Личность и характер. Формирование личности. Структура личности

Личность и характер — термины, которые не имеют ясных отличий и иногда отождествляются. Так, К.Яcперс указывает, что «ни одно понятие не отличается такой многозначностью..., как понятие личности..., или, что то же самое, характера». Л.С.Выготский усматривает в характере «тот особенный склад личности, который вырабатывается у нее под влиянием приобретенных реакций». Под характером в словаре «Психология» (1990) понимается «совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности с типичными для нее моделями поведения». Характер определяется и как «психическая индивидуальность человека в его своеобразии» (Лебединский, Мясищев, 1996). «Сегодня, — замечает А.Ребер (2001), — чаще встречается термин «личность»…, используемый по существу в том же значении», что и характер и т. д.

На практике такое понимание термина «личность» сведется к перечню основных или исходных признаков (черт) характера: например, общительный, эмоциональный, совестливый, практичный и др. При этом подразумевается, что каждая основная черта характера имеет ряд поверхностных ее проявлений. Так, общительность как бы ассоциируется с такими свойствами личности, как открытость, дружелюбие, приветливость, откликаемость и др. Этот распространенный подход составил, как известно, основу факторной теории личности  Р.Кэттела.

Как сформировать характер ребенка? Обратитесь за советом психолога!

В настоящее время насчитывают от 10 до 16 основных признаков характера. По-видимому, в недалеком будущем их число будет установлено окончательно. Меньше уверенности в том, что ими ограничится число типичных моделей поведения человека. Сам термин«типичная модель поведения» применительно к человеку не кажется особенно удачным. Кого, к примеру, следует считать общительным человеком?

В каких конкретно социальных ситуациях человек должен проявить свою общительность и сколько таких ситуаций достаточно, чтобы установить факт общительности? Предположим, такой факт установлен. Означает ли это, что такой человек будет общаться с кем-то, посчитав такое поведение для себя недостойным, унизительным или бессмысленным? Можно ли вообще предвидеть, как человек с известным характером поведет себя в ситуации стресса, нравственного выбора или духовной коллизии? Сообщает ли знание характера такие сведения, как потребности, ценности, цели, ожидания или убеждения человека? Очевидно, нет, и без ответа остаются важнейшие вопросы. Характер, возможно, и описывает поведение человека с точки зрения того, как он что-то делает, но ничего не говорит о том, что и для чего он это делает. Человек, который знает «зачем», выдержит любое «как» — заметил Ф.Ницше, как бы подчеркивая, что сила человека заключается не в его характере, а в том, имеет ли для него смысл то, что он делает.

ХХ столетие отмечено беспрецедентным ростом внимания к личности человека. Возникло более 30 мало связанных одна с другой теорий личности на всем пространстве психологии, от «глубинных» до «вершинных» ее направлений. Появился термин «персонология» (Мюррей, 1938), указывающий на тенденцию или даже факт становления самостоятельной надпсихологической науки о личности человека. Характерология в ее классических формах себя, похоже, изжила.

Определение личности

В долгой истории идей не найдется мыслителя, который не пытался бы ответить на вопрос: что представляет собой человек? Как это ни поучительно, не будем на этом останавливаться. Обратимся пока лишь к позиции Ф.M.Достоевского, которую писатель формулировал в противовес научной, утверждавшей уже в его время, что человек познаваем, предсказуем и рано или поздно предстанет в виде математического уравнения. У Ф.М.Достоевского встречается ряд определений человека. Например: человек — существо, которое ко всему привыкает; человек — единственное существо, способное проклинать; человек — существо цели и др. Писатель дает и другие, более развернутые определения. Например: «...человек всегда и везде, кто бы он ни был, любил действовать так, как хотел, а вовсе не так, как повелевали ему разум и выгода...», ведь «...хотение есть проявление всей... человеческой жизни... и ...человек может сознательно пожелать себе даже глупейшего, ...чтоб иметь право... не быть связанным обязанностью желать себе одного только умного». Ибо именно это «сохраняет нам самое главное и самое дорогое, т. е. нашу личность и нашу индивидуальность», «...все-то человеческое в том только и состоит, чтоб человек поминутно доказывал себе, что он человек».

