Компульсии

Компульсии (от лат. compello — принуждаю) — навязчивые влечения и действия. Различают несколько видов компульсий.

1. Ритуалы (от лат. ritualis — обрядовый) — навязчивые действия символического характера, имеющие целью устранить некую воображаемую угрозу. Навязчивые ритуалы (в отличие от религиозных, а также от навязчивых действий иного рода) отличают следующие признаки:

- приступообразный характер появления. Приступы ритуалов возникают с разной частотой, нередко до 4–5 в сутки и более, длятся около 1–2 часов. Частота и длительность приступов зависит, вероятно, от интенсивности и динамики аффективного расстройства, реакции на него со стороны пациента, а также от эффективности навязчивых действий;

- навязчивые действия носят весьма сложный, индивидуализированный, строго последовательный и стереотипный характер и совершаются втайне от других людей; со временем ритуалы могут усложняться или меняться;

- сами навязчивые действия представляют собой аналоги имитативной и симпатической магии, напоминающие колдовские действия; это, например, мысленные или произносимые вслух заклинания; движения, выражающие отпор враждебным силам; выразительные акты, символизирующие сопротивление, и т. п.;

- воображаемая пациентами угроза чаще всего представляется исходящей как бы из потустороннего, параллельного мира и нередко переживается как мистический, парализующий сознание ужас. Мнимые угрозы, источником которых является реальный мир, также могут устраняться магическими действиями, но чаще пациенты прибегают в таких случаях к методам простой защиты (мытьё рук и т. п.).

Навязчивые действия не оставляют времени на личную жизнь? Мы поможем справиться с ними!

Так, пациент во время выполнения ритуала сплёвывает, что-то отталкивает руками (галлюцинаций зрения у него нет), шумно вдыхает и выдыхает воздух, пристально во что-то всматривается, поворачиваясь боком; бормочет и произносит отдельные слова или фразы, означающие отвращение и угрозу; затыкает уши, закрывает глаза, а потом взглядом будто провожает кого-то от себя; перекладывает некоторые вещи с одного места на другое, закрывает окна и двери, а потом широко их распахивает. Он при этом то ходит по комнате, то стоит, выпрямившись, то приседает, наклоняется вправо и влево, сжимает кулаки, стискивает зубы и трясёт головой. Другой пациент при чтении текста вслух или про себя громко и по несколько раз произносит знаки препинания, а встречая восклицательный знак, ещё и поднимается со стула; стучит кулаком по столу или стене три раза подряд, топает ногами, бьет себя по голове и животу, сморкается; когда в тексте встречается слово «Бог», встаёт, воздев вверх руки, а если встречаются слова, означающие нечистую силу, скрипит зубами, принимает угрожающую позу, произносит бранные слова и проклятия.

Обычно пациенты крайне неохотно рассказывают о том, что они делают во время ритуалов, как если бы это было их тайной или они боятся каких-то неприятных для себя последствий. Опасаясь, видимо, что внешние помехи помешают выполнить ритуал или ослабят его защитную силу, пациенты запираются в комнате, никого к себе в это время не впуская. По этой причине представить точное описание ритуальных действий и их последовательность достаточно сложно. Ритуалы могут быть столь сложными, долгими и изнурительными, что приобретают характер навязчивых церемоний.

2. Простые символические действия представляют собой запреты совершать какие-то действия, или табу, либо рудименты, остатки заклинаний. Возникают от случая к случаю, иногда достаточно часто, но не появляются в виде приступов с полным погружением в болезненное занятие. Так, пациент считает свои шаги с тем, чтобы узнать, ждёт его неудача или успех. Чётное число шагов от дома до работы для него означает, что рабочий день пройдёт спокойно, без происшествий и неприятных неожиданностей. Стоматологу нужно удалить у пациентов непременно чётное число зубов, иначе в этот день может случиться беда. Или пациент должен ходить по правой стороне улицы, открывать двери только правой рукой. При ходьбе он старается не наступать в ямки или на трещины тротуара, покупает билет на поезд только в чётный вагон, в автобусе не садится далее третьего ряда, носит носовой платок и очки только в карманах с левой стороны и др.

Некоторые пациенты избегают произносить вслух какие-то слова: последние в их сознании каким-то таинственным образом связаны с нежелательными будущими событиями, а «счастливые» слова больные произносят всякий раз, когда обдумывают предстоящее или говорят о своих планах. Нечто подобное часто встречается у здоровых, но несколько суеверных индивидов, порой даже не подозревающих о символике своих действий и слов. Это, например, чертыхание, крестное знамение, короткие молитвы и заклинания, сплёвывание через левое плечо, загадывание чисел, вера в дурные и хорошие приметы, нейтрализация плохих снов с помощью особых магических фраз, использование таких выражений, как «если бог даст», «с божьей помощью» и др. По-видимому, во всех подобных случаях следует говорить всё же об абортивных навязчивостях, если такие действия сопровождаются хотя бы надеждой индивида на то, что они помогут ему избежать неприятность.

3. Компульсии в виде простых защитных действий, не имеющих символического, магического значения. Наблюдаются обычно у пациентов с социальными и простыми фобиями. Это упомянутые уже мытьё рук, избегание фобических ситуаций и контактов с фобическими объектами, повторение определённых действий, обеззараживание предметов, замедленные движения в некоторых ситуациях и мн. др. В целом компульсии наблюдаются у 3/4 пациентов с фобиями. У 75% пациентов компульсии сочетаются с обсессиями, что, вероятно, и послужило основанием для выделения обсессивно-компульсивного синдрома.

