Метафизический бред. Бред отношения

Метафизический бред — убеждение пациента в существовании неких потусторонних объектов и событий, наличие которых не может быть доказано или опровергнуто ни эмпирически, ни научными методами и которые связаны с мистикой, являясь предметом веры. Такой бред есть болезненное суеверие или болезненная вера. Одним из вариантов данного расстройства является архаический бред — убеждение в том, что существуют духи, управляющие ими колдуны и ведьмы или что он испытывает со стороны последних сверхъестественное влияние на себя посредством магии, телепатии и т. п. («порча, сглаз, приворот, проклятие» и т. п.). Является разновидностью бреда воздействия. Архаические представления чаще всего имеют коллективный характер и не являются подлинным бредом. Вероятно, их правильнее расценивать как внушённый бред, обычно стереотипный у разных его носителей. Истории известны эпидемии такого бреда, в них бывает вовлечено множество людей. Собственно архаический бред возникает спонтанно,  у индивида, лишённого ранее явных предрассудков и суеверия, его содержание носит индивидуальный, нетипичный, а иногда абсурдный характер.

Человек, одержимый бредом, нередко может быть опасен как для себя, так и для окружающих. В таком случае Вы можете вызвать неотложную психиатрическую помощь

Одним из видов архаического бреда является бред одержимости. Это может быть одержимость нечистой силой, иногда такая сила не имеет чёткой метафизической идентичности. Так, пациент сообщает, что последние 2 года в его тело через большой палец ноги проникло «оно». «Оно», по его несколько путаным описаниям, представляет собой некое бестелесное существо, которое перемещается по всему телу пациента, причиняя ему нестерпимые мучения. «Оно» несколько утихает, когда пациенту становится холодно. Именно поэтому он в стужу выходит раздетым на улицу и мёрзнет. Утихает «оно», когда он причиняет себе боль, например изо всей силы бьёт кулаком по стене или полу. «Оно» особенно донимает пациента по ночам. Будучи в отделении, он не выдерживал мук и будил больных, когда ударял кулаком по полу. Встречаются пациенты, одержимые некими людьми, обычно известными. В отличие от бреда апперсонализации, пациенты не идентифицируют себя с ними, а если это происходит, то не полностью и на короткое время.

Пациент сообщает: «Я принял в себя Гитлера, Муссолини, Пугачёва и Разина. Все они живут во мне. Иногда я веду себя под их влиянием. Недавно на молодёжной тусовке я подколол одного типа. Когда я выступал в качестве Гитлера, он посмел возражать мне. В данный момент я нахожусь в роли Гулена, жреца друидов, но вы зовите меня, как написано в паспорте. Моё Я ещё существует, оно не смешивается с живущими во мне лицами. Вы же знаете, что шизофреник — это личность, причём не одна. Я могу раскрываться, как веер, и складываться обратно в одно своё Я».

Разновидностью бреда одержимости является дерматозойный бред (бред кожных паразитов, синдром наружной зоопатии, пресенильный дерматозойный бред Экбома, синдром Берса-Конрада, бред поражения паразитами Визера-Кайзера) — убеждение пациента в том, что на его коже, внутри неё или под ней находятся мелкие насекомые. Бред обычно сочетается с тактильными галлюцинациями. Пациент, к примеру, ясно ощущает у себя под кожей присутствие движущихся червей. Он пытается избавиться от них, перерезать лезвием бритвы.

Постепенно он убеждается в том, что это не даёт должного эффекта: вместо одного червя появляются два. Бред внутренней зоопатии — убеждение пациента в том, что внутри него, в его внутренних органах находится живое существо: паразит, кошка, собака и т. п. либо неодушевлённый объект, какой-то предмет, аппарат, передатчик. Такой бред сопровождается, как правило, висцеральными галлюцинациями. Так, пациент утверждает, что в его желудок каким-то образом проник выводок щенят. Он отчётливо ощущает, как они двигаются, царапаются. Он заботится о них, кормит молоком, печеньем. Сытые, «они спят», не беспокоят его. Наконец, близким бреду одержимости является бред внутреннего двойника — убеждение пациента в том, что в нем находится его бесплотный двойник, обычно его антагонистическое Я. Некоторые пациенты указывают, что они ощущают внутри себя даже физическое тело второго Я.

