напряжения);
  • крики, плач;
  • бледность кожи.

32. Симуляция актов экспрессии проявляется сокрытием подлинных и искусственным изображением других переживаний. При этом нарочито изображаются внешние проявления ума, воли или эмоций.

Симуляция ума (точнее, его диссимуляция) обычно есть изображение равнодушия, невнимания к тому, что на самом деле индивида очень заботит. Он делает вид, будто не замечает, не слушает и не понимает происходящего. Иногда бывает и так, что симулянт изображает подобие человека глубокой мысли и высокого ума. Тут в его распоряжении много разных не слишком понятных слов, прочитанных книг, общих рассуждений. По-настоящему умный человек всегда очень прост в словах, обхождении и понятен даже ребёнку. Симуляция воли обнаруживает себя в позе Зевса. Это поза откинувшись назад и гордо поднятая голова. Но в то же время рот полуоткрыт или губы сжимают папиросу, а руки за что-нибудь держатся (признаки неуверенности в себе). Это хорошо показано в картине В.Н.Бакшеева «Неудачники».

Симуляция высших чувств обнаруживается, в частности,  в таких проявлениях, как поза фарисея. В картине «Христос и грешница» (H.Hoffmann) лицемер изображён с высоко поднятой головой и одновременно с молитвенно сложенными руками, покорность явно не вяжется тут с заносчивой позой. К кому же фарисей смотрит в сторону главнейших участников сцены, явно ожидая одобрения своего благочестия. Также противоречат смирению упитанное тело и нарядная одежда лицедея, они никак не ассоциируются с ожиданием аскетизма человека, для которого превыше всего стоят ценности духовного порядка. В картине В.Е.Маковского «Вечеринка» изображена симуляция пафоса. Девушка стоит с гордо откинутой головой и выпрямленным с наклоном назад телом.

Это должно бы означать воодушевление, высокий порыв духа. Но в то же время заметны дугообразные брови (нет напряжения мысли), а главное — нет движения рук, они пассивно лежат на спинке стула и даже наклоняют его от себя (знак неуверенности, безволия). Видно также, что окружающих не трогает то, в чём она хочет их убедить, им скучно, а некоторых из них даже клонит в сон. Это потому, что героиня картины своей позой определённо говорит: «Поговорить о чём-то возвышенном я очень даже могу, но делать что-нибудь такое же, — уж нет, увольте».

33. Походка также может сказать нечто важное о её обладателе. Различают несколько типичных видов походки.

Походка скрытности: руки во время ходьбы прочно покоятся в карманах, это выказывает скрытность, излишнюю критичность в отношении других и склонность к их подавлению. Решительная походка: быстрая, с размашистыми движениями рук; она как бы говорит, что цель ясна и теперь дело только за тем, чтобы к ней идти не останавливаясь. Походка угнетённая: голова опущена вниз, ноги волочатся, руки находятся в карманах; она сообщает: всё потеряно, нет смысла ни говорить, ни что-нибудь делать.

Импульсивная походка (походка Черчилля): энергичная ходьба с руками на бёдрах, сменяющаяся вялостью, «летаргией», а затем очередным всплеском бодрости; в ней сказывается неуравновешенность характера, а быть может, и удачное сочетание своеволия, коварства и цинизма алкоголика, то и дело замышляющего что-то вероломное. Походка диктатора (походка Муссолини): с поднятой вверх головой, негнущимися ногами и подчёркнуто энергичными движениями рук; это явная игра на зрителя, которому надлежит видеть в дуче уверенного в себе вождя. Походка мыслителя: ритуально неторопливая, как бы самоуспокаивающая и подавляющая эмоции, нередко с руками за спиной или занятыми чем-то давно привычным, чтобы и они не мешали думать. Существуют и другие типы походки: топ-модели, моряка, военного человека и т. д.

