Нарушения в выразительной сфере. Гипомимия

Собственно экспрессивные нарушения состоят в неадекватном выражении определённых душевных состояний, то есть в ослаблении, усилении или искажении выразительных актов, а также разнообразных сочетаниях нарушения мимики. Другие проявления экспрессии, если даже они вполне соответствуют болезненному душевному состоянию, патологией, строго говоря, не являются, однако это не умаляет их ценности как неоспоримого свидетельства эмоциональных нарушений. И.А.Сикорский различает пять вариантов патологической мимики.

В первом из них, указывает он, отмечается преобладание лобной мимики над лицевой (поперечные морщины на лбу, широко открытые глаза, что должно бы изображать удивление, и в то же время отсутствующий взгляд и застывшее лицо). Во втором варианте наблюдается сокращение мышц лба (поперечные морщины) и мышц, сдвигающих брови, с появлением вертикальных морщин на переносице. Автор говорит, что речь в данном случае идёт о «хореатической судороге, выступающей взамен выразительного движения». «Третья вариация дегенеративной мимики» проявляется резким сокращением квадратной мышцы верхней губы и слабым сокращением большой скуловой мышцы (поднятые носогубные складки и суженная щель рта) — «типичным знаком вырождения» и симптомом «хронического помешательства». Четвёртый вариант — недоразвитие мимики, «мимический инфантилизм», это придаёт лицу детское выражение. Наконец, пятый вариант состоит в слабом напряжении мышц тела с медленностью и вялостью движений.

Гипомимия

Это ослабление актов экспрессии вплоть до полного их выпадения, то есть амимии (термин «мимика» и производные от него (от греч. mimikos — подражательный) — не слишком удачны и по переводу, и потому, что под ними часто подразумевается лишь обеднение выражений лица). Для гипомимии типичны ничего не говорящий и не фиксированный на чём-либо взгляд, застывшее и маскообразное выражение лица, утрата жестикуляции, глухой и лишённый аффективных модуляций голос, стереотипия поз, а также вялость, замедление походки.

Так, при паркинсонизме наряду с малоподвижным лицом появляется кукольная походка — с микробазией (походка с укороченными шагами), без синергичных движений руками, с застывшим и негнущимся туловищем. Гемиплегическая походка — парализованная нога при ходьбе отводится в сторону и, не сгибаясь, совершает кругообразные движения. Лисья походка у «лобных» пациентов проявляется постановкой при ходьбе стоп в одну линию. Старческая походка — мелкими шаркающими шажками с неуверенными и недостаточно координированными движениями рук. Метущая походка при истерической псевдогемиплегии — парализованная нога при ходьбе волочится метлой, а не «загребает», описывая дугу носком, как это свойственно гемиплегической походке. Неуклюжая походка шизоидов — макробазия (слишком широкие шаги), часто с малоподвижными руками, отчего пациенты при ходьбе как бы подпрыгивают. Э.Крепелин (1910) описал при шизофрении (преимущественно кататонической) потерю грации — утрату естественности, пластичности движений, отчего последние становятся угловатыми, порывистыми, а жестикуляция и позы — напряжёнными, ригидными. Мимика и жесты делаются иногда фрагментарными, незавершёнными, время от времени отмечается вялое расслабление мышц. Нарушается почерк, в написании букв появляются лишние линии, завитушки. При нейролепсии скованная походка и застывшие лицо и взгляд нередко сопровождаются или прерываются разнообразными гиперкинезами.

Гипомимия может быть одним из признаков шизофрении. Для точного определения причины гипомимии рекомендуем обратиться к психиатру и пройти диагностику

Гипомимия обычно характеризует состояние апатии, кататоническую заторможенность, а также миопатии и двигательные нарушения нервно-органического генеза (поражения лицевых нервов, паркинсонизм, нейролептический синдром, лобно-конвекситатные повреждения, энцефалиты).

К числу проявлений гипомимии следует, по-видимому, относить и однообразные, хотя нередко достаточно яркие акты экспрессии, связанные со стойкими и (или) значительными нарушениями настроения: депрессией, тревогой, эйфорией и др., поскольку во всех таких случаях речь идёт о значительном обеднении экспрессивного репертуара. Депрессивная гипомимия характеризуется преобладанием экспрессивных актов печали, тоски, скорби. К упомянутым признакам последних можно добавить симптом Верагута — появление кожной складки на верхних веках и нередко на бровях на границе внутренней и средней их трети, отчего вместо дуги образуется угол; это придаёт выражению лица пациентов особенно скорбный вид.

На высоте депрессии, то есть при появлении острого отчаяния, тоскливая заторможенность иногда прерывается внезапным (что более опасно в плане суицида) или постепенно нарастающим двигательным и экспрессивным возбуждением — меланхолическим раптусом. Пациенты обнаруживают при этом скорбные вербигерации («всё пропало», «это конец», «конец всему», «всё кончено»), наносят себе самоповреждения (вырывают себе волосы, царапают лицо, кусают губы, руки, бьются головой о стену, пол и т. п.), могут совершить самоубийство любым случайно подвернувшимся способом. Тревожная гипомимия отличается преобладанием знаков тревоги. На высоте тревога перерастает   в растерянность и внешне проявляется тревожным раптусом: пациенты возбуждены, не могут оставаться в покое, их «колотит», они бегают из угла в угол, сжимают и разжимают кулаки, раз за разом повторяют одни и те же восклицания боязни и непонимания происходящего («что происходит», «что будет», «что делать» и др.); взгляд при этом плавающий, ни на чём не останавливающийся, на лице появляется выражение недоумения, наблюдается жестикуляция беспомощности. До появления тревожного раптуса, чтобы как-то успокоиться, избавиться от ощущения внутренней напряжённости, некоторые пациенты уединяются и громко «вопят», рыдают либо, как они говорят, «должны проораться» и с тем стремятся в шумную обстановку, где их крики окружающим не слышны или не кажутся чем-то странным. Эйфорическая гипомимия характеризуется выражениями легкомысленного довольства.

Пациентов как бы ничто не трогает, не заставляет задуматься, они болтливы, всё воспринимают в смешном виде и переводят в шутки, часто и не к месту смеются, но их весёлость не заразительна, шутки грубы и неуместны, активность в целом снижена. Излишняя смешливость наблюдается и у наркоманов в состоянии гашишного опьянения. При этом она легко прерывается пугливостью. Эйфорическая гипомимия иногда осложняется признаками дурашливости. Пациенты при этом ребячливы, они ведут себя наподобие подростков, которые дурачатся: показывают язык, фигу, таращат глаза, строят рожи, гримасничают и говорят ломаным языком, кого-либо передразнивая; делают непристойные жесты, могут громко и неожиданно крикнуть, чтобы напугать; грубо пошутить, поставить ножку, толкнуть, ущипнуть, надвинуть кому-то шапку на глаза, передразнить с тем, чтобы выставить на посмешище; что-то спрятать, а потом потешаться над тем, как хозяин вещи паникует или пребывает в растерянности. Дурашливость характерна, как известно, для гебефрении и состояний мории. Астенической гипомимии свойственно преобладание выражений усталости, бессилия: сгорбленная поза, медленная походка, вялая жестикуляция, глубокие вздохи со стонами изнеможения, опущенные черты лица, глухой голос, полузакрытые глаза, частые передышки в работе.

К содержанию