Изменение частоты и чувственной яркости сновидений

Изменение частоты сновидений. Обычно наступает задолго (недели, месяцы) до манифеста или очередного обострения психического расстройства. Более трети пациентов отмечают при этом учащение сновидений, порой в 2–3 раза и даже более: «Стал видеть сны каждую ночь, раньше видел их редко, 1–2 раза в месяц... Появилось до 2–3 снов за ночь, особенно под утро, такого раньше не было...

После смерти матери стал видеть по два сна за ночь; до этого были сны, но намного реже... Всю ночь, кажется, вижу сны, один за другим. Такое было со мной лет пять тому назад, сны просто замучили меня... Сны стали частые, по три за каждые два часа... Никогда раньше не видел снов или не помнил их, теперь вижу каждую ночь». Появляются или учащаются сновидения и во время дневного сна.

Встречаются пациенты, которые бывают удивлены необычной частотой снов и стараются считать их. В одном наблюдении пациент насчитывал до 30 снов за ночь — полисомния. Сны при этом шли один за другим или прерывались пробуждениями.

Учащение сновидений более типично для тревожно-депрессивных состояний, траурных реакций, тревожно-ипохондрических состояний, гипомании. Примерно треть пациентов отмечает урежение сновидений вплоть до полного их исчезновения: «Сны пропали совсем, раньше видела их до 4–6 за неделю... Снов стало меньше, они стали короткими, мелькнут и тут же исчезнут... Раньше за ночь видела 1–2 сна, а теперь их почти нет или я о них забываю...

До болезни видела сны где-то раз в неделю, а теперь снов нет совсем... Всегда видела много снов, а за последние месяц-два снилось что-то раз или два... Три месяца как не вижу никаких снов. Перед тем снилась несколько раз умершая бабушка и еще два умерших человека. Бабушка трогала меня за щеку, я это ощущала как на самом деле... В детстве были сны бесцветные и немые, а я при этом не мог двигаться. Казалось, что за ковром скрываются какие-то чудища.

Затем сны исчезли, я долго, года 2–3 не видел никаких снов. Потом стала сниться серая комната, а в ней летает коричневый клубок. Постепенно сны стали цветными, а я в них начал двигаться». Урежение сновидений, олигосомния, выявляется у пациентов не только в настоящее или недавнее время, но также или исключительно в отдаленном анамнезе.

Так, больная говорит, что три года назад в течение полугода она также, как и теперь, не видела ни одного сна, и тогда была сильно этим напугана. Урежение сновидений более свойственно состояниям гиперсомнии, апатии, адинамии, выраженной астении, брадифрении, наблюдается также в связи с приемом нейролептиков, антидепрессантов, наркотиков. У оставшейся трети пациентов как до, так и в течение болезни не наблюдается значительного изменения частоты сновидений, у многих из них сновидения вообще бывают редко.

Изменения чувственной яркости и сенсорной модальности сновидений. Здоровые индивиды, сравнивая яркость своих сновидений с наглядными и мысленными образами, обычно указывают на близость сновидных образов и образов представления. Лишь некоторые индивиды постоянно или часто видят очень яркие сны, большей частью это лишь эпизодические сновидения, иногда связанные с соматическим неблагополучием. Кроме того, сравнительно редко здоровые люди видят цветные сны. С наступлением психического расстройства, а нередко и задолго до него яркость и сенсорная модальность сновидений меняются. В части случаев наблюдается утрата прежней яркости образов сна. Пациенты сообщают, что последние становятся «размытыми, нечеткими, смутными, стертыми, блеклыми, бесцветными, серыми, неопределенными, как в тумане, похожими на тени, силуэты».

«Сны стали невзрачными, тусклыми, не могу собрать их во что-то целое», — говорит больная. Иногда способность воспринимать образы сна выпадает полностью: «Снится, что я ничего не вижу и не слышу. И ноги отнимаются». Другими словами, пациенты указывают на то, что теряют способность воспринимать образы сна так, как они могли это делать ранее. Утрата способности воспринимать образы представления в бодрственном состоянии обозначается, как известно, терминами «анидеизм», «аникония».

Такие сновидения, полагаем, следовало бы называть аниконическими, хотя этот термин подразумевает лишь нарушение восприятия оптических образов сна. Аниконические сновидения появляются большей частью у пациентов с анестетической депрессией, но отметим, что иногда симптомы психической анестезии в бодрственном состоянии могут при этом отсутствовать. Значительно чаще выявляется обратная картина, т. е. возрастание способности воспринимать сенсорные характеристики образов сна: «Сны такие, будто все происходит в реальности... Сны яркие, как в жизни...

