Бред значения. Экспансивный бред

Бред значения — бредовое понимание различных ситуаций. Это следующая за бредом отношения фаза бредообразования. Пациенты не только относят к себе происходящее вокруг и усматривают «намёки» в свой адрес («бред намёков», по J.Berze), их бред наполняется определённым содержанием. Если, к примеру, это бред преследования, они могут сказать, кто и с какой целью их преследует, какими мотивами руководствуется, в каких обстоятельствах проявляет свою враждебность и т. д. В итоге бред обретает более или менее законченный вид, так что может быть обозначен соответствующим термином и включён в некую систематику. Например, если кто-то зевает, для пациента это значит, что его обвиняют в лености.

Если в газете написано, что кто-то поскользнулся и упал с лестницы, то он относит это сообщение к себе, понимая, что его тем самым обвиняют в нечистоплотности, эгоизме: «На минувшей неделе ты выносил мусор, из ведра выпала шкурка банана, а ты её не поднял. Вот из-за таких, как ты, негодяев люди падают и расшибаются». Кто-то чихнул, этим пациенту ясно дали понять, что он разносчик инфекции. Кто-то рассказывает о редком явлении, для него же это знак того, что он глуп и ничем не интересуется, кроме самого себя и т. д. В конце концов из таких мелких бредовых открытий у пациента вырастает убеждение в том, что он ничтожество, никчёмный, ни к чему не способный и никому не нужный человек, достойный только презрения окружающих, то есть бред самоуничижения. Разумеется, это убеждение зреет в нём само по себе, но осознаёт его пациент посредством приписывания бредового значения каким-то внешним событиям. Однако это же убеждение, если оно отчуждается либо не принимается, превращается в бред обвинения.

Человек, одержимый бредом, нередко может быть опасен как для себя, так и для окружающих. В таком случае Вы можете вызвать неотложную психиатрическую помощь

Бред значения — это не вид бреда по конкретному его содержанию, но бред, как бы порождающий это бредовое содержание и, кроме того, дающий начало некоторым специальным формам бреда. В паранойяльной структуре, к примеру, он выглядит как бред толкования, при остром параноиде — как бред восприятия, в предонейроидном состоянии — бред особого значения. К.Ясперс, описывая бред отношения, включает в него и бред значения, вероятно, потому, что оба эти вида бреда возникают практически одновременно.

Экспансивный бред — убеждение пациента в том, что он превратился или превратится в незаурядную личность либо изначально являлся ею. Обычно возникает на фоне приподнятого настроения. Существует несколько вариантов такого бреда.

Бред величия или александризм — ложное убеждение пациента в обладании необыкновенными личными качествами: невероятным умом, необычайными способностями, делающими его бесконечно превосходящим всех обычных людей. Больная сообщает: «Я пришла в этот мир человеком с обострённой чувствительностью и врождённым чувством истины, я пришла мыслителем. Теперь, пройдя сквозь историю, я спокойно опустилась с небес и чувствую в себе невероятные способности к творчеству. Мой мозг развился до восприятия невероятных абстракций. Я способна интуитивно схватывать смысл главного. Я чувствую себя так, будто переродилась или родилась заново. Всё, что я читаю, мне заранее известно, я лишь вспоминаю то, что всегда знала. Мой лозунг: быть рыцарем причудливых впечатлений, но при этом знать, чего ты хочешь».

Из данного бредового сообщения видно, что оно хотя бы отчасти связано с нарушением памяти, а именно с рефлекторными галлюцинациями памяти («всё, что я читаю, мне заранее известно»). Имеет также место обострённое самовосприятие (ощущение в себе «невероятных» способностей»). Угадывается, наконец, тот факт, что бреду величия предшествовало помрачение сознания в виде онейроида («пройдя сквозь историю, я спокойно спустилась с небес»). Последнее обстоятельство указывает на возможность появления остаточного или резидуального бреда, некоторое время сохраняющегося после выхода из состояния помрачения сознания. Бред величия нередко проявляется отождествлением себя с кем-либо из великих людей, особенно в культурах, где принято чуть ли не обожествлять исторических деятелей. В советский период истории пациенты нередко идентифицировали себя с такими харизматичными лицами, как Ленин и Сталин, либо считали себя родственниками последних.

