Диагностическая роль нарушений чувственного познания

Разумеется, эта роль в значительной степени определяется тем, в каком клиническом контексте возникают нарушения. Тем не менее можно утвердительно говорить и о самостоятельном диагностическом их значении. Оно может быть представлено так.

1. Многие из вышеупомянутых нарушений с абсолютной точностью свидетельствуют о факте психического расстройства, т. е. о наличии заболевания. Это, например, сенестопатии, патологические иллюзии, обманы восприятия, метаморфопсии, нарушения пространственного восприятия и восприятия времени. В частности, галлюцинации безотносительно к чему-либо указывают на серьезные нарушения, лежащие в их основе. В отношении целого ряда нарушений столь безапелляционные суждения неправомерны, в них всегда есть границы, отделяющие эти нарушения от сходных проявлений нормального функционирования. Например, это синестезии, явления эйдетизма, гипо- и гипералгезии, ложные узнавания, колорические иллюзии.

2. Некоторые нарушения чувственного познания с известной долей вероятности могут указывать на характер болезненной формы. Так, комментирующие, императивные, экстракампинные, рефлекторные галлюцинации, вычурные, галлюцинаторные сенестопатии и сенестопатии с бредоподобными толкованиями свидетельствуют скорее о наличии шизофрении. Голотимические галлюцинации более свойственны аффективным, шизоаффективным психозам. Приступообразно возникающие нарушения, включая галлюцинации, типичны для припадков «психической» или височной эпилепсии. Зоопсии чаще встречаются при интоксикационных психозах. Обманы восприятия, в которых фигурирует тема алкоголя и наркотиков, обычно свойственны пациентам, злоупотребляющим указанными химическими субстанциями. Элементарные, стереотипные галлюцинации более типичны для органических психозов.

3. Структура нарушений чувственного познания нередко указывает на поражение той или иной психической функции, помимо чувствительности. Например, галлюцинации с неологизмами, вербигерацией, паралогическими построениями свидетельствуют о расстройстве мышления. Аутоскопические галлюцинации, психопатологические феномены с полярными, антагонистическими переживаниями характеризуют обычно раздвоенность личности. Пессимистическое или, напротив, оптимистическое содержание обманов восприятия нередко отражает факт нарушения аффективной сферы.

4. Нарушения чувственной сферы очень часто бывают многовариантными. На это указывает, в частности, обилие различных видов галлюцинаций. Разнообразие последних не в последнюю очередь обусловлено тем, что в них нередко представлены другие симптомы психического расстройства. Например, итеративные галлюцинации, многочисленные галлюцинаторные эхо-феномены, негативистические галлюцинации могут расцениваться как обманы с кататоническими симптомами. Галлюцинации с агрессивным содержанием указывают на проявления аномальной агрессивности. В галлюцинациях персекуторного содержания представлен, как правило, бред преследования. Гипнагогические, гипнопомпические обманы восприятия указывают на расстройство сна. Феномены палинопсии и палинакузии свидетельствуют о нарушениях памяти в виде эхомнезии.

5. Нарушения сферы чувствительности иногда указывают на возможность локального повреждения головного мозга, проводящих чувствительных путей, рецепторов. Например, гемианоптические галлюцинации обычно наблюдаются при сосудистых, опухолевых и иных локальных повреждениях. В значительной части случаев об определенной топике повреждения свидетельствуют явления метаморфопсии, а также метаморфоптические галлюцинации.

Анализ чувствительных нарушений может, вероятно, иметь некоторое прогностическое значение. Например, появление в структуре галлюцинаций симптомов более тяжелого нарушения указывает на возможность развития этого нарушения в ближайшем будущем. Так, возникновение кататонических явлений в галлюцинациях свидетельствует о приближении явно кататонических расстройств. Чувство «сделанности» обманов восприятия может означать реальную возможность формирования синдрома Кандинского-Клерамбо, а чувство инсценировки — острого фантастического бреда аналогичного содержания.

Тем не менее следует отметить, что диагностическое и прогностическое значения нарушений чувственного познания изучены далеко не в полной степени.

Несколько слов о теориях развития чувственных нарушений. Собственно теории формулируются лишь в отношении галлюцинаций. Происхождение других расстройств объясняется скорее в общетеоретическом плане или в контексте существующих теорий.

Периферическая теория галлюцинаций связывает появление последних с повреждением периферического отдела соответствующего органа чувствительности. Например, глаукома рассматривается как основная причина развития зрительной галлюцинации. В целом эта теория подтверждения не получила. Однако это вовсе не означает, что периферическое повреждение не имеет никакого значения.

Психологические теории рассматривают развитие галлюцинаций исходя из известных в психологии процессов психического функционирования. Конкретные варианты таких теорий связаны с тем направлением в психологии, к которому они принадлежат. Позитивным моментом таких теорий является то, что болезненные явления вообще и чувственные нарушения в частности оцениваются как патологическое усиление или ослабление процессов, свойственных норме. Иначе говоря, болезненные феномены не являются непосредственным следствием повреждения структур мозга, они всегда бывают опосредованы психологическими механизмами.

Неврологические теории рассматривают чувственные нарушения как производные повреждения определенных церебральных структур.

Центральные теории сводятся в настоящее время к утверждению положения, согласно которому психические расстройства обусловлены метаболическими нарушениями, в первую очередь затрагивающими медиаторные системы.

К содержанию