Личностные проявления дефицита воли. Парабулия

Попытаемся описать некоторые личностные черты, так или иначе связанные с волей потому, что в литературе на этот счет существуют разногласия.

1. Безынициативность — неспособность брать инициативу на себя чаще всего из-за боязни не оправдать ожиданий окружающих, не справиться с делом. Обычно свойственна астеническому и конформному типам личности.

2. Неуверенность в себе — ставшее привычным убеждение в своей неспособности контролировать возникающие ситуации, происходящее вокруг. Нередко сочетается с комплексом неполноценности и чрезмерной сенситивностью. Свойственна астеническому типу личности, а в сочетании с упомянутым комплексом — и паранойяльным личностям («параноикам неполноценности»).

3. Рефлексивность — склонность тщательно, скрупулезно взвешивать всевозможные последствия предстоящих действий. Возможно, это связано с оторванностью ценностных ориентаций индивида от действительности, когда он только теоретически знает, «что такое хорошо и что такое плохо». Это очень осложняет борьбу мотивов, планирование действий и принятие решения. Пациенты не принимают тот факт, что предусмотреть все до мелочей абсолютно невозможно, а также то, что, действуя, почти всегда приходится рисковать и чем-то жертвовать.

Обращайтесь к нам! Мы поможем справиться с проявлениями дефицита воли!

Но еще важнее другое: пациенты затрудняются в выборе главного даже в относительно несложных ситуациях, так как не могут определить, что есть главное и что — второстепенное. Принятие решения поэтому сильно затягивается (пациенты сильны только «задним умом», когда что-то уже произошло), а в трудных ситуациях делается невозможным — амблинойя. Свойственна психастеническим личностям с их «дереализацией» — незнанием практической стороны жизни. Рефлексивность — антоним импульсивности.

4. Импульсивность — склонность действовать под влиянием сиюминутных побуждений и обстоятельств. При этом борьба мотивов практически отсутствует, решение принимается наобум, план действий не продумывается и пациент ведет себя «как бог на душу положит». Свойственна импульсивным личностям, а также личностям эмотивно-лабильного склада. Такие пациенты хотя бы помнят факт побуждения, какие-то возникающие при этом мысли, а также более поздние объяснения своему поведению. Обо всем этом они что-то могут рассказать. Импульсивность кататоников отличается от предыдущей тем, что пациенты не запоминают или, скорее всего, не осознают своих побуждений. Позже, когда становится возможным контакт с ними, они не могут сказать и о том, зачем или почему они что-то сделали, как если бы они об этом совсем не думали. Такие действия О.В.Кербиков называет безмотивными.

5. Снижение уровня мотивации — поведение, отражающее отсутствие или утрату достойных ценностных ориентаций. Проявляется такими признаками, как эгоизм, деморализация, неискренность, лживость, игнорирование правовых норм, и вообще всем тем, что характеризует аи антисоциальное поведение. Свойственна разным вариантам расстройства личности, а также деградации личности, происшедшей в силу психического заболевания, алкоголизма, наркомании и др.

6. Недостаточная мотивация — недооценка индивидом значения возможных результатов его деятельности. Индивид на самом деле занят чем-то очень важным для него и других людей, но он этого не осознает. Например, он учится в школе, вузе, осваивает профессию, заводит семью и др., но при этом плохо понимает, насколько серьезно то, что он делает, как это пригодится ему в будущем. Отсюда вытекает и соответствующее отношение к делам и занятиям: с ленцой, спустя рукава, без интереса, старания. Активность пациентов  и продуктивность деятельности обычно страдают, причем весьма значительным образом.

7. Избыточная мотивация — переоценка индивидом значения возможных результатов своей деятельности (обычно сочетается с недооценкой успехов других людей). В обыденных, повседневных делах пациент ведет себя так, будто совершает подвиги. Уборка квартиры, например, превращается для него чуть ли не в историческое событие. Заметка в газету, жиденькая стопка посредственных стихов переполняет его гордостью за себя. Самодовольство обычно мешает ставить перед собой высокие цели. Кто-то верно сказал: кто преуспевает в мелочах, ничего не добьется в главном. Избыточная мотивация является одним из факторов формирования сверхценных идей. Свойственна личностям паранойяльного, эпилептоидного, истерического и вообще эгоцентрического склада.

8. Перфекционизм — чрезмерное повышение уровня мотивации, стремление во всем добиваться идеальных результатов, некоего совершенства. Чрезмерная требовательность  к себе превращает даже относительно несложную работу почти в непосильную, перед серьезными проблемами у пациента вообще могут опуститься руки. Он всегда недоволен сделанным. Например, пациент пишет одну диссертацию, вторую, третью и всякий раз останавливается на пороге защиты, так как каждая из них в его глазах не стоит внимания.

