От древнего периода до средних веков

На протяжении многих веков врачи писали о психической болезни, возникающей в юношеском возрасте.

Чаще всего описывались отдельные случаи этой болезни, фрагментарно отмечались признаки, симптомы складывались в пеструю мозаику, а общие выводы отличались противоречивостью, в первую очередь, ввиду отсутствия общепризнанной классификации психических расстройств.

Древний период психиатрии оставил лишь отдельные описания каких-либо случаев психических расстройств.

Узнайте о современных представлениях о шизофрении

Объяснения причин возникновения душевных болезней в то время отличались примитивизмом и обычно связывались с магическими силами.

По словам историка психиатрии Ю.В. Каннабиха (1928), «в древности опасные и агрессивные больные считались одержимыми злым духом, безобидные и тихие-почитались иногда любимцами богов; первых гнали и порой избивали, за вторыми — ухаживали».

Мы можем предполагать, что острое психотическое возбуждение лечилось изгнанием духов, галлюцинации трактовались как пророчества, бредовая убежденность — как одержимость непонятными силами, или почиталась или подвергалась осуждению.

Скоре всего древние люди страдали шизофренией, поскольку еще, согласно E. Кraepelin, у туземных жителей Явы среди всех психозов «преждевременное слабоумие» встречалось в 77% случаев. Также известна так называемая «лата» малайцев, сопровождающаяся явлениями автоматизма и копролалией.

В Древнем Египте душевные болезни чаще всего объяснялись как проявления болезни сердца или матки. В знаменитом папирусе Эберса приводятся подробные описания случаев болезни, напоминающих современную шизофрению. В происхождении безумия, так же и как других болезней, основное значение, как позже и в Древней Греции, придавалось сочетанию четырех элементов: земле, воздуху, огню и воде.

Случаи сумасшествия, похожие на шизофрению, неоднократно описываются и в Библии, например во Второзаконии (28:28 и 28:34).

Древние греки времен Сократа писали о мании и паранои, под первой понимая сильный аффект и двигательное возбуждение, под второй — болезнь, характеризующуюся в первую очередь ложностью суждений.

Душевные болезни Древней Греции, включающие в себя некоторые проявления современной шизофрении

  • Мания — психомоторное возбуждение
  • Паранойя — бред
  • Френия - бред
  • Анойя - безрассудство
  • Аматия - бессмыслие
  • Фолиа - помешательство
  • Деменция — простое помешательство

В описаниях отдельных случаев безумия известных греков мы обнаруживаем проявления шизофрении. «Спартанский царь Клеомен после утомительного путешествия вернулся в Спарту и заболел помешательством. Впрочем, он и раньше был не в здравом уме — каждый раз при встрече с кем-нибудь из спартанцев он бросал ему в лицо палку» (Каннабих Ю., 1928).

Для великих греков, например Платона, слово мания (неистовство) отчасти было лишено медицинского смысла. Этот ученый для обозначения сумашествия пользовался терминами «анойя»-безрассудство и «аматия»-бессмыслие.

В круг воззрений Гиппократа (460-377 до н. э.) входили три душевные болезни: мания, меланхолия и френия («френит», «парафренит»). Последняя представляла собой бредовые варианты психоза. Иллюстрации случаев френии у древних греков напоминают современные описания шизофрении.

Гиппократ полагал, что душевные болезни возникают в результате воздействия разных сил на мозг, делая его горячим или холодным, сухим или влажным. Черная желчь вызывает меланхолию, слизь — манию. «Френия» сначала описывалась как лихорадочный бред, из которого позже стали выделять folia — помешательство.

Помимо «френии» в разделе, посвященном мании и меланхолии, нередко заметны те признаки, которые сегодня принято считать симптомами шизофрении.

Отметим, что Гиппократ в своих трудах описал слуховые галлюцинации и «предсердечную тоску» при меланхолии.

Кроме того, греческие врачи выделяли простое помешательство, которое обозначали термином dementia и описывали бред «небесного происхождения».

Соран - грек, родом из Эфесса, известный врач первого века, под словом «Phraenitis» понимал быстрое помешательство ума с острой лихорадкой, частым пульсом напрасными движениями рук, что греческие врачи называли крокодиазмом или карфологией (Топорков Н.Н., 1905).

Цельс (25 г. до н. э. — 50 г. н. э.) все виды душевных расстройств называл insania (точный перевод греческой паранои). Не будучи врачом, он был одним из первых, кто использовал понятие dementia (слабоумие), при этом не выделяя ее в отдельную форму психической болезни. В этиологии душевых болезней Цельс большое значение придавал соматическим факторам, и особенно «гуморальной почве».