С бредом величия тесно связан, а порой неотделим бред обладания властью — убеждение пациентов в том, что они находятся на вершине иерархии власти и потому могут и должны управлять народами. В значительной части случаев бред сопровождается высокой самооценкой и соответствующим поведением. Так, больная считает себя английской королевой Викторией. Она ходит медленно, с высоко поднятой головой, принимает величественные позы, держится надменно, свысока смотрит на окружающих, вступая в диалог только если к ней обращаются со словами «Ваше величество».

Возможно, королевой она «стала» отчасти потому, что её тоже зовут Викторией, но от дальнейших расспросов она отказывается, находя их для себя унизительными. Тем не менее не обязательно, чтобы такой бред сочетался с высокой самооценкой. Например, пациент утверждает, что он царь Николай II. Он пишет указы, в которых повелевает возродить госмонополию на алкоголь, отдать землю в собственность тем, кто её обрабатывает и т. п. При случае передаёт из отделения письма с указами, указывая на конверте обратный адрес: Иркутск, психиатрическая больница, отделение № 12. В беседе держится скромно, считает, что он самый обычный и ничем не примечательный человек, «просто царь», на которого судьба возложила столь многотрудные обязанности. Нельзя, по-видимому, полностью исключить возможность того, что бред в последнем случае связан с депрессией пациента, которому свойственно гипертрофированное чувство долга.

Бред могущества — убеждение пациентов в том, что они обладают сверхъестественными способностями. Например, это теомания — самоотождествление себя с самим Богом. Нередко бред бывает связан с феноменом всемогущества мыслей: «Только я о чём-то подумаю, как это происходит. Шофёр крутит баранку, как хочется мне. Только подумала, что в отделении появятся две новые девушки, как они показались в палате. Стоит мне подумать об обходе врачей, как он начинается. Я влияю на погоду, по моему желанию идёт дождь, снег, дует ветер. Я боюсь думать о чём-то плохом, ведь это обязательно сбудется. На днях подумала о землетрясении в Мексике, и оно произошло... Я как-то подумал, что не будет мира между евреями и арабами, и точно, началась война между ними. Пришло раз в голову, что США нападут на Ирак. И правда, в первом же выпуске новостей об этом передали. Мои мысли часто воплощаются в действительность, меня самого это удивляет, я не знаю, почему такое происходит... О чём я подумаю, то другие люди сразу же делают. Мой знакомый как-то сказал слово «осень». Я тут же расшифровал этот намёк. Он означал: «Ты будешь штурманом погоды». И с тех пор я делаю погоду. Подумаю «ветер», он начинается. С бизнесменом поругался и подумал, что с этими дельцами давно пора бы разобраться. И в тот же день в Америке взорвали торговый центр» и т. д.

В других случаях бред могущества бывает связан с символическим мышлением. Манипуляции с некими символами равносильны для пациента управлению соответствующими объектами. Так, пациент «управляет погодой» тем, что жуёт листья тополя, клёна и других деревьев с названиями мужского рода. Принадлежность к последнему означает для него воплощение сил стихии. Он растирает руками одуванчик, и именно потому начинается жара. Однажды, чтобы соединить свои сердце и печень и таким образом приобрести второе сердце, он проглотил стебель одуванчика. После этого проверял, появилось ли у него второе сердце. Между остановками автобуса он старался не дышать. Если, думал он, это у него получится, значит, его печень превратилась во второе сердце.

Бред величия, бред обладания властью и бред могущества иногда рассматривают под общим названием мегаломанический бред.

Бред бессмертия в ряде случаев также представляет экспансивный бред. В состояниях мании, вероятно, у некоторых пациентов возникает расстройство, противоположное депрессивной девитализации (утрате сознания собственной жизни). Бред бессмертия в этом случае как бы вытекает из нарушения самовосприятия. Он встречается, однако, и у депрессивных пациентов, обречённых, как они думают, на вечные, нескончаемые страдания за свои ужасные грехи. Такой бред является продолжением бреда греховности, согласно которому пациент является столь великим грешником, что искупление его вины возможно лишь бесконечными муками.