Неудачи, обычно сильно преувеличенные, постоянно преследуют его по пятам, повергают в отчаяние. «Четверка» на экзамене для такого студента — это полный провал. Такой пациент гораздо спокойнее чувствует себя как исполнитель, действуя по инструкции или букве закона, даже если понимает, что его усилия расходуются впустую. Впрочем, исполнителями они могут быть превосходными. Перфекционизм является серьезным препятствием в самостоятельной, особенно творческой работе: одаренность, способности в  полной мере не раскрываются. Недаром сказано: лучшее — злейший враг хорошего. Наиболее характерен перфекционизм для личностей психастенического склада.

9. Нерешительность — неспособность продумывать и принимать планы предстоящей деятельности. «Ума не приложу, как мне поступить, что делать, как выйти из положения» — типичная формула, отражающая основную проблему пациента. Способность к планированию, не имеющая прямого отношения к воле, существенно, тем не менее, влияет на волевой процесс, особенно в том, что касается плана реализации мотива. Другой причиной нерешительности может быть размытая представленность мотива в сознании пациента, когда он не может определиться относительно того, что, а главное, зачем ему что-то нужно. Пациент может, разумеется, «пойти, не зная куда», как бы лечь в дрейф  и плыть по волнам обстоятельств, предоставив себя случаю, но это бывает связано не только с нерешительностью, но и с общим снижением активности, обусловленным болезнью.

10. Дополнительная мотивация — включение в основной мотив другого для усиления первого. Например, оратору предстоит выступить с лекцией в аудитории. Он знает, что лекция продумана, хорошо структурирована, информативна, можно смело идти и читать ее. Но само как бы механическое воспроизведение текста ему кажется скучным делом. Он понимает, что слушателям это может показаться нудноватым. И он «включает» дополнительный мотив: прочитать ее с воодушевлением, ярче, так, чтобы увлечь слушателя. Этот мотив, иными словами, состоит в желании повысить самооценку как лектора. И он вносит изменения в текст: интересные иллюстрации, комментарии, примеры из жизни или что-то еще, что затронет у слушателей что-то личное.

Дополнительная мотивация, как видно из примера, улучшает план предстоящего действия и, хотя не влияет на решение действовать, стимулирует волевое усилие и доставляет большее удовлетворение сделанным, подкрепляя потребность в самосовершенствовании. Выигрывают, таким образом, не только дело, но и Я-концепция. Использование фактора дополнительной мотивации является важным моментом в психотерапии и психологической коррекции.

11. Слабоволие — бытовой синкретизм, обозначающий любой из вариантов дефицита воли или даже все эти варианты, вместе взятые. Как специальный термин «слабоволие» представляет собой неспособность к волевому усилию. Это ситуация, когда «хочу» перевешивает «надо»: «Футбол вчера показывали, вот я и не смог усадить себя за дело». Слабоволие проявляется отсутствием настойчивости, упорства, целенаправленности, выступает как небрежность, отсутствие аккуратности и прилежания в занятиях. Способность к волевому усилию формируется благодаря правильному, требовательному воспитанию в детстве, а также путем систематической работы над собой при осознании этого недостатка  и желании его преодолеть. Свойственно астеническому, истерическому, эмотивно-лабильному и неустойчивому типам личности, в известной степени — и другим типам.

12. Уступчивость — дефицит автономности или гетерономность, т. е. несамостоятельность в поведении, «мягкотелость», склонность полагаться на мнение кого-то из окружающих. Является признаком незрелости личности, продолжением детской склонности к подражанию. Роль собственного мнения находится на втором плане, пациент соглашается то с одним, то с другим человеком, и получается так, что собственного мнения по тому или иному вопросу пациент вроде бы и не имеет. Уступчивость связывают также с повышенной внушаемостью. Индивиды с такой чертой личности постоянно находятся под чьим-то влиянием, часто даже не осознавая этого. Свойственна личностям неустойчивого типа.

13. Упрямство — проявление чрезмерной автономности, вернее, инфантильного желания чувствовать свою независимость, самостоятельность. Пациентам свойственна потребность действовать или думать вопреки мнению других людей, причем часто вопреки интересам дела и во вред себе. Тут важно показать свое Я сильным и независимым, не имея на это достаточных оснований ни в жизненном опыте, ни в личных достоинствах. У детей эта черта личности является по большей части нормальной, это попытка заявить о себе, это как бы манифест, провозглашающий, что «у меня есть собственное Я, оно появилось и с ним нельзя не считаться».

