Параноидная форма

Параноидная форма (галлюцинаторная, параноидная, галлюцинаторно-параноидная) шизофрения (F20.0) — наиболее часто встречающийся ее вариант, обнаруживающий себя не менее чем в 70% случаев болезни. Относительно других форм эта форма наиболее благоприятна, а ее синдромы имеют сравнительно четкие границы.

C учетом последних классификаций болезни принято считать, что для параноидного подтипа шизофрении характерно:

  1. Преобладание одной или нескольких бредовых систем или частых слуховых галлюцинаций, связанных единой темой;
  2. Отсутствие следующих проявлений: бессвязность речи, выраженное облегчение (неадекватность) ассоциаций, уплощение или значительные нарушения со стороны аффективной сферы, поведение с симптомами кататонии, резко дезорганизованное поведение.

Параноидная форма шизофрении

  • Большая частота случаев наследственной отягощенности шизофренией
  • Параноидные особенности личности больных и их родственников
  • Позднее начало заболевания
  • Наличие в клинической картине заболевания параноидного синдрома, обычно включающего в себя одну или нескольких бредовых систем
  • Слуховые галлюцинации, чаще всего объединенные одной темой
  • Отсутствие проявлений кататонии
  • Отсутствие выраженной дезорганизации мышления, речи и поведения
  • Отсутствие выраженной негативной симптоматики
  • Относительная сохранность социально-трудового статуса

Обычно параноидный тип шизофрении проявляется бредом отношения, преследования, воздействия, величия, реже другим по содержанию бредом, например, ипоходрическим бредом, бредом ревности или эротическим.

Слуховые галлюцинации при данной форме шизофрении встречаются чаще, чем обонятельные, вкусовые и тактильные галлюцинации. Обычно слуховые галлюцинации носят угрожающий характер, иногда императивны и обычно присоединяются к бреду несколько позже после появления последнего.

Параноидный тип шизофрении обычно начинается позднее, чем другие. Обращают на себя внимание особенности личности больных и их близких родственников, обычно отличающихся хорошим интеллектом, но своеобразным характером со склонностью к сверхценным образованиям, стеничностью, недоверчивостью и различным чудачествам.

Возраст начала заболевания обычно около 25-35 лет, но может быть и более поздним. Ремиссии при поздней шизофрении, как правило, непродолжительны (Бомов П.О., 2007).

В данной группе пациентов отмечено наибольшее влияние наследственного фактора и более заметна выраженность продромального периода болезни. Среди родственников больных параноидной шизофренией часто встречаются обстоятельные, педантичные, вязкие, недоверчивые, настороженные, склонные к образованию сверхценных идей люди.

Бред воздействия и величия достаточно неблагоприятные синдромы в плане прогноза дальнейшего течения шизофрении. Нестойкий галлюцинаторный симптом, напротив, свидетельствует о благоприятном типе течения болезни.

В дифференциально-диагностическом плане бред при шизофрении отличается от хронического бредового расстройства своей вычурностью и нелепостью, фрагментарностью и политематичностью.

Параноидная форма у значительного числа больных начинается с возникновения первичного «психологически невыводимого» бреда преследования в виде «бредового знания». В дальнейшем, происходит систематизация, «обрастание» фабулы бреда новыми элементами, сопровождаясь вторичной интерпретацией. Бред, по мере течения болезни, то усиливается, то ослабевает в своей выраженности. Во время обострения бреда больной напряжен, подозрителен, насторожен и скрытен.

Параноидный синдром может включать в себя первичный бред, иногда возникающий вне связи с галлюцинациями. В классической психиатрической литературе первичный бред считали психологически не выводимым и относили к основным феноменам патологического процесса шизофрении (Аккерман В.Н., 1936).

Ипохондрическую форму шизофрении некоторые авторы относят к параноидной (Попов Е.А., Коган С.И., Молохов А.Н., Ротштейн Г.А.), другие исследователи выделяют ее в отдельную форму (Гиляровский В.А., Случевский И.Ф., Фрумкин Я.П., Рохлин Л.Л.). Бредовые варианты ипохондрического синдрома обычно сочетаются с сенестопатиями.

Параноидные состояния с синдромом Кандинского могут дать терапевтические и спонтанные ремиссии (Банщиков В.М., Амбрумова А.Г., 1962), однако чаще всего даже в процессе лечения бред лишь незначительно ослабевает в своей выраженности.

В случае неблагоприятного течения параноидного синдрома, на отдаленном этапе течения шизофрении бред становится фантастическим, формируется парафренный синдром. Бред преследования трансформируется в бред величия. Ретроспективной фантастической переработке подвергается прошлая жизнь больного, появляются псевдореминисценции и конфабуляции. В дальнейшем клиническая картина как бы застывает, высказывания больных и поведение становятся более стереотипными, резистентными по отношению к внешним воздействиям. Индивидуальные особенности личности постепенно нивелируются.

Обычно кататонические симптомы или разорванная речь не встречаются в клинической картине заболевания и иногда лишь редко присутствуют в легкой степени выраженности.

При параноидной форме шизофрении в высказываниях и поведении больных заметны признаки раздражительности и гнева, склонность к агрессии и нетерпимость, однако социальный статус может быть сохранен, а интеллект вне бредовой системы оставаться относительно в хорошем состоянии.

По данным Е.М. Жереховой (2002) и Г.Я. Пилягиной (2004), при параноидной форме шизофрении, особенно у молодых больных с депрессивно-бредовой симптоматикой может наблюдаться упорная суицидальная активность.

Течение параноидной формы идет по ремиттирующему типу, однако без возвращения к прежнему уровню. Медленное начало галлюцинаторно-параноидной формы уменьшает шансы на ремиссию, здесь чаще встречаются глубокие изменения личности. В то же время и острое начало заболевания, характеризующееся слуховым галлюцинозом, бредом величия, симптомом двойника, чувством воздействия, не дающее в последующем течении одной — двух ремиссий, также заканчивается сравнительно быстрым распадом личности.

Вернуться к Содержанию