Психомоторные синдромы

Больного шизофренией часто отличает эксцентричное, возбужденное или, напротив, пассивное поведение, слабый контроль над влечениями и импульсивность поступков.

О «моторной дебильности» и «двигательном инфантилизме» при шизофрении в свое время писали достаточно известные французские психиатры.

Е. Крепелин в 1896 г. описал при «раннем слабоумии» «нарушения гармоничности движений», которые совершаются толчками, рывками. Ученый обратил внимание на вычурность и манерность движений, склонность к внезапному торможению, утрату естественности, наличие диссоциации при выполнении двигательных актов, обусловленной, с его точки зрения, отсутствием внутреннего единства выразительных движений.

Психомоторные расстройства некоторые авторы считали достаточно специфичными симптомами шизофрении (Абашеев-Константиновский А.Л., 1939).

У лиц, страдающих шизофренией, были обнаружены нарушения со стороны психомоторной сферы. Так, в частности, выстукивание пальцами рук у больного шизофренией по сравнению со здоровыми людьми происходит с более редкой частотой и измененной скоростью. Кроме того, при выполнении этой пробы обращает на себя внимание слабая степень выраженности автоматизации движений (Perfahl M., 2007).

По каким еще симптомам можно распознать шизофрению?

В.П. Самохвалов (1984, 1989, 1997) отметил характерную для шизофрении геометрию моторных треков при внутритерриториальном перемещении: движения по кругу, «пляшущий дервиш», челночное движение с изменением территории, движения по замкнутой территории.

У больных шизофренией отмечаются своеобразные особенности мимики, в первую очередь ее дефицит: движения бровями и короткий по времени зрительный контакт.

И.А. Сикорский (1905) описывая мимику больных с апатическим слабоумием, в качестве постоянного симптома, указывал на ослабление нижнего орбитального мускула. Эта мышечная слабость, по его мнению, может внешне выражаться в том, что нижнее веко не прикрывает нижнего края роговицы, как это наблюдается в норме.

Синдром «неофобии», включающий в себя избегание контактов, в том числе контакта глазами, боязнь новых или забытых территорий, предметов или явлений, жест «игры пальцами», некоторые авторы считают достаточно специфичным для шизофрении (Самохвалов В.П., Коробов А.А., 1986).

А.Н. Корнетов с соавт. (1990) и А.А. Коробов (1991) обнаружили рассогласование при шизофрении поз, жестов и мимики, нарастающее по мере прогредиентности патологического процесса и завершающееся, в конце концов, формированием жесткой конструкции со стереотипизацией и фиксацией на неофобии (избегание контактов, в том числе глазами, боязнь новых или забытых территорий, предметов или явлений, жест игры пальцами, субмиссионная поза) имитативности или агрессии (Коробов А.А., 1986, 1991).

По данным О.Г. Гильбурда (1998), анализ невербального поведения позволяет в условиях языкового барьера надежно отграничить шизофрению у северных монголоидов (ненцы, ханты, манси, селькупы) от типологически сходных картин нормального поведения палеоазиатов.

У больных шизофренией в свое время были обнаружены искажения территориального, агонистического поведения, а также нарушения коммуникаций. Согласно С.С. Шраменко (1992), качество ремиссий при шизофрении находится в прямой зависимости от выраженности признаков нарушенного поведения больных. При качественных ремиссиях отмечается более высокая активность доминантного поведения и увеличение игровых элементов в мимике.

Как отмечалось выше, к кругу негативной симптоматики можно отнести отсутствие побуждений и малоподвижный образ жизни, к кататонической — двигательные стереотипы (потирание, почесывание, раскачивание и др.).

Вернуться к Содержанию