Мифомания

Мифомания (Dupre, 1905) описана как разновидность патологической лживости, обусловленная конституционально-психопатическими особенностями личности (мифоманическая конституция), чем и отличается от фантастической псевдологии А.Дельбрюка. Называется также синдромом Мюнхгаузена, госпитальным пристрастием, больничным привыканием, госпитализмом, псевдосимуляцией, полихирургическим пристрастием, синдромом профессионального больного, а в настоящее время — и искусственным расстройством. Относится к группе соматоформных расстройств.

Р.Карсон, Дж.Батчер и С.Минека (2004) указывают, что при искусственном расстройстве «человек преследует некую общую цель, состоящую в сохранении за собой тех привилегий, которые предоставляются «ролью больного», включая внимание и заботу медицинского персонала». К.Ясперс не описывает мифоманию, но при анализе истерических феноменов указывает, что симуляция «может перейти в истерию, и после этого мы уже не имеем права говорить о ней как о симуляции».

Синдром Мюнхгаузена впервые описал английский хирург М.Ашер (1951). Характерными являются чрезмерно драматические и неправдоподобные жалобы на мнимые соматические заболевания, обмороки, припадки, кровотечения, кожные заболевания, в связи с чем выделяются соответствующие клинические варианты расстройства. Типична также абсолютная убежденность пациентов в реальности образов соматических фантазий. Нередко наблюдается тенденция к самоповреждениям, потребность подвергаться хирургическим операциям, склонность к употреблению наркотиков и психоактивных субстанций. В анамнезе выявляется склонность путешествовать, частое пребывание в психиатрических больницах и тюрьмах.

При проявлении мифомании звоните нам! Мы поможем избавиться от навязчивой привычки обманывать!

В.Я.Семке (1988) рассматривает расстройство как вариант почти насильственной тяги к псевдологии и фантазированию. В.М.Блейхер и И.В.Крук подчеркивают отсутствие какой-либо практической пользы для больного демонстрируемого им заболевания. Большинство исследователей склоняются к мнению о том, что расстройство свойственно истероидным психопатам. А.С.Ребер (2001) определяет в качестве искусственного расстройство, симптомы которого вызваны произвольно; искусственные расстройства фальшивы и проявления недееспособности симулируются. Обычно однако эта классификация не включает в себя симуляцию, при которой болезнь необходима для специфической цели; при искусственном расстройстве, кажется, нет никакой очевидной цели, кроме того, чтобы играть «роль пациента».

Г.И.Каплан и Б.Дж.Сэдок (1994) подчеркивают, что основной целью у многих таких пациентов является госпитализация, причем иногда она является целью всей их жизни. Распространенность расстройства неизвестна, единичные эпидемиологические исследования дают очень разные показатели. По данным Иркутского психодиспансера, среди психиатрических и наркологических пациентов встречается в пределах 0,01% случаев, но эта цифра отражает, скорее всего, не распространенность расстройства, а готовность врачей к его выявлению.

Причины расстройства неясны. В анамнезе пациентов встречаются указания на сенсорную депривацию в раннем возрасте, неполную семью, безнадзорность, тяжелые болезни и нарушения функций с участием при оказании помощи многих медицинских работников, которые как бы персонифицируют родителей. Выявляются склонность к самоповреждающему поведению, подражательность, плохая структура идентификации, тенденция идентифицировать себя с кем-то из окружающих, нарушения самооценки. Мотивация поведения пациентов отличается от таковой при ипохондрии, истерии и членовредительстве.

При ипохондрии пациенты на первых порах боятся заболеть чем-то серьезным, а затем как бы присваивают себе болезнь, находят ее у себя. Истерики нуждаются в том, чтобы их считали больными в той степени, в какой им это кажется выгодным психологически. Рентные пациенты добиваются признания их больными из соображений материальной выгоды, симулянты стараются посредством изображения болезни уйти от ответственности. Индивиды, склонные к членовредительству, демонстрируют отчетливые признаки аутоагрессии, мотивы которого, правда, нередко остаются непонятными.