Бред долгожительства — убеждение пациентов в том, что при определённых условиях их жизнь может длиться сотни лет. Началом этого бреда может быть бред изобретательства, когда пациент «открывает» рецепт своего долгожительства. После этого он «тренирует, закаливает, укрепляет» свой организм, «заполняет» его здоровьем. Иногда система закаливания выглядит весьма радикально.

Так, пациент спит на гвоздях, на стене в самых разных положениях, подвешивая себя с помощью сконструированного им устройства; ходит по раскалённым предметам, бегает в плавках в жгучий мороз, ест траву, насекомых, глотает живых мышей, в ботинки вместо стелек кладёт наждачную бумагу, подсыпает в пищу толчёное стекло, по неделе голодает, а время от времени учится «накапливать энергию», съедая за один раз по полведра каши или супа; приучает своё тело к боли, лишению сна, обучается играть на разных музыкальных инструментах и т. д. Сожалеет, что слишком поздно пришёл к идее своего оздоровления, так что едва ли проживёт более 300 лет. Чтобы компенсировать упущенные им возможности, стал «закаливать по своей системе» своего годовалого сына. Уверен, что тот проживёт до 900 лет.

Бред изобретательства — убеждение пациентов в том, что они являются выдающимися изобретателями или что сделанные ими мнимые изобретения имеют выдающееся значение. В первом случае, скорее всего, речь должна идти о сверхценной идее, вытекающей из болезненно повышенной самооценки. Собственно бред чаще бывает представлен во втором случае, поскольку именно такие пациенты особенно легко желаемое принимают за действительное, отчего свои воображаемые новации воспринимают как некое реальное достижение. Так, пациент предлагает множество технических проектов, придумывая их буквально на ходу. Как бы между прочим он предлагает устройство, закрывающее доступ алкоголя в желудок алкоголика, и тут же рисует его чертёж.

Он абсолютно убеждён в том, что способен решить любую научную или техническую задачу, его нисколько при этом не смущает, что он не справляется с заданиями на элементарный счёт и не знает простых школьных истин. Другой пациент изобрёл «лечебное кресло, способное поглощать потоки нейтрино из далёкого космоса». Он имел шумный успех, образовалась огромная очередь желающих у него полечиться, о нём благосклонно сообщалось даже по Центральному телевидению России. По сообщениям специалистов, патентные бюро завалены заявками на изобретения подобного рода. Известно, что некая знаменитая целительница, «лечившая» самых высокопоставленных чиновников, имела патент на изобретение аппарата, производящего «биополе».

Следующий пациент до 14 лет состоял на учёте как умственно отсталый. С трудом окончил вспомогательную школу. Далее события развивались самым неожиданным образом. За год пациент экстерном завершил среднее образование, потом с отличием закончил престижный вуз, некоторое время работал геологом. Однажды прочёл книгу известного фашиста и понял, что эволюционная роль мужчин сыграна, они более не нужны и потому подлежат уничтожению. Во время полевых работ поделился с товарищами своими мыслями, предложил им стать первыми добровольными жертами во благо прогресса — он убьёт их во сне, так что мучаться они не будут. Предложение возымело действие: был вызван вертолёт и пациента доставили в больницу.

Аналогичен бреду изобретательства бред реформаторства, когда пациенты придумывают разного рода социальные преобразования. Следует, возможно, говорить о бреде креативности, поскольку бред может проявляться и в других сферах творчества: философии, психологии, литературе, поэзии и т. д. Статистика бреда неизвестна, в психиатрических учреждениях такие пациенты бывают относительно редко. Отчасти потому, что в быту их считают скорее безобидными чудаками, нежели больными людьми. По некоторым сведениям, в Новосибирске, самом «умном» городе России, такие пациенты встречаются особенно часто.

Разновидностью экспансивного бреда может быть и бред высокого происхождения — убеждение пациентов в том, что их настоящие родители занимали или занимают высокое положение в обществе, но вынуждены по каким-то причинам это скрывать. Официальных родителей пациенты считают приёмными, нанятыми на время для их воспитания, но, уверены пациенты, истина рано или поздно восторжествует. Некоторые пациенты предпринимают активные усилия в поисках мнимых родителей и, когда их «находят», упорно домогаются признания и восстановления своих мнимых прав, в частности материальных.