34. К числу проявлений экспрессивности следует отнести и некоторые особенности речи, поскольку в ней выражаются не только мысли, но и личностные, а также характерологические качества. Так, размеренная речь свойственна сангвиникам, ускоренная — холерикам, медлительная — флегматикам, неуверенная и неровная — меланхоликам. В речи часто проявляются те или иные эмоциональные состояния. В подтверждение приведём здесь только фрагмент стихотворения А.И.Полежаева «Цепи»:

Я зрел: надежды луч прощальный Темнел и гаснул в небесах,

И факел смерти погребальный С тех пор горит в моих очах! Любовь к прекрасному, природа, Младые девы и друзья,

И ты, священная свобода — Всё, всё погибло для меня!

Без чувства жизни, без желаний, Как отвратительная тень, Влачу я цепь моих страданий — И умираю ночь и день!

В этих строках очевидно свидетельство едва ли не болезненной печали, гнетущей    и парализующей волю к жизни тоски. Во всяком случае, можно определённо говорить  о готовности поэта к самой настоящей депрессии.

35. Некоторое значение в качестве актов экспрессии имеют татуировки. Например, наколка «Серун» указывает на то, что индивид когда-то идентифицировал себя с определённой идеологией. Татуировка расшифровывается так: «Сталинизм есть раскрепощение угнетённых народов». Другая — «ИзаИда» — звучит так: «Иди за Ильичём, детка». Но это всего лишь примеры фанатизма, способного дискредитировать и самую светлую идею. Гораздо чаще   в татуировках выражаются более прозаические, низменные и пошлые идентификации.

36. Мимические признаки обмана (Изард, 1999):

  • микровыражения — выразительные акты, маскирующие истинные проявления чувств. Например, выражение печали скрывается за искусственной улыбкой, ироничным пожиманием плеч;
  • «смазанные выражения» — попытки «убрать» или стереть подлинное выражение лица;
  • «честный взгляд» прямо в глаза партнёру;
  • частое моргание, а также слёзы;
  • асимметрия лица, выражение которого связано с определённой эмоцией, — при обмане одна половина лица искривляется сильнее другой;
  • длительность выражения лица — сохранение выражения лица более 10 сек обычно указывает на ложь;
  • выражение лица отстаёт от других актов экспрессии — удар по столу кулаком, например, совершается раньше изображения гнева на лице.

В заключение следует сказать, что распознавание эмоций и вообще переживаний человека часто бывает сопряжено с немалыми трудностями. Это связано с тем, что, во-первых, информация о переживаниях поступает наблюдателю по многим каналам в одно и то же время (слова, голос, выражение лица, жесты, позы и т. д.), воспринимать и оценивать такой поток разнородных впечатлений достаточно сложно. Во-вторых, редко бывает так, что человек испытывает только одно какое-то переживание, даже только одну эмоцию. Обычно возникает несколько эмоций сразу. Например, индивид не только ощущает страх, он так или иначе реагирует на этот страх, ему в это время может быть стыдно, он бывает недоволен собой или чувствует вину, тревогу и др.

В-третьих, во внешних проявлениях переживаний много индивидуального и культурально обусловленного, но, вероятно, ещё больше неискреннего или наигранного, поскольку реакции человека очень часто бывают рассчитаны на окружающих. Наедине с собой люди реагируют совсем иначе, чем в чьём-то присутствии. Тем не менее всё сказанное здесь об актах экспрессии может, полагаем, быть полезным клиницисту в плане идентификации душевных состояний пациента, а также для более точного и конкретного описания своих наблюдений.

Далеко не всегда в клинической практике удаётся использовать детекторы лжи, с их помощью можно узнать лишь об относительно простых вещах («лжёт» индивид в данный момент или нет). Многие люди с трудом дифференцируют свои эмоции, поскольку делать это бывает достаточно сложно, или даже не вполне их осознают, как это свойственно алекситимии и особенно психической анестезии. Поэтому наблюдение за актами экспрессии нередко является основным или даже единственным источником информации о душевных состояниях пациентов.

К содержанию