Реже встречается бред вдохновения, то есть одержимости мистическими силами добра. Так, пациент утверждает, что в нём находится ангел, который управляет его поведением. Некоторые пациенты с архаическим бредом уверяют, что они сами являются магами, чародеями, колдунами, как злыми, так и добрыми, причём роль первых предпочитает большинство пациентов.

Другим, в общем-то близким вариантом расстройства является религиозный бред — возникающее в силу болезни убеждение в существовании неких высших сил, управляющих реальными событиями, а в некоторых случаях — и самим пациентом. Болезненная вера обычно сильно отличается от канонической и возникает спонтанно, без какого-либо внешнего влияния, хотя она также может быть внушённой. Е.Блейлер говорит по этому поводу следующее: «Мы обычно не считаем бредовой религию, если религиозный человек имеет свой взгляд на религию, но если его нововведения слишком резки, мы говорим, что это «религиозные бредовые идеи», хотя перед судом голой логики новый пророк имеет такую же действительную цену, как и старые».

Религиозный бред может проявляться самоотождествлением с Богом, мессией, пророками, святыми. Выделяют, к примеру, мессианский бред или ноэзис — убеждение пациента в том, что он является посланцем Бога на Земле с альтруистической целью очистить её от греха и скверны (синонимом термина является альтруистический бред). Нередко встречаются пациенты, отождествляющие себя с Сатаной, призванные утверждать на Земле сатанинское начало, — негативистический бред. Так, пациент всех людей с крестиками на груди воспринимает как сторонников сатанизма. Себе он вырезал крест на груди, чтобы подчеркнуть свою близость к Сатане.

Следующий вариант метафизического бреда представляет эсхатологический бред (от греч. eschaton — предел, конец, logos — учение) или бред конца мира, бред гибели мира, апокалиптический бред (от гр. apokalypsis — букв. откровение; часть Библии с пророчеством конца света, Страшного суда и др.) — убеждение пациента в своей способности пророчествовать и предвидеть наступление гибели человечества и даже всей Вселенной. Жертвами таких провидцев в разные времена оказывались многие люди, слепо уверовавшие в новоявленных апостолов. И поныне на этой почве наблюдаются случаи коллективного самоубийства.

Наблюдается и такая разновидность метафизического бреда, как бред реинкарнации (в восточных религиях теория перевоплощения человека после смерти в другое живое существо; от лат. re — приставка, указывающая на возобновление, повторность действия; caro — плоть) — убеждение пациента в существовании у него «прошлой» жизни в том или ином качестве. Сюжеты «прошлых» жизней, как можно иногда установить, пациент заимствует из книг, фильмов, о чём нередко помнит сам. Так, пациент утверждает, что в далёком прошлом он был жрецом древнеславянского божества Вереса, затем он переродился в оруженосца Карла Великого, впоследствии перевоплотился в «феодала, сеньора», потом он был «сумасшедшим», в честь которого воздвигли собор Василия Блаженного. Жил он также в облике «знаменитого гангстера из Чикаго», «советского контрразведчика в Берлине» и, наконец, родился в теперешнем своём виде.

Он думает, что и эта жизнь не является последней, но кем он станет в следующих перерождениях, пока не знает. Бредовое поведение таких пациентов может проявляться, например, суицидными попытками, предпринимаемыми с целью покончить с настоящей жизнью, чтобы возродиться в другой, в частности в качестве «творца новой мировой религии». Других пациентов такой бред, напротив,удерживает от суицида, если они «знают», что в предстоящей жизни им суждено быть в роли всеми презираемого человека или какого-то низшего существа.

Бред отношения — убеждение пациента в том, что он находится в центре происходящих вокруг него событий. Всё, что он воспринимает, каким-то образом, уверен он, связано именно с ним. Окружающие люди отнюдь не случайно попадаются ему на пути, они говорят только о нём, смеются лишь над ним, что-то знаками сообщают другим о нём, в их речи он постоянно слышит какие-то намёки в свой адрес, в газетах и книгах пишут о нём или имеют его в виду, по радио и телевидению проходят специальные сообщения о нём. Пациент чувствует, что он невольно притягивает к себе всеобщее внимание. Так, больная услышала по «Маяку», что разыскивается пропавшая девушка 22 лет. Она сразу поняла, что речь идёт о ней. «Правда, мне 26 лет, но они по ошибке убавили мой возраст». Пациент собрал большую коллекцию журналов, газет, брошюр, плакатов и книг, в которых он находил упоминания о себе.

