Бред физического воздействия

Нередко существует одновременно с бредом психического воздейстия. Пациенты убеждены, что на их организм или психику осуществляется чаще всего враждебное воздействие каким-либо скрытым и опасным образом, например посредством гипноза, пси-лучей, психотропного оружия, телепатии, колдовства. Это воздействие может быть как прямым, так и косвенным, передающимся от других людей. Цели воздействия отражены в других, вторичных, то есть логически вытекающих из основного бреда бредоподобных суждениях. Это нанесение вреда здоровью, причинение физических или моральных страданий, проведение экспериментов над человеком, узнавание неких секретов, управление поведением, подготовка к предстоящей особой миссии и многое другое. Несколько иллюстраций. Пациент утверждает, что под влиянием извне у него появляются чувство голода, сонливость, сердцебиение, удушье и другие физиологические нарушения. Другой пациент говорит, что гипнотическое воздействие является причиной рвоты, головокружения и жара в его теле. Или больная «чувствует», что с антенн ретрансляции на неё «напускают» управляющие ею влияния.

Заметили за кем-то из близких бред воздействия? Запишите его на консультацию к психиатру. Также Вы можете позвонить нам и выбрать центр, в котором Вас примут

Целью такого влияния, как она считает, является контроль её поведения. Временами она ощущает, что бывает плотно окружена «чёрным, плохим полем» и ведёт себя неразумно, делает обратное тому, что следует. В это время она думает, что других людей окутывает «светлое, хорошее поле» и что люди тоже управляемы, они ведут себя точно роботы, но их поведение является правильным. Бред психического воздействия в данном случае дополняется бредом овладения, а также бредом воздействия на других людей, в котором отражены, по-видимому, собственные адекватные побуждения. Пациент сообщает, что жена ревнует его под влиянием кого-то из окружающих людей, он думает, что под влиянием директора фирмы. Последний через эту «искусственную ревность» пытается заставить его, например, сбывать товар «налево». Затем жену «заставили» возбудить в нём ответную ревность. Кроме того, жена посредством своего гипнотического влияния на других людей принуждала их то и дело его «подставлять». Эти люди специально напаивали его допьяна, хотя сам он к пьянству не склонен; позорили его, распространяя о нём порочащие слухи; вынуждали его совершать ошибки на работе с тем, чтобы его понизили в должности либо уволили и т. д. Через своих посредников жена пыталась даже отравить его. В данном случае пациент обнаруживает как бы косвенные идеи психического воздействия, опосредованные другими людьми. Следующий пациент утверждает, что на него «повесили ультрафиолетовый диапазон». Под воздействием последнего на область затылка он временами теряет способность соображать и всё делает автоматически. Так, недавно он избил трёх совершенно незнакомых ему людей.

«Руки поднимались сами собой, ноги мне не подчинялись, было, видать, заворожение, гипноз». Иногда его «заставляли» громко хохотать или грубо браниться. Помимо упомянутого «диапазона» у него, утверждает пациент, имеется «иллюзийная клетка». Воздействие на неё вызывает «видения перед глазами». Ему «показывают» горы, раковины, диких коров, людей и многое другое, возникающие при этом образы отрывочны и в беспорядке сменяют один другой. «Видения» он может вызывать и сам, пока на него действуют «лучи», для этого ему нужно только вспомнить что-нибудь, и соответствующий образ тотчас является сам собой. «Это ещё не всё», — говорит пациент. «У меня есть ещё и клетка В — ионный гипноз». Под влиянием последнего его «мозг вырабатывает магнитное поле», которое действует на окружающих людей, «гипнотизирует их». Люди тогда ведут себя «замедленно». Например, «хотят ударить меня, но не могут, какая-то сила отталкивает их от меня». Наконец, у пациента имеется «АДБ — бросовый гипноз на человека». Человек под воздействием такого гипноза «делает всё, о чём я подумаю». В последнее время пациент обнаружил в себе способность влиять на поведение людей посредством «разряжения воздуха». «Во мне, — завершает пациент свой рассказ, — сидит второй человек и распоряжается мною». Бред психического воздействия представлен в последнем наблюдении в разных вариантах: бредом постороннего воздействия, бредом собственного воздействия на психику окружающих и персонифицированным бредом внутреннего овладения. Стоит заметить, что пациент ясно различает несколько разных и как бы независимых друг от друга источников воздействия, тем самым указывая на расщепление его личности.