Иногда бред высокого происхождения бывает связан с галлюцинациями памяти. Так, пациент «развил память» до такой степени, что начал вспоминать впечатления первых дней своей жизни. В итоге он установил, что его родители были «потомственными шаманами», а следовательно, решил он, соответствующими способностями наделён и он сам. Вообще говоря, это как бы опосредованный бред высокой самооценки, и здоровые тщеславные индивиды порой гордятся своими именитыми предками, особенно если прославиться более нечем. У детей встречается как бы вторая половина этого бреда — бред чужих родителей, вероятно, имеющий в своей основе анестезию эмоций и чувств. Реже такой бред бывает у взрослых. Так, пациент считает мать чужим ему человеком на том основании, что «от неё пахнет сероводородом». Существует и параноидный вариант бреда высокого происхождения, когда пациенты чувствуют и считают себя жертвами злонамеренной подмены родителей. Встречаются пациенты с бредом космического происхождения, например от инопланетян, как в этом уверены лидеры секты раэлитов.

Сравнительно недавно появился бред клонирования. Он также бывает параноидным. Так, больная убеждена, что её теперешние родители — посторонние люди, а она произошла путём клонирования. В городе, уверена она, проживает ещё 16 клонированных её двойников. Одного из них она опознала в отделении, это была женщина в незнакомом, намеренно изменённом облике. Двойники преследуют её с враждебными намерениями.

Эротический бред (любовный бред, эротомания, эротоманический бред, синдром Клерамбо) характеризуется убеждением пациента в своей значительности или даже своём величии, а также в том, что в него тайно влюблена некая важная персона, почему-либо это скрывающая от всех. Большей частью встречается у женщин. Полный цикл существования бреда в ряде случаев включает три фазы. В первой фазе развития бреда ложное убеждение сосуществует как бы с ответным чувством любви. На самом деле собственное болезненное чувство вначале проецируется на другого человека, оно в нём узнаётся, поскольку представлено в отчуждённом виде. Затем оно осознаётся и в себе, порождая соответствующее поведение: пациент начинает вести настоящую любовную игру и домогается близких отношений. Одновременно с этим он может ревновать своего мнимого партнёра. Во второй фазе развития бреда пациент, встречая отказ со стороны преследуемой жертвы, испытывает чувство любви, смешанное с враждебностью.

Он начинает думать, что мнимый партнёр отказывается от близости с тем, чтобы ему навредить, заставить страдать либо делает это по наущению других лиц. Наконец, в третьей фазе бреда влюблённость сменяется ненавистью к мнимому партнёру и стремлением ему отомстить тем или иным образом. Так, больная, врач, в каждом из маниакальных приступов обнаруживала любовный бред. Последний раз она решила, что в неё влюблён главный врач больницы и что он очарован её редкой красотой. Она поняла это по разным признакам: долгим взглядам, дрожанию его голоса, улыбкам и т. п. Не дождавшись с его стороны желаемых действий, она пришла однажды к нему в дом и заявила его жене, что та стала «лишней» и ей «пора пересесть в другую лодку», так как её муж любит только больную и они намерены пожениться. Когда муж пришёл домой, последовал шумный скандал. На другой день жертву бреда госпитализировали с инфарктом миокарда.

Другая больная, студентка, страдавшая физическим недостатком, убеждена, что в неё то и дело влюбляются разные мужчины. Бред сопровождался странным поведением: на лекциях она сидела как «отрешённая», временами будто ловила что-то в воздухе. В беседе с ней выяснилось, что её глаза обладают свойствами поляроида и из них вылетают фотографии влюблённых в неё мужчин, которые она и пыталась поймать.

Эуморфомания или бред красоты — убеждение пациента в том, что он обладает сказочной красотой и необычайной привлекательностью либо убеждение в том, что таким его считают люди. Чаще встречается у женщин. Пациент, например, утверждает, что обладает замечательной, «неземной» красотой, чем привлекает к себе внимание окружающих. «Я выделяюсь среди людей, как гусеница в муравейнике. Красоты, собственно, у меня нет, но так считают люди. Меня даже ненавидят за это и готовы со мной расправиться, так я всем мешаю». Он уточняет, что такую красоту он приобрёл ещё в детстве благодаря нехватке солей кальция и рахиту. Бредовое убеждение в данном случае пациент приписывает другим людям. Кроме того, оно сочетается с персекуторным бредом.

