Непрерывный тип течения

Непрерывно текущая шизофрения многими авторами признается основной и наиболее полно отражающей особенности этой болезни, как о прогредиентном процессе (Наджаров Р.А., 1972).

Непрерывное течение шизофрении характеризуется медленным, инертным многолетним развитием с постепенным развертыванием продуктивных симптомов и когнитивных нарушений. На всем протяжении болезни постепенно нарастают заметные еще в продромальной фазе заболевания негативные симптомы шизофрении.

Для этого типа течения не характерны ремиссии, выраженные аффективные расстройства и онейродные состояния.

Степень прогредиентности процесса при непрерывном течении шизофрении может быть различной: от вялого с нерезкими изменениями личности до грубо прогредиентных форм злокачественной шизофрении.

На особенностях течения непрерывной шизофрении заметно сказывается возраст начала заболевания.

Вяло протекающая шизофрения отечественными авторами 70-х годов ХХ столетия описывалась как сравнительно неглубокое расстройство деятельности мозга, проявляющееся медленным развертыванием полиморфной, нередко рудиментарно представленной негативной (часть случаев простой формы) неврозоподобной симптоматикой (навязчивые, ипохондрические, истероподобные) или паранойяльным бредом. Психопатоподобные, аффективные, состояния, симптомы деперсонализации хотя и имеют место при этом типе течения шизофрении, здесь сравнительно слабо выражены.

Личностные преморбидные особенности личности на первых этапах течения болезни как бы заострялись, затем по мере нарастания негативной симптоматики стирались и искажались. «Сужение личности» доминирует над «падением энергетического потенциала».

Среднепрогредиентная или параноидная шизофрения обычно в возрасте старше 25 лет. На первом этапе течение болезни носит медленный характер, причем продолжительность ее начального периода может быть разной — от 5 до 20 лет.

В дебюте отмечаются кратковременные эпизоды тревоги, навязчивые состояния, нестойкие идеи отношения. Постепенно усиливается подозрительность, замкнутость, ригидность, аффективная уплощенность.

Для манифестной стадии характерен бред преследования, физического воздействия, псевдогаллюцинации и синдром психического автоматизма. В дальнейшем шизофрения течет с преобладанием галлюцинаторно-параноидного феномена, в одних случаях доминирует галлюциноз, в других — бред, в третьих — смешанные состояния. В первом варианте в дебюте заболевания отмечаются неврозоподобные и психопатоподобные расстройства, во втором — паранойяльные. Волнообразность течения, периодические обострения симптоматики наблюдаются при «переходе заболевания из одной синдромальной стадии в другую (Елгазина Л.М., 1958).

Первыми проявлениями галлюцинаторного варианта среднепрогредиентной шизофрении можно считать вербальные иллюзии с рудиментарно выраженной бредовой интерпретацией. В дальнейшем появляются простые галлюцинации, затем истинные вербальные галлюцинации в виде диалога или монолога, в последнем случае чаще императивного характера. Первым признаком появления псевдогаллюцинаций можно считать комментирующий тип вербальных галлюцинаций («комментирующие мысли и поступки голоса»). Динамика синдрома Кандинского — Клерамбо отличается определенной последовательностью: симптом открытости; идеаторные, сенестопатические, идеомоторные, моторные автоматизмы. В клинической картине заболевания при этом могут встречаться признаки бредовой деперсонализации. На последнем этапе течения наблюдается галлюцинаторная парафрения с фантастическим содержанием бреда, вероятно, галлюцинаторного генеза.

Для бредового варианта прогредиентной шизофрении на всем протяжении болезни преобладают расстройства бредового круга, причем синдромальная динамика течения проявляет себя последовательной сменой паранойяльного, параноидного и парафренного синдромов.

В случае развития шизофрении в виде систематизированного паранойяльного бреда течение отличается вялым характером: медленно формируется система бреда, изменения личности характеризуются заострением преморбидных черт. В дальнейшем на фоне «ослабления эмоциональной живости» заметны ригидность, педантизм, эгоцентричность, замкнутость, утрата интереса ко всему, что выходит за рамки бредовой фабулы. На конечном этапе течения болезни расширение системы бреда прекращалось, падала бредовая активность. На фоне общей пассивности выступали резонерство и обстоятельность. Транзиторные обострения проявляли себя напряженным аффектом, негативным отношением к близким.

Злокачественная шизофрения обычно начинается в детском и юношеском возрасте, в период пубертатных кризов. Она встречается не так часто и составляет не более 5% от общего числа больных шизофренией.

Большую часть случаев злокачественного течения заболевания, вероятно, следует отнести к «ядерной шизофрении», для которой принято считать характерным быстрое наступление «эмоционального опустошения» с распадом ранее существовавших позитивных симптомов.

Уже на первом этапе течения болезни происходит как бы «остановка психического развития»: невозможность восприятия новой информации, отчетливые проявления негативной симптоматики («снижение энергетического потенциала», «обеднение эмоциональной сферы»).

В продромальном периоде течения болезни могут встречаться жалобы на тяжесть в голове, спутанность мыслей, трудность понимания происходящего или прочитанного. «Больной достаточно, хотя медленно и без удовольствия, ест,... но если о нем не заботятся он сам редко просит пищу. Спит он очень много, по крайней мере дремлет; если ему советуют пройтись, то он, хотя и неохотно, гуляет. Если их спрашивают о их состоянии, они медленно и тихо отвечают, что у них тяжелая голова, и вообще ограничиваются краткими ответами» (Чиж В.Ф., 1911).

Обращает на себя внимание заметное изменение отношений в семье. Пассивные вне дома больные в семье отличаются грубостью и черствостью. К отцу пациенты обычно проявляют резко враждебное, к матери — тираническое отношение, нередко сочетающееся с чувством болезненной привязанности.

Клиническая картина дебюта напоминает пубертатный криз, однако искаженность его течения не вызывает сомнения.

В дебюте заболевания у больных появляются особые, оторванные от реальности и непродуктивные интересы, возникает ощущение собственной измененности. Попытки понять происходящее сопровождаются симптомами «метафизической интоксикации» («философическая интоксикация»). Больные начинают читать сложные философские книги, выписывая из них большие отрывки, при этом сопровождая последние бессмысленными и нелепыми комментариями. В других случаях появляется сверхценная страсть к коллекционированию никому не нужных вещей, стремлению посещать одни и те же места, конструировать странные приборы.

Манифестация проявляется «большим психозом» с полиморфной, синдромально незавершенной продуктивной симптоматикой: аффективными колебаниями, слабо систематизированным бредом, отдельными симптомами психического автоматизма, мерцающими гебефренными симптомами, кататонической симптоматикой.

Быстро, уже через 3-4 года, формируются резистентные конечные состояния, характеризующиеся негативной симптоматикой, регрессом поведения с признаками инфантилизма.

В литературе встречаются указания на необходимость выделения различных форм течения злокачественной шизофрении: простая, гебефреническая, люцидная кататония, параноидная гебефрения.

Вернуться к Содержанию