Нарушения динамики мышления. Ускорение мышления

Проявляются изменением скорости течения умственных процессов, а также нарушениями плавности мышления. Здесь представлены ускорение мышления, замедление мышления, неравномерность темпа мышления, торпидность мышления и скачкообразное мышление.

Ускорение мышления. Ускорение мышления, полёт мыслей, тахипсихия или тахифрения (от греч. tachis — быстрый, скорый, phren — ум, разум) — ускоренная смена мыслей и представлений, обычно сопровождаемая тахифенией или тахилалией (тахи + греч. phemi — говорить, lalia — речь), то есть ускорением речи и многоговорением. Одновременно с тем обычно наблюдается ускоренная смена эмоциональных проявлений — тахитимия (тахи + греч. thimos — настроение), а также ускоренная смена и увеличение амплитуды движений, включая акты экспрессии, — тахикинезия (тахи + гр. kinetikos — относящийся к движению). Ускоренная ходьба обозначается термином тахибазия (тахи + греч. basis — ходьба), ускоренное чтение — тахилексия.

При патологиях мышления у близкого Вы можете записаться на консультацию в нашей клинике онлайн или позвонить нам

Как правило, ускорение мышления сочетается с повышенной отвлекаемостью внимания. В начале расстройства преобладает внутренняя отвлекаемость, когда пациенты отвлекаются на случайные мысли и представления. Тем не менее некоторые пациенты в это время делаются очень наблюдательными, подмечая скрытые для них ранее детали в поведении окружающих. В более тяжёлых случаях расстройства на первый план выходит внешняя отвлекаемость — переключение внимания на какие-то случайные внешние впечатления (Осипов, 1923). На высоте расстройства отвлекаемость внимания достигает степени апрозексии, то есть полного выпадения произвольного внимания, ускорение мышления — скачки идей, а непоследовательность мышления — бессвязности или апрозектической атаксии мышления, по В.П.Осипову.

Некоторое представление о степени ускорения мышления даёт число произносимых пациентами слов за единицу времени. Оно превышает 80–90 слов в минуту (приблизительный показатель нормальной скорости мышления) и достигает 200 слов и даже более. Пациенты тем не менее свидетельствуют, что даже при очень скорой речи они не успевают вербализовать многие свои мысли: «В мыслях я уже в Москве, а в речи всё ещё в Сибири». Тем самым они как бы указывают на существование неречевых феноменов мысли, то есть на возможность раздельного протекания процессов мышления и процессов мышления. Значительно сокращается время обдумывания ответов на вопросы, укорачиваются паузы между словами и фразами, речевой напор не останавливается порой ни на одну минуту.

Субъективно ускорение мышления сопровождается ощущением особой лёгкости появления и необычайной ясности мыслей, несвойственной им прежде отчётливости, какой-то особенной их глубины и яркости. Многие мысли, которые в обычном состоянии остаются как бы незамеченными, легко всплывают в сознании. Облегчается процесс перевода мыслей в слова. Не возникает никаких затруднений в подборе нужных слов, в формировании фраз. Пациентам при этом кажется, что их формулировки являются безошибочно верными.

Как правило, теряется способность думать про себя: всё, о чём ни подумают пациенты, они немедленно высказывают вслух. Говорят они много громче обычного, иногда почти срываются на крик. Речь, по мере её ускорения, всё более приобретает форму монолога, навыки диалога редуцируются. Страдает фонематический строй речи, так как не успевают произноситься отдельные фонемы, слоги. У пациентов исчезает заикание, если оно имело место в обычном их состоянии.

Разрушается логический строй мышления, оно становится ассоциативным, так как место логических отношений занимают ассоциации по сходству, смежности и контрасту. Абстрактные и общие понятия замещаются конкретными, то есть уровень мышления существенно снижается. Если в обычном состоянии у пациентов наблюдались какие-то другие нарушения мышления, то при значительном ускорении умственной деятельности они отступают на второй план и делаются малозаметными. Продуктивность мышления по мере его ускорения падает. Нерезкое ускорение мышления может повлечь существенное повышение продуктивности мышления, так что в относительно короткие сроки пациенты оказываются способными сделать то, на что в нормальном состоянии у них могли бы уйти месяцы, а то и годы. Об этом, правда, приходится судить со слов самих пациентов. Патопсихология ускоренного мышления изучена недостаточно.

Тахифрения свойственна обычно маниакальным пациентам.

К содержанию