Бред богатства — убеждение пациента в том, что он обладает огромным состоянием, несметным богатством либо непременно будет ими обладать. В некоторых случаях это убеждение пациент приписывает окружающим людям и может быть с ним не согласен. Иногда удаётся воочию наблюдать, как «богатеет» пациент. В беседе с ним видно, как он «присваивает» себе то, о чём заходит речь и о чём он забыл до этого подумать. Всё немедленно становится его собственностью: земля, реки, залежи нефти и т. п. Это, полагаем, достаточно ясное указание на расстройство самовосприятия в виде апперсонализации. При деперсонализации, напротив, следует ожидать появление бреда обнищания: то, что реально находилось во владении пациента, он воспринимает как нечто ему не принадлежащее.

В литературе встречаются указания на существование бреда апперсонализации (Ребер, 2001) — достаточно обширной группы часто встречающихся бредовых идей, общим признаком которых является отождествление пациентом себя с кем-либо из реальных или воображаемых людей, с другими живыми существами и даже с неодушевлёнными объектами. Некоторые пациенты одновременно идентифицируют себя с несколькими персонажами своего воображения, что в быту считается высшей формой помешательства. Многие писатели-сатирики для усиления эффекта художественного воздействия с известной долей цинизма упоминают о таком помешательстве. Так, Сахарков, персонаж «Золотого телёнка» И.Ильфа и Е.Петрова, вспоминает: «Вот у меня был сумасшедший дядя, который воображал себя одновременно Авраамом, Исааком и Иаковом. Представляется себе, какой шум он поднимал!».

Бред здоровья — убеждение пациента в том, что он обладает абсолютным здоровьем. Это антипод бреда болезни, и он может сменить последний, являясь как бы продолжением бреда открытия какого-нибудь метода целительства. Благодаря этому методу пациенты «избавляются» от рака, СПИДа, другого серьёзного или неизлечимого заболевания, а затем, движимые альтруистическими или иными мотивами, активно занимаются лечением уверовавших в них больных.

Попутно отметим, что любое бредовое убеждение может относиться как к настоящему времени — интраспективный бред (от лат. intra — внутри, spektare — смотреть), прошлому времени — ретроспективный бред (от лат. retro — назад + смотреть), так и к будущему времени — проспективный бред (от греч. про — вперёд + смотреть). Вот наблюдение ретроспективного бреда ревности.

Пожилой пациент однажды внезапно вспомнил, что более 30 лет тому назад жена изменила ему с каким-то офицером. Он стал требовать признания в этом от жены, рылся в семейном архиве в надежде обнаружить там следы измены, расспрашивал об этом своих сверстников, был агрессивным, что послужило причиной госпитализации. Появление такого бреда можно связать с галлюцинациями автобиографической памяти. Вот иллюстрации проспективного бреда. Пациент решил, что в будущем он непременно станет подлецом и предателем. Чтобы такого не случилось, он совершил суицид, голым бросившись из окна третьего этажа, зачем-то надев при этом сапоги и фуражку. Сапоги и фуражка символизировали, видимо, его верность воинскому долгу. В данном случае можно констатировать проспективный бред самообинения.

В другом наблюдении больная утверждала, что посредством некоего устройства по телевизору показывали, что станет с ней в будущем. Она узнала, что ей предстоит участвовать в переговорах с президентом США вместо Индиры Ганди. В этом наблюдении имеет место проспективный бред величия. Ретроспективный бред может сочетаться с интраи проспективным бредом. Так, больная утверждает, что два года назад она «надиктовала на диктофон запись о том, что будет с ней и её родственниками». Всё, что происходило с ней и её близкими за это время, в точности совпадало с записанным на плёнку. Такое, уверена она, будет продолжаться и впредь. Проекция бреда во времени указывает, по-видимому, на то или иное расстройство восприятия времени, то есть на дереализацию.

Бред протекции — убеждение пациента в том, что его готовят к осуществлению великой миссии. Именно с этой целью за ним наблюдают, проводят над ним эксперименты, руководят его поведением, блокируют или вкладывают ему мысли, запрещают общаться с сомнительными людьми и др. Он при этом не сомневается в успехе подготовки и стоически переносит выпавшие на его долю испытания.

К содержанию