Но, кажется, самое впечатляющее суждение литератора таково: «...человек есть животное, по преимуществу созидающее, принужденное стремиться к цели сознательно и заниматься инженерным искусством, т. е. вечно и беспрерывно дорогу себе прокладывать, хотя куда бы то ни было... главное дело не в том, куда она идет, а в том, чтобы она только шла... и чтоб благонравное дитя... не предавалось губительной праздности, которая... есть мать всех пороков», ведь «человек... любит только один процесс достижения цели, а не самую цель». Далее писатель продолжает: «...и вся-то цель на земле, к которой человечество стремится, только и заключается в одной этой беспрерывности процесса движения, иначе сказать — в самой жизни, а не в собственно цели…, которая есть формула, а не жизнь».

«Не потому ли, — спрашивает Ф.М.Достоевский, — он (человек — В.А.) так любит разрушение и хаос..., что сам инстинктивно боится достигнуть цели и довершить созидаемое здание?»

Из современных психологов ближе других к Ф.М.Достоевскому стоит, пожалуй, А.Маслоу с его известной, хотя и вырванной из контекста формулой: «Человек есть хотящее существо». Приведем тем не менее ряд суждений о личности других выдающихся психиатров и психологов. «Личностью мы называем обладающую индивидуальным набором отличительных признаков характерную совокупность доступных пониманию взаимосвязей в пределах отдельно взятой психической жизни», — поясняет К.Ясперс. К.Роджерс определяет личность как организованную, долговременную, субъективно воспринимаемую сущность, составляющую самую сердцевину наших переживаний.

Согласно Г.Олпорту, личность есть «динамическая организация тех психофизических систем индивида, которые детерминируют его уникальное приспособление к среде». «Личность — это то, что позволяет предсказать, что сделает человек в данной ситуации», — полагает Р.Кэттел. Д.Келли представляет личность как присущий каждому индивидууму уникальный способ осознания жизненного опыта. А.Бандура рассматривает личность как сложный паттерн непрерывного взаимовлияния «индивидуума, поведения и ситуации».

Центром всей личности, или «души», по К.Юнгу, является «самость» — некая точка нового равновесия, новый центр всей личности, действительный центр, который, имея в виду его положение между бессознательным и сознательным, обеспечивает новое и более прочное основание личности. В Оксфордском большом социологическом словаре (2001) под личностью понимаются «характерные черты поведения отдельного человека». Личность при этом «выводится из поведения» и тем самым как бы подтверждается христианская традиция. «Не по словам, по делам судите» — эта бихевиористическая формула приписывается, как известно, Иисусу Христу. А.Ребер (2001), чтобы «не повторять безрассудство нескольких десятков неблагоразумных авторов», категорически отказывается приводить в своем обширном словаре какое бы то ни было определение личности. Складывается сложная ситуация: остается не слишком понятным, что имеет в виду тот или иной автор, когда он говорит об исследовании личности.

Формирование личности

Это вопрос о том, какова природа человека, под влиянием чего он таковым становится.

1. В донаучную эпоху человек представлялся находящимся в центре борьбы двух мировых начал: добра и зла. Индивидууму оставалось лишь констатировать, к чему более тяготеет его душа. Сама душа не принадлежала ни миру вещей, ни самому человеку, и он был несвободен в выборе своей идентичности — «дух веет, куда хочет». Но это было в теории. На практике человека наказывали или поощряли за его поведение так, будто оно целиком было в его власти.

2. Естественнонаучный прогресс провозгласил принцип детерминизма: всякое событие имеет свою причину. В жестком или номологическом детерминизме прочно укрепилось убеждение в принципиальной познаваемости и предсказуемости всего существующего. Открытие «формулы души» казалось лишь вопросом времени. Прямыми продолжателями традиции такого детерминизма явились бихевиоризм и психоанализ.

Умело манипулируя вознаграждением и наказанием, из человека можно сделать все что угодно, утверждал основатель бихевиоризма Д.Уотсон (1913). «Социальное окружение — все и объясняет все», — продолжал его последователь Скиннер. При этом Скиннер (1956) ссылается на мысль И.П.Павлова: «Управляйте внешними обстоятельствами, и вы увидите закономерность». А.Бандура (1987) несколько отклонился от позиции раннего бихевиоризма и предложил модель взаимного детерминизма: поведение человека определяется не только социальными влияниями, ситуациями, но и внутренними факторами (верой, ожиданиями и т. п.). Социальные психологи сохраняют между тем уверенность в том, что социальное влияние «обычно перевешивает» и нередко «подавляет» индивидуальные детерминанты поведения (Аронсон и др., 2002). Пока же они разделяют концепцию вероятностного детерминизма: точное предвидение поведения человека — дело будущего и станет реальностью по мере изучения неизвестных ныне детерминант поведения.