Пациенты с искусственным расстройством более всего хотят ощущать себя больными, осознавать себя в этой роли, что, в конце концов, по-видимому, и происходит. Иначе говоря, пациент чувствует себя комфортно лишь в болезненном состоянии, которое он сам себе придумывает или вызывает. Но вначале расстройство может, вероятно, выглядеть поразному: как истерия, симуляция, рентное поведение, членовредительство, а быть может, и ипохондия. Несколько позднее роль больного присваивается подобно тому, как образы фантазии приобретают качество реальности в силу нарушений самовосприятия. Болезненное побуждение включиться в роль пациента не является насильственным, вынужденным, оно осознается как свойственное собственной личности. Состояние с симптомами искусственного расстройства рано или поздно может завершиться выздоровлением, но в некоторых случаях оно может, по-видимому, повторяться. Тем самым расстройство приобретает форму феномена множественной личности. Отдаленный катамнез расстройства не изучен.

Общими клиническими критериями искусственного расстройства являются:

1. Наличие ложных жалоб физического или психологического характера, т. е. симуляция того или иного расстройства здоровья.

2. Болезненная потребность принять роль пациента не только с отсутствием мотивации какой-либо выгоды от такой роли, но объективно и с причинением несомненного ущерба своему здоровью и социальному благополучию.

3. Появление расстройства не только во время или в связи с каким-то реальным соматическим или психическим заболеванием в прошлом и в настоящее время. Этот критерий означает, полагаем, только одно, а именно: искусственное расстройство не изучено настолько, чтобы его можно было включить в определенную клинико-патогенетическую структуру.

Различают несколько вариантов искусственного расстройства.

1. Искусственное расстройство с физическими симптомами — представление пациентом себя в качестве соматического больного. Одним из способов такого представления является сочинение правдоподобного анамнеза соматического заболевания. Пациенты проявляют при этом неплохую осведомленность в том, что касается соматических симптомов, требующих госпитализации и серьезного лечения. Круг фиктивных расстройств, фигурирующих в жалобах, достаточно широк. Это внутренние кровотечения, кровохарканье, гипогликемия, лихорадка, тошнота и рвота, острые боли разной локализации, дизурические явления, диарея, кожная патология, приступы сердцебиения, подъемы артериального давления, обмороки, ломкость костей, мышечная слабость, гиперкинезы и т. д. Умело имитируются неотложные состояния с показаниями к экстренной, в частности хирургической, помощи. Известны случаи, когда такие пациенты подвергались неоднократному хирургическому вмешательству.

Одновременно с жалобами многие пациенты различными способами вызывают нужные им расстройства. Используют, например, кожные нарывные мази, антикоагулянты, инсулин, гипотензивные препараты, вдыхание сахарной пудры и табачного порошка, заглатывание инородных предметов, длительную иммобилизацию конечностей. В мочу, мокроту и кал для анализов добавляют кровь, гной и др. Одна из наших больных после неоднократных госпитализаций в гинекологическое отделение с подозрением на маточное кровотечение была направлена к психиатрам, так как врачам стало ясно, что кровотечение не связано с определенной соматической патологией. В психиатрическом отделении кровотечение продолжалось, каждое утро свежее постельное белье оказывалось в крови. От зоркого персонала не ускользнуло, наконец, что больная имеет при себе и тщательно прячет инструментарий, с помощью которого по ночам вызывает кровотечение. После этого больная стала жаловаться на обманы восприятия и высказывать суицидные мысли.

Достаточно типичным является поведение пациентов. Многие из них требуют операции, люмбальных пункций, назначения определенных лекарственных препаратов, обезболивающих средств, в частности наркотиков. Встречая отказы, вступают в конфликты, обвиняют персонал в некомпетентности и злом умысле, угрожают подать в суд, а чувствуя близкое разоблачение, срочно выписываются либо сбегают из отделения, чтобы вскоре попытаться лечь в какое-нибудь другое.

2. Искусственное расстройство с психологическими симптомами — представление пациентами себя в качестве психиатрических больных. В ложных жалобах фигурируют депрессия, обманы восприятия, бредовые идеи, болезненные побуждения, импульсивные явления, навязчивости, припадки, диссоциативные симптомы, например раздвоенность личности, и вообще все, что известно пациентам из книг, рассказов и собственных впечатлений от больных людей. Выдумываются ситуации, будто бы являющиеся причиной расстройства. Например, сочиняются истории о катастрофах, потерях близких людей, пребывании в заложниках, нахождении в зоне боевых действий, перенесенных пытках и истязаниях, изнасилованиях. Пациенты не только симулируют то или иное расстройство, они иногда принимают психоактивные субстанции, способные вызывать психические нарушения.

