Нарушения операции синтеза

Проявляются неспособностью создавать целостную картину происходящего. Чувственным прообразом нарушения является упомянутое ранее расщепление восприятия. Необходимым условием синтеза является наличие и адекватное функционирование когнитивных структур, объединяющих впечатления и мысли в нечто целостное. Амнезия таких структур, например, при деменции, Корсаковском психозе приводит к тому, что впечатления и мысли остаются разрозненными. Дисфункция когнитивных структур имеет следствием утрату способности понимать значение каких-либо ситуаций, хотя пациент может правильно описать отдельные впечатления и их последовательность. Так, в ответ на просьбу рассказать о причинах поступления в больницу пациент сообщает: «Я был дома, сидел на кухне. В дверь постучали. Дверь открыла женщина, она живёт вместе со мной. В комнату вошли четверо мужчин. Трое были в белых халатах, один — в форме милиционера. Один из мужчин в халате сел на стул, я сидел напротив него. Он задавал мне вопросы, я отвечал.

Потом он сказал мне: «Одевайся, поедешь с нами». Я спросил, куда. Мне ответили, что на обследование. Женщина плакала. Я оделся, мы пошли. Двое мужчин в халатах шли впереди, двое — сзади. На дворе стояла белая машина с красным крестом. Меня посадили в кресло сзади, рядом сели трое, один человек сел к водителю. Потом мы приехали сюда, на бульвар Гагарина. Меня завели в комнату, посадили у стола. Женщина спрашивала меня, я отвечал, она писала. Затем меня помыли, переодели и привели в это отделение на третьем этаже». Впечатлений, о которых сообщает пациент, вполне достаточно, чтобы понять, что произошло, и чтобы ответить на заданный вопрос, нужно только объединить эти впечатления в целостную картину случившегося. Этого пациент, однако, не делает, возможно, потому, что в данный момент оказывается на это неспособен в силу выпадения операции синтеза. Данный тип нарушения мышления из-за того, что в сообщении фиксируется поверхностная, наглядная картина ситуации, обозначается термином «тангенциальное мышление».

При нарушениях мышления Вы можете записаться на консультацию в нашей клинике онлайн или позвонить нам

Этот давно известный клинический факт получил также название ситуационное слабоумие, то есть временное либо стойкое нарушение способности понимать значение той или иной конкретной ситуации при формальном сохранении других мнестико-интеллектуальных функций на достаточно высоком уровне. Данный симптом часто встречается у пациентов, которые, рассказывая о чём-то, сообщают о сугубо внешней стороне происшедшего. Например, в ответ на просьбу описать своё самочувствие пациент подробно рассказывает о том, у каких врачей он побывал, что они ему говорили, к кому направляли, какие анализы ему делали, где и чем он лечился, какие диагнозы ему ставили, ничего не сообщая при этом по существу вопроса. В другом варианте расстройства преобладают констатации собственных переживаний и мыслей по тому или иному поводу, но и в этом случае упускается из виду главная тема сообщения. Такой тип болезненного мышления может быть обозначен также термином регистрирующее мышление. Ранее упоминалось, что вербальные слуховые галлюцинации иногда имеют характер констатаций, как если бы в болезненном мышлении при этом выпала способность пациента к синтезу.

Нарушение синтеза может проявляться также тем, что различные впечатления объединяются на основе заведомо ложной когнитивной структуры. В качестве примера можно указать на систематизированный бред. Нередко случается и так, что синтез осуществляется в условиях одновременной актуализации целого ряда различных когнитивных структур. Так, больная шизофренией воспринимает происходящее на консилиуме то как «допрос», то как «интервью журналистам», то как «дружескую беседу с приятными молодыми людьми», при этом с некоторыми из них она откровенно кокетничает.