Согласно классическому психоанализу, движущей силой поведения человека являются инстинкты или бессознательные «первичные процессы». «Вторичные» или собственно психические процессы, образующие сознательную часть личности (эго), служат удовлетворению инстинктов наиболее безопасным для организма путем. По мнению К.Юнга, ключевую роль в развитии личности играет архетип самости, который интегрирует разнонаправленные тенденции и освобождает тем самым энергию, необходимую для личностного роста. Иную позицию занимает А.Адлер. Главный тезис его индивидуальной психологии состоит в том, что человек — это единый, неделимый и самосогласующийся организм. Не отрицая роли наследственности и социальной среды в формировании личности, А.Адлер провозгласил, что человеку свойственна творческая сила, а также свободная    и осознанная активность. Фактически А.Адлер порвал с традицией жесткого детерминизма, а тем самым — и психоанализа.

Полярную по отношению к доктрине детерминизма позицию заняли сторонники экзистенциалистской и гуманистической психологии.

Экзистенциальная психология личности связана с такими именами, как Ницше, Бергсон, Кьеркегор, Бердяев, Ясперс и др. Сама эта психология представляется как эмпирическая наука о «человеческом существовании», использующая метод «феноменологического анализа» или «вчувствования». Пафос «человеческого существования» заключается в том, что человек по природе своей сам определяет, каков он есть, он сам создает себя из ничего и по своей воле выбирает себе судьбу, он же отвечает за это перед самим собой. Реальный же человек только и делает, что изменяет своей сущности, он — «экзистенциальный предатель».

Вышеприведенные подробные выдержки из Ф.М.Достоевского о сущности человека вполне отвечают духу современного экзистенциализма: «я хочу» — тут и безграничная свобода, и всеобъемлющее право, и весьма размытая ответственность. Ф.М.Достоевский вложил упомянутые размышления в уста человека «из подполья», сопроводив их ключевой фразой персонажа: «...я крепко убежден, что не только очень много сознания, но даже и всякое сознание есть болезнь». О том же говорит Шигалев, идеолог «революции» в «Бесах»: «Выходя из безграничной свободы, я заключаю безграничным деспотизмом». Замечательным примером практики шигалевщины может служить кровавый «красный» режим Пол Пота в Камбодже. Пол Пот, обучаясь в Сорбонне, посещал, как известно, кружок экзистенциалистов Ж.П.Сартра в Париже.

Главный тезис гуманистической психологии состоит в том, что в природе человека заложено творческое, созидательное начало, которое он призван осуществить. Причем он способен это сделать вопреки социальным обстоятельствам, но с помощью силы, каковой является сознание принадлежности к роду человеческому. Человек — особое существо, ему нет аналогов в животном царстве, именно он — автор своего сценария жизни.

Существует только одна подлинная цель такой жизни — самотрансценденция или сходная с последней по смыслу самоактуализация. Человек постигает смысл своего бытия, когда он становится тем, кто он есть на самом деле. Другими словами, единственная реальность человеческой жизни — это его субъективная реальность. Тут явно ощущается влияние феноменологии К.Роджерса: не так важно, что происходит на самом деле, а важно то, как воспринимает это человек. Потолок ли падает или человек только думает, что потолок падает, — все равно реакция человека и в первом, и во втором случае будет одной и той же, говорил К.Левин. Пациент с бредом и здоровый человек — это все-таки не одно и то же. Последний всегда стремится понять, что происходит в действительности, для этого он и создал науку.

Следует признать, что ни одна из упомянутых теорий не дает исчерпывающего и окончательного ответа на вопрос о природе человека. Каждая из теорий выделяет и абсолютизирует какой-то один фактор развития личности. Становится все более очевидно, что все существующие теории личности могут быть интегрированы на унитарной основе. Главным, пожалуй, является вывод о том, что концепция жесткого детерминизма все же неприемлема по отношению к человеку. Можно, по-видимому, утверждать, что человеку,   в отличие от животного, свойственна потребность в саморазвитии и что он в принципе не является пассивным продуктом игры биологических, психологических и социальных влияний. При этом саморазвитие человека — не самоцель, но необходимое условие преодоления реальных проблем существования.

