Психологическое исследование больного шизофренией

Современное экспериментально-психологическое исследование отличается большим разнообразием используемых методик. Оно может быть сокращенным или развернутым. В нашей клинике сокращенное патопсихологическое исследование, как правило, проводилось на первом этапе обследования больного в целях экспресс-диагностики его психологического статуса, на втором — с целью более тщательной оценки особенностей личности и эмоционального состояния пациента.

Согласно Б.В. Зейгарник (1986), программа исследования больного в психиатрической практике не может быть стандартной, а определяется клинической задачей. Например, при необходимости дифференцировать шизофрению от психических расстройств, включающих в себя шизофреноподобную симптоматику, основное внимание должно быть уделено особенностям мышления (метод «классификации предметов», «пиктограмма», сравнение понятий), а также характеристике работоспособности (пробы «на совмещение», «отыскивание чисел»).

Особенностью отечественной патопсихологической школы, в отличие от американских представителей клинической психологии, является следование принципу качественного анализа особенностей течения психических процессов в противоположность лишь одному количественному измерению составных частей психической сферы.

Читайте о психологической диагностике

За рубежом к наиболее распространенным опросникам относятся: Минессотский многопрофильный личностный опросник (MMPI), личностный опросник Айзенка, Калифорнийский личностный опросник, опросник ситуационной и личностной тревоги Спилберга. Несмотря на то что эти опросники могут быть полезны в процессе психологического исследования больного шизофренией, в целом они проигрывают перед методами, ориентированными на качественный анализ психической деятельности человека, страдающего этим психическим расстройством.

С целью иллюстрации особенностей экспериментально-психологического исследования при шизофрении приводим его описание у больного, в статусе которого на протяжении года ведущее место занимал депрессивно-параноидный синдром.

Ч. З. И., 20 лет.

Испытуемый слабо заинтересован в исследовании, но беспрекословно выполняет предложенные задания. К концу исследования сообщает об усталости. Спонтанно не говорит, на вопросы экспериментатора отвечает в плане заданного, но кратко и формально. Говорит, что ничего не хочет, ничего не чувствует, быстро устает, не может сосредоточиться. На вопрос о настроении, говорит, что у него нет настроения. Многие бланки не может заполнить, объяснив, что не понимает некоторые вопросы.

Кривая запоминания 10 слов (3-6-7-9-9). Малое количество слов, воспроизведенных после первой пробы, может говорить о плохой врабатываемости, малом объеме внимания при симультантном предъявлении множества стимулов. При первом воспроизведении вспомнил лишнее слово и в дальнейшем продолжал его воспроизводить в течении двух проб.

Отсроченно воспроизвел 4 слова — механическая слабость испытуемого заметно снижена. Особенности запоминания и воспроизведения 10 слов могут свидетельствовать об органическом неблагополучии, быть следствием постпсихотического состояния.

При опосредовании понятий с помощью графических образов из 16 предъявленных образов точно воспроизвел 9 и 4 — близко по смыслу. 4 слова воспроизвел неверно, в одном случае выражение: «ядовитый вопрос»-было понято испытуемым как «трудный вопрос», так и воспроизведено. Наряду с адекватными, во многих случаях использует отдаленные графические образы. Образы стереотипны, фрагментарны. Ассоциации отличаются формальностью и абстрактностью.

Графика четкая, микроскопическая (микрография).

Мышление исследовалось с помощью методик «Классификация», «Четвертый лишний». При выполнении методики «Четвертый лишний» в большинстве случаев использует латентные признаки. Когда экспериментатор предлагает другие варианты исключения предметов, догадаться о возможных основаниях не может, но на предложенные готовые объяснения реагирует узнаванием, соглашается. Мышление неравномерное, с элементами разноплановости: верно обобщив карточки в «Классификации» по функциональным признакам, на предложение объединить теперь между собой группы карточек таким образом, чтобы их стало как можно меньше, объединил случайным образом оказавшиеся по соседству кучки, опираясь на карточки, лежавшие сверху, с вычурным обоснованием: «Медведь вышел из леса, пошел в дом, там ел грибы, потом катался в телеге, сидел на диване и одевал шапку». Это является проявлением уплощенной конкретности мышления испытуемого, а также неудержания инструкций. Других оснований для объединения групп предложить не смог.

При выполнении задания на классификацию предметов отмечались множественные ошибки внимания. Большинство из них сам испытуемый не замечает. Испытывал трудности в начале классификации — выложил много карточек, прежде чем начал их объединять; начав складывать какую-нибудь группу, стремился просмотреть весь набор в поиске подходящих, а не собирать одновременно несколько групп.

Исследование личности проводилось с помощью MMPI, «Рисунок человека», «Несуществующее животное».

По результатам MMPI ведущими шкалами в профиле испытуемого являются «Тревожность» и «Аутизацация».

Можно говорить об амбивалентном отношении к окружающим, низкой конвенциальности, без склонности к нонконформизму, отгороженности и малопонятности эмоциональной жизни, склонности к уходу от контактов. В рисунке несуществующего животного, наряду с острой тревогой проявляется высокий уровень агрессии испытуемого. Можно говорить об инфантилизме испытуемого — внутренний возраст соответствует 12 годам. Компенсаторная стратегия испытуемого, наряду с избеганием общения, включает развитую фантазию, склонность жить в воображаемых мирах.

Таким образом: по данным экспериментально-психологического исследования, на первый план выходят выраженные когнитивные нарушения. Механическое запоминание заметно снижено. Опосредование понятий с помощью графических образов недостаточно способствует запоминанию и воспроизведению. Наряду с адекватными во многих случаях использует отдаленные графические образы. Образы стереотипны, фрагментарны, ассоциации отличаются формальностью и абстрактностью. Отмечается микрография.

Внимание неустойчиво, его объем сужен, отмечаются значительные затруднения в организации деятельности.

При исследовании мышления обнаружены выраженные его нарушения в виде неравномерности, разноплановости, использования при обобщении латентных признаков понятий.

Вернуться к Содержанию