Цельс достаточно подробно описал галлюцинации. О «френите» он предпочитал говорить в тех случаях, где отмечалось продолжительное слабоумие.

Помимо френита и меланхолии, Цельс выделял третий вид безумия, по описаниям наиболее напоминающий современную шизофрению. Это самое продолжительное безумие, характеризующееся обманами восприятия и нарушением мышления. Кроме того, Цельс обнаружил, что «слабоумную веселость можно лечить страхом» и предостерегал от того, чтобы оставлять таких больных в одиночестве.

Согласно B. Morel, Цельс был знаком с частным, галлюцинаторным помешательством.

Понятием dementia в те времена нередко обозначали все душевные болезни, а термин folia (помешательство), в дальнейшем использовали римляне, ассимилирующие идеи греческих врачей. По словам Цицерона, меланхолия и неистовство у римлян означали одно и то же.

В трудах римского ученого Аретея, мы находим описания паранойи: «больной сосредотачивается на одной какой-либо мысли, между тем как все остальные суждения могут быть совершенно правильными». Аретей пишет о «френите» как о состоянии с обманами чувств, о мании - как о полном помешательстве с ошибочными и нелепыми суждениями.

Аретей полагал, что есть больные, которые избегают людей и вслух разговаривают сами с собой, а есть больные, даже при невыносимой боли, остающиеся радостными, считая себя сопричастными высшим силам. Интересно привести советы Аретея, касающиеся лечения «френита». «Комната должна быть достаточно велика, чтобы в ней всегда поддерживалась чистота воздуха и умеренная температура; лучше, если стены совсем гладкими, так как всякие выступы и украшения плохо действуют на слабый ум больного... Слух больного обычно обострен, шум его раздражает, а потому и в комнате и во всем доме необходимо поддерживать тишину. Больные френитом мечутся на своем ложе, поэтому последнему надлежит быть не слишком узким, чтобы нельзя было свалиться на пол. Покрывало надо выбрать гладкое, иначе у больного появится желание выдергивать из него нитки. В заключение дается совет поддерживать бодрое настроение в больном: пусть приходят друзья развлекать его легкой беседой» (цит. по Ю.В. Каннабиху).

Аретей, Аврелиан в своих классификациях душевных болезнй, как правило, соединяли вместе проявления мании и меланхолии.

Гален из Пергама (131-200 г. н. э.), несмотря на то что в своих почти 500 научных работ мало писал о душевных болезнях, все же стремился найти различие между бредом и деменцией (термин «деменция», вероятно, стал использоваться не раннее II века н. э.). Он описал первый как уклоняющееся, извращенное движение ума, а вторую как состояние, развивающееся этапами (fatuitas и stultitia — неполное движение) и в конечном итоге ведущее к остановке психической деятельности. Согласно некоторым авторам, Гален разделял слабоумие на врожденное и приобретенное, однако этот факт оспаривается многими историками психиатрии.

Гален особенно четко проводил разграничение острой, соединенной с лихорадкой, душевной болезни («френит») с хроническим душевным расстройством (угнетение или экзальтация). В то же время понятие «phrenitis», служило нарицательным именем для острых лихорадочных состояний мозга, сюда относили интоксикационные болезни, менингит и, по-видимому, delirium acutum.

Византийские врачи сохранили греческо-римское наследие. Чаще всего они переписывали сочинения Аристотеля и Асклепиада, иногда дополняя их своими наблюдениями и выводами. Так, Этиус из Амиды, (529-565 гг.) выделял три типа «френий», каждая из которых зависила от поражений определенной части мозга (передние, средние и задние доли, связанные с памятью, разумом и воображением).

В «Каноне» Авиценны (980-1037 гг.) описания больных, страдающих «одержимостью», напоминают случаи параноидной формы шизофрении. Авиценна также отмечал, что при умопомешательстве часто возникают картины нецеленаправленного возбуждения.

Как известно, в средние века религиозные деятели, говоря об умопомешательстве, отмечали особую «одержимость» некоторых больных «злыми духами».

Отдельные случаи из клинической практики, разрозненные высказывания врачей, лечивших душевнобольных, внесли небольшой вклад в учение о душевных болезнях, скорее, описывая отдельные симптомы психических расстройств. Так, в частности, испанский врач XIII века Т. Арнольд из Виллановы представил подробные описания галлюцинаций, которые сегодня часто отмечают при шизофрении. Арнольд издал основанную на учении древних книгу «insanity, lunacy or madness», в которой подробно остановился на вопросах нозологии, этиологии и профилактики душевных болезней.

Вернуться к Содержанию