Структура личности

Любая теория личности содержит структурную концепцию — гипотезу о существовании взаимосвязанных блоков (конструалов, черт, элементов), образующих некое целостное  и динамическое единство.

1. Автором первой структурной модели личности в психологии является У.Джемс. Эта модель включала, как известно, индивидуальные, социальные и духовные потребности личности. При этом автор особенно подчеркивал интегрирующую роль в иерархии инстанций личности духовных ее потребностей.

2. Структуру психической жизни З.Фрейд, следуя за Платоном, представил как состоящую из трех уровней сознания: Оно (Ид), Я (Эго) и Сверх-Я (Супер-эго). «Оно» — это инстинкты, существующие в бессознательном. Инстинкты выражают потребности организма и составляют первичный принцип человеческой жизни — принцип удовольствия, т. е. потребность в немедленной разрядке психической энергии. При этом различаются два механизма такой разрядки: рефлекторные действия и первичные процессы (представления об объекте потребности). «Оно» не различает реальные и мнимые объекты потребности  и не способно «откладывать удовольствие». «Эго» — сознательные и предсознательные аспекты личности, обеспечивающие самосохранение организма. «Эго» развивается и черпает энергию из «Оно», опирается на силу логического мышления и подчиняется принципу реальности. «Супер-эго» — морально-этическая инстанция личности. Образуется путем усвоения или интернализации социальных норм поведения.

Лишь малая часть «Суперэго» действует в области сознания и предсознания. В свою очередь «Супер-эго» состоит из совести и эго-идеала. Совесть — порождение родительских запретов, это репрессивная инстанция. Эго-идеал образуется путем усвоения тенденций, проявление которых родители поощряют. «Супер-эго» считается сформированным, когда родительский контроль заменяется самоконтролем.

3. У К.Юнга структуру личности образуют эго, личное бессознательное и коллективное бессознательное. Эго — центр сферы сознания, оно включает все те мысли, чувства и ощущения, благодаря которым мы чувствуем свою целостность, постоянство и воспринимаем себя людьми. Личное бессознательное состоит из материала, который ранее осознавался, но позже был забыт (вытеснен). Оно включает также комплексы — скопления эмоционально заряженных мыслей и воспоминаний. Например, это комплексы власти, денег и т. п. Комплексы могут оказывать сильное влияние на поведение индивида, который при этом не осознает, что им движет. Коллективное бессознательное — хранилище следов памяти предков. Оно состоит из первообразов или архетипов — врожденных ментальных структур, обеспечивающих готовность реагировать определенным образом. Эго-архетипы  — «анима», «анимус», «персона» и др. Архетипы часто являются во снах, а также представлены в виде символов культуры и религии. Например, это изображения мандалы — символа единства и целостности Я.

4. Структуру личности, по В.Н.Мясищеву (1960), образуют следующие инстанции:

  • система отношений человека к объектам, явлениям и событиям жизни, включая отношение к самому себе;
  • психические процессы и уровень их протекания (восприятие, память и т. д.);
  • динамические характеристики личности (активность, реактивность);
  • интегративные качества личности (цельность или противоречивость, иерархия интересов, потребностей и др.).

5. Структура личности, по С.Л.Рубинштейну (1940), состоит из следующих элементов:

  • направленность — установки, потребности, интересы;
  • способности;
  • темперамент и характер.

 6. Согласно К.К.Платонову (1953), единство личности обеспечивают:

  • социально обусловленная структура — направленность деятельности, отношения, моральные качества;
  • опыт — знания, навыки, умения, привычки;
  • индивидуальные психические особенности — эмоции, чувства, ощущения и др.;
  • биологические особенности — темперамент.

Существуют и другие структурные концепции личности, здесь мы их не приводим. Оценивая разные модели личности, в целом можно сказать, что в работах большинства авторов личность представляется как динамическая и уникальная структура, устроенная по принципу иерархии, или, что то же самое, как индивидуальный способ интеграции биологических, психических, социальных и духовных качеств человека.

К содержанию