Клинические варианты психопатии. Шизоидные психопатии

Группа шизоидных психопатов. Наиболее типичными признаками шизоидной психопатии являются аутизм и оторванность от реальности, неспособность формировать привязанности и, отсюда, узкий круг близких людей, равнодушие ко многим сторонам жизни  и обеднение эмоций, неумение выражать свои чувства, неразвитость эмпатии и чувства юмора. Интересы, увлечения и род занятий шизоидных психопатов весьма своеобразны: их выбор связан не с влиянием окружающих или тем, что требует и ценит общество, а, скорее всего, с фантазиями, которые для пациентов могут быть более значимыми, нежели происходящее в реальности.

Шизоид все время может посвящать бесполезным и никому не нужным вещам, оставляя без внимания насущные потребности и проблемы. Шизоиды способны глубоко переживать общечеловеческие ценности и страдать за судьбу человечества, но конкретные люди с их заботами, радостями и несчастиями их волнуют обычно мало. Считается, что шизоиды бесчувственны к похвалам и порицаниям, однако это не совсем так. Все зависит от того, как шизоиды их воспринимают и оценивают. Их может огорчить похвала и обрадовать порицание, если в их причудливой интерпретации они связываются с непонятными для других ценностями.

Психопатия близкого человека мешает жить полной жизнью? Обращайтесь в нашу психиатрическую клинику. Мы поможем!

Внешне шизоиды обычно неловки, неуклюжи, угловаты, их одежда и прическа не рассчитаны на внимание окружающих, чаще они совершенно равнодушны к тому, как выглядят и оставляют впечатление людей, для которых мода ничего не значит. Иногда внешним видом они хотят выразить преданность каким-то важным дня них идеям, например свои политические симпатии. Им трудно найти общий язык с другими людьми, которые для шизоидов существуют как бы в ином смысловом измерении. Своеобразно и мышление шизоидов.

Они склонны расставлять не всегда понятные или близкие окружающим логические акценты и воспринимать окружающее в неожиданной перспективе, их рассуждения часто носят отвлеченный, «заумный» характер. Пишут они сложно, громоздко, туманно, как бы не стремясь к тому, чтобы их понимали, их речь может быть витиеватой, лишена простоты и ясности, иногда изобилует логическими несообразностями, а по стилю порой приближается к книжной, не пригодной для диалога. Ментальные структуры пациентов в силу отчуждения последних от социума представляют образования, составленные из смеси реальных впечатлений и плодов воображения. Законы социальной психологии на шизоидов не распространяются.

В своей профессиональной деятельности шизоиды предпочитают занятия, когда приходится оперировать схемами, символами, отвлеченными понятиями, расчетами, компьютерными программами, текстами. Работа в коллективе, предполагающая постоянное общение, шизоидов не привлекает или кажется им отталкивающей.

Шизоидные психопаты — неоднородная группа индивидов. Существует тип креативных шизоидов, которые способны добиться значительных высот в философии, науке, художественном, обычно формальном творчестве. При этом они столь глубоко погружаются в соответствующую деятельность, что своей личной жизни почти не уделяют внимания, часто остаются одинокими и бездетными. Существуют «чудаки» — «люди со странностями», непредсказуемыми решениями и поступками, странными увлечениями и занятиями, эксцентрическими выходками. Встречаются эмоционально холодные, «бесчувственные» шизоиды с почти полным отсутствием просоциальных тенденций, способности к состраданию.

Преследуя какие-нибудь свои цели, они могут быть очень жестокими или, лучше сказать, безжалостными. К шизоидам вплотную примыкают мечтатели — психопаты, проживающие свою настоящую жизнь в воображении, в мире фантазий. Они не в состоянии адаптироваться к реальной жизни из-за своей бездеятельности, отсутствия живых интересов, притягательных целей, способности отражать вызовы реальности. Наконец, существует тип шизоидов-мизантропов, принявших или построивших собственные теории о неисправимой порочности человека. Есть немало произведений литературы, поэзии, науки и изобразительного искусства, создание которых мотивировано стремлением дискредитировать человека, всячески его принизить, представить в облике исчадия ада.

Счастливая личная жизнь шизоидам удается исключительно редко. Сексуальная жизнь многих шизоидов не привлекает, они редко пылают любовной страстью. Другие шизоиды не в состоянии поддерживать нормальные сексуальные отношения. Склонность к фантазированию способствует формированию у них разного рода половых отклонений. Шизоидов мало интересуют власть, богатство, карьера, слава, наслаждения, их образ жизни часто приближается к аскетическому. Шизоиды — внутренне противоречивые натуры.

Их могут одолевать несовместимые тенденции, представления, отношения и чувства. Они могут быть крайне негативистичными и в то же время очень внушаемыми, безучастными  и раздражительными, эмоционально холодными и сверхчувствительными, капризно избирательными в своих симпатиях и равнодушными. Им очень часто изменяет чувство меры, нередко они максималисты, как бы остановившиеся в своем развитии в юношеском возрасте. В целом шизоиды любят все-таки только самих себя. Будучи эгоистами, они, кроме того, держатся чрезвычайно высокого мнения о себе, своих способностях и редко умеют «ценить по-настоящему других людей, даже если относятся к ним хорошо» (П.Б.Ганнушкин).

Иллюстрация (из Карсон и др.). Пациент Д., 33 года, высокоодаренный, обладающий высоким уровнем интроверсии, компьютерный аналитик, был направлен на психологическое освидетельствование своим врачом. Врач опасался, что Д., возможно, несчастен    и страдает депрессией. Недавно по совету начальника Д. отправился к врачу в связи с довольно расплывчатыми жалобами соматического порядка и общим мрачным взглядом на жизнь. Д. практически не общался с людьми. Он жил один, работал в маленьком офисе самостоятельно. На работе, как правило, он также ни с кем не виделся, если не считать эпизодических визитов начальника, который приходил, чтобы дать ему новое задание и забрать готовые программы. Ланч он съедал в одиночестве. Раз в неделю, в погожие дни Д. отправлялся в зоопарк во время обеденного перерыва.

Всю свою жизнь Д. сторонился людей. В детстве у него было мало друзей. Он всегда предпочитал семейным вылазкам уединенные занятия (из пяти детей он был старшим). В средней школе он никогда не встречался с девочками, а в годы студенчества лишь однажды оказался в женском обществе — в компании студентов, после спортивного матча. Правда, Д. активно занимался спортом и был членом футбольной команды в школе и колледже. Когда он был студентом, много общался с одним относительно близким другом, главным образом вместе выпивали. Теперь, однако, этот друг жил в другом городе.

Д. как о чем-то само собой разумеющемся рассказал, что ему было трудно завести друзей, он никогда не умел поддержать беседу. Несколько раз он собирался подружиться   с другими людьми, но просто не мог подобрать нужных слов, и «беседа замирала». Д. сообщал, что впоследствии подумывал изменить свою жизнь, чтобы стать «позитивнее», но эта затея никогда не казалась ему достойной трудов. Ему было легче оставить все как есть, потому что стоило кому-нибудь с ним заговорить, как он терялся. Он был счастлив, когда оставался один.

К содержанию