Происходит все как на самом деле, все натурально, будто и не сон это... Как не сон был, а будто в реальности, проснулась и подумала: слава Богу, это всего лишь приснилось... Падаю куда-то вниз, ясно чувствую этот полет, будто сижу в падающем самолете, а за метр от земли просыпаюсь и думаю: хорошо, что это приснилось». Яркость образов сна в таких случаях не уступает таковой наглядным образам или даже превосходит последние, ее можно сравнить разве что с яркостью эйдетических образов. Поэтому, полагаем, такие сновидения было бы целесообразно обозначить как эйдетические.

Значительным образом меняется при этом и сенсорная модальность образов сна, это касается цвета, интенсивности различных других ощущений: «Сны стали цветными. В них представлена вся палитра цветов, не помню только, есть ли среди них фиолетовый цвет. Остро ощущаются также боль, вкус, движения, эмоции, звуки, прикосновения ко мне, голод, жажда, практически все. Нет, кажется, только запахов... Сны яркие, звуковые, цветные, с ощущениями боли и наслаждения, вкуса и запахов, полета. Сидишь, говоришь, ходишь, думаешь — все реально на 100%... Сны яркие, сценоподобные, воспринимаются со всеми подробностями, оттенками.

Даже давние такие сны вспоминаются так, будто они снились совсем недавно». Нередко встречаются сновидения с отчетливым преобладанием одной какой-то модальности ощущения — монохроматические, двух — бихроматические или более модальностей — полихроматические сновидения: «Все белое: стены, пол, предметы, стол, скатерть, на столе белая тарелка, а вне находится что-то красное, жидкообразное, как кровь. Я в ужасе, меня всю сковывает, закрываю глаза, и все исчезает. Тут я просыпаюсь в холодном поту. Три раза снился этот сон. На третий раз я подумала: это же сон, и откуда он берется. С тех пор это сон не снился.

Я аборт делала раньше, виню себя, что загубила живую душу, может, поэтому такое снилось, как напоминание, какая я... В 15 лет в течение года я лунатила, два раза во сне в окно выпрыгивала. Мне снилось, будто у дома стоит умершая мать, она во всем белом, даже как бы светилась вся. Дорожка, на которой она стоит, белая, и все вокруг тоже белое... Вижу во сне, что рядом со мной стоит белая женщина, волосы белые, одежда белая, и в руках ее что-то тоже белое... Снился зеленый сон. Все было в нем зеленого цвета: мама, обстановка и я сама, я видела себя при этом со стороны...

Снилось несколько раз, будто я заблудилась в лабиринте. Лабиринт состоял из каких-то ниш. И весь он был розового цвета, разных и очень красивых оттенков этого цвета. Было что-то еще фиолетового цвета, но немного. Когда я осознавала, что окончательно заплутала, всякий раз в этом месте просыпалась... Снится каждую ночь, будто я что-то строю из краснокровавого материала... Приснилось раз, будто ко мне приближается женщина, блондинка, в белоснежной одежде, с огромными зелеными глазами. Я в это время лежу, не сплю. Она перешагивает через меня и говорит: не бойся, я твоя судьба...

В моих снах больше зеленого цвета, а красного нет, кажется, вообще... Голоса снятся громкие, ясные, отчетливые, я чувствую, что где-то рядом есть люди, но не вижу их, как ни стараюсь... Снилось, что я в раю, иду и вижу, что кругом пшеница, она золотистого цвета, очень красивая, я ощущаю необычайную душевную радость, восторг. Навстречу мне идет умерший муж, он как живой и весь в белом. От него исходят сияние и чистота. Он говорит мне: я люблю тебя, но я теперь женат, прощай. Повернулся и ушел, сияние исчезло, все стало как обычно. Все это происходило как наяву, я была, верно, во второй жизни...

Снится лес, почему-то он серый-серый, зелени и других цветов нет совсем». Столь яркая представленность одних модальностей ощущения и полное выпадение других указывает, возможно, на то, что явления сенсорной гиперестезии в сновидениях могут сочетаться с признаками сенсорной гипе- и анестезии. Можно, вероятно, считать, что колорические иллюзии встречаются и в сновидениях. Имеются данные о том, что монохроматические сновидения с преобладанием красного и синего цветов чаще встречаются при эпилепсии. Некоторые наши пациенты с эпилепсией сообщали о «белых» снах, в которых преобладающим был белый цвет.

Выявление в анамнезе периодов урежения, исчезновения либо учащения сновидений, а также явных свидетельств изменения модальности ощущений в образах сна является, полагаем, достаточным поводом к тому, чтобы более детально расспросить пациентов об их самочувствии именно в то время, когда наблюдались такие сновидения.

К содержанию