Пациентам с органическим снижением более свойственен дефицит когнитивных структур, а также ослабление способности менять последние по мере необходимости. По этой причине некоторые ситуации больные понимают достаточно хорошо, другие не понимают вовсе, а нередко какую-то новую ситуацию они воспринимают неправильно, так как в силу персеверации объединяют впечатления по образцу предыдущей ситуации. Весьма значительными могут быть нарушения синтеза в связи с аффективными нарушениями. Так, восприятие жизненной ситуации у пациентов с манией и депрессией кардинально меняется по мере колебаний аффекта. Например, пациент с утренней депрессией до обеда чувствует себя глубоко несчастным и всё воспринимает с позиции пессимизма, но вечером, с наступлением гипомании он ощущает себя вполне благополучным человеком и рассматривает происходящее с точки зрения жизнерадостного оптимиста. При этом одно и то же событие в депрессии и мании пациент оценивает полярным образом, в соответствии с общим представлением ситуации.

Клиническая оценка состояния синтеза может быть дополнена данными психологического исследования. С этой целью следует предложить пациенту выполнить задание, в котором ему предстоит смоделировать некую ситуацию по нескольким обозначающим её словам. Затем ему нужно немногими словами или выражениями представить эту ситуацию. Приведём три возрастающие по степени сложности группы заданий. Первая: гром, молния, ветер, дождь; море, катер, сети, рыба; собаки, волки, олени, чумы; войска, сражения, погибшие, герои; кражи, лживость, шприцы, тюрьма. Вторая: мужчина, женщина, цветы, долгие взгляды; книга, ручка, настольная лампа, бумага; пьянство, скандалы, ревность, развод; краски, кисти, полотно, замысел; завод, ночь, забор, трубы. Третья: женщина, бригада, лом, ботинки; ложка, звезда, скрепка, пуля; туча, стул, портрет, дорога; руль, эгоизм, внук, болезнь.

При умственной отсталости и деменции пациентам трудно понять смысл задания. Если они считают, что поняли его, то выполнить обычно не могут даже в части лёгких заданий. Бредовые пациенты нередко представляют ситуации, созвучные с содержанием их бреда. Например: «Тут какой-то тип пишет по ночам кляузы, чтобы кого-то ошельмовать. Про меня тоже распускают разные слухи». Или: «Мужчина соблазняет женщину, чтобы она изменила мужу». Некоторые пациенты, в особенности с антисоциальными наклонностями, обнаруживают криминальные тенденции. Например: «По ночам через дыру в заборе воруют с завода трубы». Или: «Если в море хватает рыбы, то с катером и сетями можно срубить хорошее бабло». Алкоголик может сказать иначе, к примеру, так: «Бухарики попадали с катера в море, плакали их сети, рыба и подружки. Знаю я такой случай». Маниакальные пациенты проявляют иногда немалую изобретательность и по-своему, с юмором и анекдотами справляются при этом и с самыми сложными заданиями.

Например, вот рассказ на группу объектов «бригада, лом, женщина, ботинок»: «Раз копали мы с бригадой могилу, возились до темноты, пришлось долбить ломом. Сели передохнуть, выпили, показалось мало. Пошли в кабак, взяли пару бутылок, идём обратно. В это время на кладбище проснулась бичиха, она потащилась домой и свалилась в нашу могилу. Как услышала нас, притаилась. Мы стали разливать водку, чокаться, а она и говорит: «И мне оставьте, помираю». Со страху мы так сиганули с кладбища, что побросали инструменты, а я даже ботинок потерял». Или: «На портрете нарисованы дорога, туча и пустой стул. Это на нём дамочка сидела, сейчас она ушла за своей шавкой, которая путается где-то с кобелем». Депрессивные пациенты, напротив, с большим трудом справляются даже с лёгкими заданиями, отмечая, что «не идёт мысль, это какой-то ступор». Дисфоричные пациенты, не справляясь с заданием, могут вспылить и отказаться от участия в эксперименте: «Что вы тут из меня дурака делаете?» Аффективная тональность представляемых ими ситуаций созвучна их настроению: «Это наркоман, им не в тюрьму надо, я поубивал бы их всех до одного». Пациенты с шизофренией нередко представляют странные ситуации. Например: «Женщина гипнотизирует мужчину долгими взглядами, она хочет превратить его в зомби».

К содержанию