Бред овладения, часто сопровождающий бред воздействия, является как бы побочным, объяснительным. В нём отражено непосредственное переживание отчуждения, насильственности, которым сопровождаются собственные мысли, чувства и действия, то есть переживание деперсонализации. Такое проявление расстройства самовосприятия называют также бредовой деперсонализацией. Речь при этом может идти не только об отчуждении каких-то отдельных психизмов, а о весьма сложном болезненном поведении. Так, пациента с хроническим бредом воздействия семь раз «заставляли» жениться, а затем разводиться, причём заставляли жениться на женщинах, вызывающих у него отвращение. Несколько раз он по той же причине был вынужден менять профессию и место работы и опять-таки устраиваться на работу, которая его совершенно не устраивала. Его «вынудили» бросить пить, курить, сквернословить, «заставили» обратиться в веру, а затем менять религиозную идентичность; несколько раз он под влиянием гипноза причинял себе тяжёлые самоповреждения и пытался покончить с собой. Однажды, например, он едва не утонул в реке, «приказ» выбираться на сушу последовал в самый последний момент. Чувство овладения характеризуется, по словам пациента, неодолимой силой. «В это время ни о чём другом не думаешь, всё делаешь как робот, механизм. Я боялся и думать о том, что меня могли заставить убить свою родную мать. А ведь убил бы, тут собой не владеешь, тебя самого как бы и нет».

Бред воздействия и бред овладения часто сочетаются с бредом внутренней открытости — убеждением пациента в том, что его внутренний мир доступен непосредственному восприятию кого-то со стороны либо наблюдению с помощью неких технических средств. Это убеждение может формироваться разными путями. Пациент, например, слышит голоса, которые, точно эхо, повторяют его мысли («читают, записывают, прокручивают мои мысли»), озвучивают его намерения, констатируют его действия. Оно может возникать в связи с рефлекторными обманами памяти. Пациент замечает, например, что люди вслух высказывают его мысли: «Я только подумаю, а люди это говорят». На самом деле имеет место обратная ситуация: пациент слышит, что окружающие говорят на самом деле, но при этом ему кажется, что он только что думал в точности о том же. Такие же обманы памяти могут, вероятно, возникать в отношении слуховых и иных галлюцинаций. Иногда удаётся проследить связь переживания открытости с комментирующими психическими галлюцинациями.

Так, больная сообщает: «С детства за мной кто-то наблюдает, будто кто-то видит, что я делаю, а я словно играю какую-то роль. Я часто спрашивала себя, верно ли я поступила. И ответ приходил сам собой, откуда-то сверху, он падал мне голову. Это были беззвучные мысли, только не мои мысли типа: «Это плохо, так делать нельзя или вот так хорошо, это правильно». Меня постоянно кто-то поддерживал, направлял, ангел-хранитель или Бог, я не знаю. В возрасте 25 лет это чувство прошло, но появилось другое: я постоянно, особенно если одна, отчётливо чувствую, что за моей спиной кто-то стоит, смотрит на меня и знает, о чём я думаю». В данном случае открытость связана с симптомом вкладывания мысли. Любопытно, что психические галлюцинации со временем сменились у больной весьма стойким феноменом постороннего физического присутствия, ощущение открытости при этом сохранилось. Некоторые пациенты сообщают, что из них «вытягивают мысли» — их мысли как бы опредмечиваются, становятся для них чем-то вроде внешних объектов, доступных всеобщему обозрению.

Собственно бред открытости не связан с другими симптомами, прямо не вытекает из них, он существует как бы в чистом виде. Это не следует понимать буквально: бредовое убеждение всегда имеет какую-то неизвестную пока первооснову, одним из свидетельств которой он сам и является. Если этот его источник находит выражение и в других симптомах, то связь последних с бредом будет вполне естественной. Например: «Я чувствую, что мои мысли всем известны, мне ничего нельзя утаить, я нахожусь как будто на виду у всех, будто меня раздели донага». Бред открытости в последнем случае есть убеждение, основанное, предположительно, на отчуждённой болезненной рефлексии. И это настоящий бред, хотя кажется вполне ясным, что он каким-то образом связан с деперсонализацией.

Наблюдается и бред внешней открытости — убеждение пациентов в том, что они обладают способностью непосредственно воспринимать внутренний мир других людей или других живых существ — «читать, сканировать чужие мысли». Это убеждение возникает, вероятно, следующим образом. В общении с кем-либо пациенты, как и здоровые лица, могут ставить себя на место другого человека, то есть вступать в некую новую для себя роль. Здоровый индивид сохраняет при этом способность осознавать, что предполагаемые им мысли и чувства другого человека являются всё-таки воображаемыми, то есть его собственными. Что касается пациентов, то они так врастают, вживаются в эту роль, что полностью идентифицируют себя с ней. Наблюдая в это время за собой как бы со стороны, они вполне могут проникнуться уверенностью в том, что наблюдают чужие мысли и чувства.

К содержанию