4. Стереотипные акты самоповреждения, имеющие характер дурных привычек или привычных манипуляций и, вероятно, мотивированные потребностью в самоуспокоении (о мотивах, впрочем, говорить что-то определённое достаточно сложно, ибо сами пациенты обычно не могут ясно сказать, что побуждает их совершать такие действия). Иногда расстройство начинается в детстве, сохраняясь на протяжении десятков лет без каких-либо изменений. Встречается ряд вариантов расстройства.

Трихотилломания (от греч. trix — волос, tillo — выдёргивать, mania — страсть, помешательство) — натягивание собственных волос вплоть до их выдёргивания.

Трихотиллофагия (от греч. phagein — есть) — выдёргивание собственных волос и их поедание. У таких пациентов описаны случаи непроходимости кишечника. Трифофагия проявляется поеданием волос, не обязательно своих собственных.

Онихотилломания (от греч. onyx — ноготь) — разрушение ногтей и ногтевого ложа чаще всего путём их обкусывания.

Онихотиллофагия — обкусывание ногтей и ногтевого ложа с последующим проглатыванием фрагментов разрушения.

Блефаридотилломания (от греч. blepharon — веко) — выщипывание собственных ресниц по болезненным мотивам.

Блефаридотиллофагия — выщипывание собственных ресниц с последующим их проглатыванием.

Хейлофагия (от греч. cheilos — губа) — постоянное облизывание и надкусывание губ, нередко со слизыванием и проглатыванием крови, а также потребностью раздражать образующиеся раны.

Ковыряние в носу — систематическое повреждение слизистой носа, нередко с кровотечением, а также с переносом содержимого носа в рот с последующим пережёвыванием и проглатыванием.

Сосание пальца — болезненным является сосание пальца, сохраняющееся у детей после первых 3–4 лет жизни. Может повлечь неправильный прикус передних зубов, стоматит, структурное повреждение резцов, мацерацию кожи пальца. Иногда сосание пальца дополняется его прикусыванием и нанесением ран с возможным инфицированием.

Оттягивание уха вплоть до причинения боли и травмирования, а также деформации уха. Некоторые пациенты могут щипать, царапать кожу уха.

Аэрофагия — навязчивое заглатывание воздуха с последующим его отрыгиванием. Может начинаться с ощущения дискомфорта в области эпигастрия, после чего следует серия глубоких вдохов, во время которых часть воздуха случайно попадает в желудок. Аэрофагия может проявляться приступами длительностью до нескольких часов, до состояния полного изнеможения. Пациенты нередко жалуются на неприятные ощущения в области желудка, а острая гастрэктазия способна повлечь летальный исход.

Руминация (от лат. ruminatio — пережёвывание, повторение) — непроизвольная регургитация (срыгивание) пищи без предшествующей тошноты с повторным проглатыванием этой пищи. У маленьких детей может повлечь развитие алиментарной кахексии и даже летальный исход.

Обычно сами пациенты не считают указанные в п. 4 нарушения болезненными, не тяготятся ими, не оказывают им должного противодействия, хотя и стесняются демонстрировать их в присутствии других людей. Пациенты крайне неохотно рассказывают об этих привычках, самостоятельно за помощью не обращаются. Расстаются с данными компульсиями как бы спонтанно, без специальных усилий и безболезненно. Привычные манипуляции едва ли являются собственно навязчивостями, скорее всего, их правильнее рассматривать как действия импульсивного характера, то есть принятые личностью за свои собственные.

5. Навязчивые влечения — возникающие эпизодически, никак не мотивированные и пугающие пациентов побуждения, которые обычно не реализуются, поскольку встречают активное противодействие со стороны пациентов. Содержание таких побуждений является для пациентов совершенно неприемлемым, как правило, это что-то постыдное, странное, безумное. Нередко факт навязчивых влечений порождает у пациентов страх сумасшествия, а также того, что они и в самом деле смогут однажды осуществить влечение. Возникают навязчивые влечения внезапно, неожиданно, в ситуациях, когда могут возникать и адекватные побуждения. Налицо, таким образом, факт амбивалентности в волевой сфере.

Собственно навязчивое побуждение является незначительным, отчего больные успешно с ним справляются. Преобладает, как правило, страх совершить неадекватный поступок. Например, у пациента возникает побуждение прыгнуть прямо в одежде в бассейн фонтана, с моста в реку, с балкона (причём так, чтобы «мозги разлетелись в разные стороны»), плюнуть с балкона театра на лысину сидящего в партере мужчины, ударить незнакомого прохожего, громко выкрикнуть в чьём-либо обществе циничное ругательство, броситься под проезжающую рядом машину, порезать вены на своей руке, ударить своего ребёнка головой о стену дома, насыпать толчёного стекла кому-либо в пищу и т. д.

Категорическое утверждение, согласно которому навязчивые влечения никогда и ни при каких обстоятельствах не реализуются, является ошибочным. Всегда существует риск того, что навязчивое влечение может трансформироваться в импульсивное, а в дальнейшем — и в кататоническое влечение. Встречаются, кроме того, пациенты, которые осуществляют навязчивое влечение в завуалированной форме. Например, они не прыгают с балкона, а будто бы невзначай что-то роняют с него и тем самым как бы этим довольствуются; не произносят самого бранного слова, но видоизменяют его под какое-нибудь другое и всё-таки его говорят. Такие заместительные или викарные действия показывают, что контроль навязчивых влечений может частично теряться.

К содержанию