Упрямство взрослых указывает на то, что они сильно задержались в своем внутреннем развитии, что они излишне самолюбивы, но ничем иным свою значимость  доказать не могут. За этим угадывается несостоятельность в чем-то важном для них, а также гиперкомпенсация в виде необоснованно завышенной самооценки. Упрямство и уступчивость — это две стороны одного инфантилизма, нередко сосуществующие одна с другой. Упрямство свойственно эгоцентрическим натурам (истерикам, паранойяльным психопатам). Оно нередко присуще также шизоидным личностям, оторванным от действительности в силу аутизма.

14. Снижение самоконтроля — неспособность подавлять в себе неприемлемые эмоции, желания, побуждения и мысли, а также действия. Эта неспособность связана, с одной стороны, с отсутствием подлинного самоуважения, с другой — с непониманием того, что достойно зрелой личности и что — нет. Отсюда вытекают такие проявления, как раздражительность, неуместные высказывания, не отвечающие ситуации действия, требованиям реальности эмоции, потакание соблазнам, своим прихотям и капризам. Свойственно психопатическим личностям разного типа, развивается и в силу заболевания.

15. Ригидность — перцептивная, когнитивная или социальная негибкость, инвариантность, неспособность принимать во внимание изменчивые реальные обстоятельства. Например, начав действовать по намеченному плану, пациент не считается с тем, что ситуация все время меняется, в том числе и благодаря его действиям, и оказывается неспособным вносить соответствующие изменения в этот план. Усвоив какую-нибудь когнитивную схему, адекватную определенному типу ситуаций, он применяет эту схему автоматически и там, где она ведет к ошибкам. Эмоциональная ригидность — это аффективная вязкость. Ригидность свойственна большинству расстройств личности, в том числе и связанных с заболеваниями. Ригидность следует отличать от персерверации, речевых и двигательных итераций, палинопсии, эхомнезии и т. п. нарушений.

16. Конформизм — тенденция действовать не в интересах дела или даже вопреки этим интересам, а руководствуясь «чужой волей» — исключительно мнением авторитета, группы, большинства людей. Преобладает, таким образом, внешняя мотивация, даже если собственная внутренняя работа предписывает делать что-то другое или с кем-то не соглашаться. Адекватный мотив или верное решение не следует, очевидно, искать где-то на стороне, его можно найти только в самом себе. Конформизм определяют также как боязнь ответственности, осуждения, как страх быть самостоятельным человеком. Конформизм — черта, более свойственная зависимой личности.

17. Педантизм — скрупулезность в разного рода мелочах, нередко в ущерб главному или не принимая его во внимание. Отражает неспособность принимать на себя ответственность, боязнь брать на себя инициативу. Неукоснительное следование побуждениям мелочного свойства напоминает успокоительную ритуализацию, заслоняющую существо дела, как бы спасающую педанта от сознания того, что он не может отважиться на что-то действительно важное, значимое для себя и других или что он выполняет чьи-то бесчеловечные указания.

Педантизм в сочетании с конформизмом порождает тип людей вроде нацистского палача Гесса, которого в лагерях смерти «больше всего мучил не ужас сожженных тел, но различные административные упущения… раздражали грязь и беспорядок… Можно сказать, что в Освенциме, как, впрочем, и в других местах, он был столь сильно занят избеганием «мелких, по-видимости незначительных упущений», что почти не заметил кремационных печей» (А.Кемпински, 1973). Эта особенность личности свойственна психастеникам, шизоидам, а также  эпилептоидам.

18. Амбивалентность — неспособность из двух примерно одинаковых по важности, но полярных по направленности вариантов поведения выбрать какой-то один. Обычно это конфликт между эмоциональным и рациональным вариантами действия. Например, пациент «разрывается» между тем, что ему очень хочется или нравится, и тем, что нужно, что предписывает долг. Данную особенность личности не следует смешивать с амбивалентностью при шизофрении, когда двойственность бывает обусловлена расщеплением Я на два противоположных начала, каждое из которых имеет «собственные» мысли, эмоции и побуждения.

19. Нетерпеливость — неспособность ждать, выбирать нужный момент для действий, а также склонность получать что-то сразу, сполна и без особого труда. В норме встречается у детей, у которых способность к волевому усилию только развивается. У взрослых эта черта личности наиболее ярко представлена у импульсивных натур.

Парабулия

Термин определяется как «извращение воли», т. е. неадекватная направленность действий или неадекватность самих действий. Данное расстройство уже фигурировало при описании сексуальных девиаций. Существует и ряд других его проявлений. Имеются в виду, в частности, нарушения поведения, связанные с аффективными расстройствами, патологией самовосприятия, психотическими симптомами. Объяснения пациентами причин своего поведения не являются собственно его мотивами. Но это не имеет отношения  ик мотивировкам или ложным мотивам, которые у пациентов с расстройствами личности, да и у здоровых, как бы нормальных людей являются самооправданием или сознательными попытками ввести окружающих в заблуждение относительно истинных намерений или причин неправильных поступков.