Нарушения операции сравнения

Проявляются неспособностью выявлять черты сходства и различия в сравниваемых объектах, а также делать из этого определённые выводы. Особенно важно при этом и то, что сравнение объектов нередко проводится без учёта их релевантных или атрибутивных, то есть неотъемлемых признаков. Так, сравнивая своё теперешнее самочувствие с тем, каким оно было до начала лечения, пациент не находит между ними никакого отличия либо упоминает о второстепенных вещах, не замечая того, что объективно налицо значительный прогресс. Он не понимает, в какую сторону развиваются отношения в его семье даже на той фазе, когда она находится уже на грани распада. Ему по-прежнему кажется, что ничего в сущности не изменилось и ситуация остаётся стабильной. Или он считает, что раньше ему жилось много хуже, нежели теперь, так как в настоящее время у него есть инвалидность и меньше денег уходит на лекарство. В последнем случае он принимает во внимание только одно отличие и, будучи неспособным увидеть его в контексте общей ситуации, оценивает его совсем не так, как он сделал бы это ранее.

При нарушениях мышления Вы можете записаться на консультацию в нашей клинике онлайн или позвонить нам

В клинической практике способность сравнивать исследуется по-разному. Чаще всего достаточно бывает беседы, где пациенту приходится сравнивать разные жизненные его ситуации. Иногда возникает необходимость специального изучения. Одним из часто используемых методов является попарное сравнение понятий с целью выявления различий между ними. Для изучения могут быть пригодными три группы попарных понятий, представленных здесь в порядке возрастания сложности задания. Первая группа включает следующие пары: соль-сахар, круг-шар, комната-квартира, пища-еда, простуда-кашель, овощи-фрукты, озеро-пруд, лес-сад, поле-огород, камень-кирпич, молния-гроза, сено-солома, река-озеро, заяц-кролик, вода-лёд, дождь-снег. Вторая группа составлена из пар более отвлечённых понятий: беда-горе, смелость-мужество, страх-тревога, крайний-последний, высокий-длинный, звезда-планета, обида-самообвинение, путь-дорога, страна-государство, темп-ритм, терпение-терпимость, равнодушие-хладнокровие, мёртвый-неживой, настойчивый-упрямый, вежливый-добрый, сердитый-злой, смех-веселье, скупость-бережливость. Третью группу образуют пары весьма отвлечённых понятий: число-цифра, красивый-привлекательный, самолюбие-самоуважение, ум-разум, вера-религия, речь язык, мораль-право, правда-истина, честь-долг, ценность-стоимость, труд-работа, ирония-юмор, искусство-творчество, смысл-значение, радость-счастье, ложь-обман, эмоция чувство, гнев-ярость, сообразительность-мудрость. Задания второй и особенно третьей групп целесообразно предлагать лишь пациентам с высоким образованием, предполагающим развитое отвлечённое мышление. Простые задания некоторым из них могут показаться обидными.

По ответам пациентов можно видеть, что они используют при сравнении разные признаки: от случайных и формальных до атрибутивных. При исследовании больных шизофренией обычно выявляется разноплановая картина. Пациенты могут, во-первых, успешно справляться с весьма сложными заданиями и в то же время испытывать значительные затруднения при выполнении более простых — симптом несоразмерности сравнения. Во-вторых, такие пациенты нередко принимают во внимание самые разные признаки, как бы уравнивая их в своём значении — симптом выравнивания сравнения. Так, они охотно прибегают к наглядным признакам (например, озеро — «круглое», река — «продолговатая»; камень — «круглый», кирпич — «квадратный»), к формальным признакам («в слове «ум» две буквы, в слове «разум» — пять»), к случайным признакам («в озере есть кувшинки, в реке их нет»), к скрытым признакам («река куда-то впадает, а озеро нет»), к операциональным признакам («на реке можно строить гидростанцию, на озере нет»), а также к более или менее релевантным признакам («правда у каждого своя, истина одинакова для всех»), не отдавая при этом никаким из них особого предпочтения. Оба упомянутых симптома характеризуют и другие операциональные нарушения у пациентов с шизофренией. В-третьих, больные шизофренией часто упускают из виду социальные аспекты сравниваемых объектов («камень состоит из горных пород, а кирпич — из песка и глины»), что связано, вероятно, с социальной отгороженностью больных, в частности с аутизмом. В-четвёртых, больные могут использовать один вид признака для одного понятия и совсем другой — для второго («камень круглый, он на земле валяется, а из кирпичей строят дома»), что отражает, по-видимому, факт диссоциации их личности и мотивационных нарушений.

Пациенты с органическим снижением уровня мышления отличаются тем, что, во-первых, они справляются с заданиями тем хуже, чем те сложнее, то есть более отдалены от наглядности и ручных навыков. Во-вторых, они явно предпочитают наглядные и операциональные признаки всем остальным («звезда на кокарде, а планета на небе», «из кирпича делают дома, а из камня можно сложить только ограду»). В-третьих, в заданиях, с которыми они не справляются, они не видят различий между понятиями и обычно их отождествляют, чего пациенты с шизофренией чаще всего не делают.

При умственной отсталости обычно отождествляются и самые простые понятия, если же они различаются, то не по существу, а лишь по каким-то наглядным признакам.

Пациенты с алекситимией особенно большие затруднения испытывают при сравнении понятий, включающих эмоциональные и экспрессивные качества. Так, они не различают эмоций и внешних их проявлений, не находят отличий между разными эмоциями, а также затрудняются в разграничении свойств характера.

При исследовании здоровых индивидов в экспертной практике, например при жёстком профессиональном отборе, нередко выясняется, что очень многие испытуемые со средним и даже высшим образованием при сравнении понятий второй и тем более третьей групп показывают столь удручающе низкие результаты, что это наводит на предположение о пограничной умственной отсталости.

К содержанию