Больные удовлетворяются, если только ощущают себя в качестве пациента или испытывают болезненные переживания, прежнюю идентификацию себя с нормальным человеком они более не принимают. Некоторые пациенты, которые не желают расставаться с реальными симптомами психического расстройства, являются, вероятно, потенциальными больными с искусственным расстройством. Таковы же, по-видимому, больные, которые без всякой выгоды и с очевидным ущербом для себя симулируют какие-то симптомы помимо имеющихся на самом деле или симулируют реальные симптомы расстройства после того, как они исчезли, только бы оставаться в роли психиатрического пациента. Таким пациентам также свойственно поведение, в котором они настойчиво предъявляют жалобы, требуют лечения, возмущаются недостаточным количеством препаратов, перспективой скорой выписки, отказом в проведении ЭСТ, инсулино-шоковой терапии, назначении сульфозина.

Приведем наблюдение. Д., 25 лет, сам вызвал бригаду скорой помощи. Сообщил, что час назад с целью суицида принял 50 таблеток аминазина и столько же амитриптилина, но испугался вдруг смерти и захотел жить. Доставлен в токсикологический центр, где лечился в течение трех суток. Перед выпиской врачу центра рассказал, что слышит голоса, которые приказывают ему покончить с собой. Переведен в психиатрическое отделение. Врачу-психиатру жаловался, что слышит голоса, как по радио или во сне, и переживает устрашающие видения, что его мысли контролируют и передают на расстояние, он говорил также о плохом настроении и депрессивных состояниях в прошлом. Говорил, что ранее неоднократно лечился у психиатров по поводу депрессии и шизофрении, начиная с 16 лет. Сообщил, что его отец — знаменитый подводник, погибший несколько лет назад. Мать работала врачом, была убита при неизвестных обстоятельствах. Он сам занимается поисками убийцы, когда его найдет, уничтожит его и всю его семью. Рассказывал также, что успешно играл на бирже, но разорился и теперь имеет большие долги.

Находясь в отделении, вел себя несколько необычно. Персонал заметил, что пациент запугивает больных, забирает у них пищу, сигареты, командует ими и вообще чрезвычайно доволен своим теперешним положением в больнице. Каких-либо убедительных психических расстройств, свидетельствующих о шизофрении, у больного не установлено. Мышление последовательное, эмоции живые, экспрессия сохранена. Не выявлено и достоверных свидетельств депрессии. Данных, подтвердивших факты лечения у психиатров в прошлом, обнаружить не удалось, семейный анамнез, по-видимому, вымышлен. Каких-либо криминальных эпизодов в анамнезе также не выявлено, установка на инвалидность как будто отсутствует. Когда больного изобличили в фактах лжи, он с возросшей активностью стал жаловаться на депрессию, голоса, нежелание жить, просил назначить ему антидепрессанты, нейролептики, снотворные.

Персонал отделения отметил необычность поведения пациента и его странное желание надолго остаться в психиатрическом отделении, где больной чувствовал себя комфортно, не просился домой, на выписку. Перед выпиской вновь стал активно жаловаться на депрессию, суицидные побуждения, императивные голоса, а также на скелетов. Был недоволен врачом. Выписан под наблюдение психиатра с диагнозом «истерическая психопатия».

3. Искусственное расстройство через представителя — представление пациентом в качестве соматического или психиатрического пациента какого-то другого, зависимого от него лица. Типичной является ситуация, когда мать приводит на лечение своего ребенка, которому она сама искусственно вызывает симптомы болезни или сочиняет фальшивый анамнез болезни. Чаще предъявляется патология пищеварительной, мочеполовой и центральной нервной систем. Нередко выясняется, что мать дает ребенку слабительные, рвотные средства, диуретики, нейролептики, средства бытовой химии, другие вещества, опасные для здоровья и жизни. Известны случаи смерти таких представителей.

Необходимо проявлять настороженность в тех случаях, когда выявляется атипичная картина расстройств, неоправданные и неотложные визиты к врачу следуют один за другим, а результаты анализов не согласуются друг с другом и клинической симптоматикой. При подозрении на недоверие врачей пациент прерывает с ним контакты, обращаясь затем к другим, с ними повторяется та же или подобная история. Пациенты проявляют немалую осведомленность и живой интерес к тому, что касается медицины, в прошлом некоторые из них были медиками или страдали искусственным расстройством сами. Настоящее их расстройство является как бы викарным, заместительным, провоцируемым какими-то психологическими и межличностными проблемами.

4. Смешанное искусственное расстройство характеризуется тем, что пациенты представляют симптомы физического или психологического характера одновременно либо поочередно. Некоторые случаи расстройства дополняются симптомами фантастической псевдологии или патологической лживости.