Другой пациент сообщает: «У меня такое ощущение, будто меня все разглядывают, изучают, наблюдают за мной, точно у меня то ли грязь на лице, то ли пятна на одежде. Я всё время ловлю чьи-то взгляды, мне кажется, что против меня что-то замышляется». «Стоит мне появиться на улице, как чувствую, будто я обнажённый. Люди пялятся на меня, перемигиваются, покашливают, сморкаются, и всё это с каким-то значением, я слышу, что они говорят обо мне, не прямо, а как бы намёками, отворачиваются от меня, расходятся в стороны, оглядываются, шушукаются за моей спиной. Мне кажется, что они всё обо мне знают, я весь перед ними как на ладони». Обычно бред отношения касается сферы межличностных контактов, но иногда в эту сферу вовлекаются животные, птицы и даже неодушевлённые объекты. Так, пациент сообщает: «У меня возникло ощущение, будто ворон неслучайно кружит в 10 метрах от меня и каркает, был страх, что он вот-вот клюнет меня в голову». Тенденция связывать с собой внешние события является избирательной. Пациент относит к себе только то, что, по словам Е.Блейлера, отвечает кататимическому комплексу. Всё прочее остаётся за пределами бреда и воспринимается как обычно.

Бред отношения — признак того, что пациент вступил в фазу активного бредообразования. Это означает, что в это время в его личности происходят интенсивные болезненные изменения. Сам пациент осознаёт их как нечто внешнее для себя. Это не он всматривается в себя, это вместо него делают окружающие его люди. Пациенту может быть страшно за себя, но свой страх он усматривает в угрожающем поведении посторонних людей. Этот страх исходит также от стен, деревьев, облаков и от чего угодно. Или он испытывает радость, но думает, что она истекает от встречных людей, которые восхищаются, любуются им, дают ему понять, что воспринимают его как некую значительную персону.

Бред отношения тем самым есть осознание смысла будущих бредовых идей при смутном понимании их значения. Смысл этот даётся пациенту в бредовом настроении, которое есть не только страх, тревога, мания или депрессия, но и что-то ещё, необходимое для формирования бреда. На стадии бреда отношения можно увидеть прообразы различных других бредовых идей и бредовых форм. Как указывает Е.Блейлер, бред отношения «наблюдается особенно в паранойяльных и параноидных формах, где он часто образует основу других бредовых идей». Наряду с собственно идеями отношения в это время возникают мимолётные идеи преследования, величия, самоумаления, значения и др., в нём как бы заключены также бред восприятия, бред толкования, феномены бредового сознания. Следующим за бредом отношения этапом бредообразования будет, скорее всего, бред значения, то есть наполнение бреда определённым содержанием. Следует ещё раз отметить, что истинный бред отношения имеет мало общего с сенситивным бредом отношения Э.Кречмера, хотя некоторое внешнее сходство между ними всё же есть.

Сенситивные идеи отношения — это непсихотический феномен, суть его состоит в том, что чрезвычайно стеснительный и ранимый невротик, обеспокоенный своим неким сильно преувеличенным дефектом, считает, что окружающие, как и он сам, замечают этот порок или недостаток. И чем сильнее он волнуется или «комплексует» по поводу своего дефекта, тем больше внимания, как он думает, его персоне уделяют окружающие люди (сенситивные идеи отношения, напомним, впервые были описаны Ф.М.Достоевским).

В данном случае имеют место типичные, хотя и несколько заострённые проявления эгоцентризма: если меня это сильно беспокоит и привлекает моё внимание, то точно то же должны чувствовать и другие люди. Так, пациент очень переживает свою двигательную неловкость. На людях его беспокойство возрастает до такой степени, что он даже мечтает сломать себе ногу с тем, чтобы был повод вообще не появляться на улице или ходить с тростью. Другой пациент очень хотел бы передвигаться на костылях, «это было бы естественно, никто не заметил бы, что я хромаю». Сенситивность пациентов резко возрастает во время депрессии, но и в этом случае она чаще всего не становится подлинным бредом.

К содержанию