Нарушения образного мышления

Проявляются патологией в сфере воображения, голотимическими видами бреда, а также нарушениями мышления в виде аффективной логики. Нарушения воображения описаны в соответствующей главе.

Что касается аффективной логики, то следует сказать, что в той или иной степени она свойственна едва ли не всем здоровым людям. Провести грань, отделяющую здесь норму от патологии, чрезвычайно сложно, как, впрочем, и определить отношения, существующие между аффектами и мышлением. Два момента, однако, следует отметить особо. Во-первых, это конституциональные особенности эмоциональной сферы: аффективная установка, живость и подвижность эмоций. Во-вторых, это степень зрелости структур реалистического мышления. Избыточная аффективность может очень сильно влиять на процессы мышления, в силу чего индивид одни и те же ситуации и обстоятельства станет понимать в зависимости от своего настроения. С другой стороны, само это настроение может быть в сильной зависимости от того, насколько реально индивид способен представлять себе действительность. Он может, например, сильно расстроиться или обрадоваться лишь потому, что не вполне понял, что, собственно, произошло. Сочетание избыточной эмоциональности и незрелости рационального мышления и лежит, полагаем, в основе аффективной логики, наиболее яркие образцы которой встречаются у пациентов с аффективными психозами и у психопатов тимопатического склада.

Другой формой нарушения образного мышления является непрактичность пациентов, их неспособность быстро и адекватно ориентироваться не только в сложных, но и в рядовых, повседневных жизненных ситуациях. Это пациенты, неспособные к тому, чтобы принимать ответственные решения, не умеющие выбрать отвечающую их способностям профессию, не готовые к созданию собственной семьи, лишённые организаторских способностей, не умеющие обеспечить материальный достаток, беспомощные в том, что касается воспитания своих детей и т. п. Более того, пациенты не справляются самостоятельно даже с такими банальными проблемами, как покупка одежды, обуви, экономия денег, поездки в командировку или на отдых, питание вне дома и т. п., — они постоянно нуждаются в помощи и руководстве со стороны, и это при том что при такой бытовой несостоятельности они в то же время могут быть очень умными, проницательными и одарёнными людьми.

При патологиях мышления у кого-то из близких Вы можете записаться на консультацию в нашей клинике онлайн или позвонить нам

Некоторые пациенты, напротив, как бы слишком практичны, они ловки, пронырливы, хитры и способны, не особенно церемонясь с законом и моралью, во всём находить личную выгоду, проявляя себя в этом качестве с самого детства. Вот что пишет Н.В.Гоголь о прототипе русского буржуа Чичикове: «Особенных способностей к какой-нибудь науке в нём не оказалось; отличался он больше прилежанием и опрятностью; но зато оказался в нём большой ум с другой стороны, со стороны практической. Он вдруг смекнул и понял дело и повёл себя по отношению к товарищам точно таким образом, что они его угощали, а он их не только никогда, но даже иногда, припрятав полученное угощенье, потом продавал им же. Ещё ребёнком он умел уже отказать себе во всём. Из данной отцом полтины не издержал ни копейки, напротив — в тот же год уже сделал к ней приращения, показав оборотливость почти необыкновенную: слепил из воску снегиря, выкрасил его и продал очень выгодно.

Потом в продолжение некоторого времени пустился на другие спекуляции, именно вот какие: накупивши на рынке съестного, садился в классе возле тех, которые были побогаче, и как только замечал, что товарища начинало тошнить — признак наступающего голода, — он высовывал ему из-под скамьи будто невзначай угол пряника или булки и, раззадоривши его, брал деньги, соображаясь с аппетитом… В отношении к начальству он повёл себя ещё умнее… Чичиков вдруг постигнул дух начальника и в чём должно состоять поведение. Не шевельнул он ни глазом, ни бровью во всё время класса…; как только раздавался звонок, он бросался опрометью и подавал учителю прежде всех треух…; подавши треух, он выходил первый из класса и старался ему попасться раза три на дороге, беспрестанно снимая шапку». Первый учитель скажет потом о Чичикове: «Эх, Павлуша! вот как переменяется человек! ведь какой был благонравный, ничего буйного, шёлк! Надул, сильно надул…» Первый начальник на службе повторит о Чичикове то же самое: «Надул, надул, чёртов сын». Двойная жизнь Чичикова продолжилась и далее, во всём великолепии она предстала в момент гениального взлёта его плутовской мысли — скупки мертвых душ.

Н.Гоголь показывает, что у Чичикова существует как бы два плана мышления: один — это внешнее мышление, или мышление для других людей, и другой — это внутреннее мышление, мышление для себя. В первом плане своих мыслей Чичиков тщательно обдумывает своё поведение с точки зрения норм морали и права. Ему вполне это удаётся, отчего он, как и все талантливые жулики, производит на окружающих обворожительное впечатление и тотчас располагает их к себе. Во втором плане мыслей Чичиков изобретает одну за другой всяческие и со временем всё более изощрённые афёры ради осуществления единственной своей заветной мечты разбогатеть. Он думал, что с деньгами он может позволить себё всё, что ни пожелает. Его подвело только то, что он не учёл, что его подельник, с которым они приобрели каждый по сказочному состоянию, может его выдать из-за ничтожной, мелочной, казалось бы, обиды. Чичиков ошибся в том, что он единственный раз в своей жизни доверился другому человеку — отождествил себя с товарищем по преступному ремеслу, который не только стремился разбогатеть, как сам Чичиков, но оказался также весьма честолюбивым человеком. Иначе говоря, мышление для себя он смешал с мышлением для других.

В целом, полагаем, о патологии мышления мошенников основания говорить, пожалуй, есть, но делать это можно только в том смысле, что, во-первых, мышление жулика служит антисоциальным целям и тем самым изначально свойственно социопатической личности, а во-вторых, когнитивные схемы плутовского мышления развиваются преимущественно в плане афёр и надувательства, в значительной степени определяя затем всю умственную деятельность пациента и помимо его воли. Добавим к этому замечание П.Б.Ганнушкина, что такого рода проходимцы и авантюристы обычно всплывают на поверхность социума в условиях назревающей или уже обрушившейся на головы растерявшихся людей общественной смуты. Согласно правилам диалектики, мышление мошенников является первым шагом к преодолению отживших стереотипов мышления и формированию мыслительных структур, адекватных новым условиям жизни.

Нарушения концептуального мышления. Проявляются описанным выше паралогическим мышлением бредовых пациентов, тенденциозным мышлением пациентов со сверхценными идеями, а также незрелостью понятийного мышления.

К содержанию