Негативные синдромы

Терминология

Среди проявлений шизофрении принято различать негативные симптомы или, как говорили ранее, «минус-симптомы» или «симптомы дефицита».

Понятия «негативные симптомы», «основные симптомы», «первичные симптомы», «базовые расстройства» приблизительно соответствуют друг другу, а термин «негативные и позитивные симптомы» в какой-то мере перекликаются с понятием «основные и сопровождающие симптомы».

В литературе неоднократно подчеркивалось, что культуральные и языковые различия затрудняют унифицированную оценку негативной симптоматики.

Согласно определению невролога J. Jackson (1835-1911), негативные симптомы следует считать отражением патологического дефицита, поскольку они говорят об отсутствии некоторых нормальных функций. С точки зрения J. Jackson, негативные симптомы были клинически нераспознаваемы.

J. Jackson, находясь под влиянием теории Ч. Дарвина, психозы как и другие заболевания нервной системы, рассматривал с позиции «диссолюции» - распада, нарушения дифференцировки. Он полагал, что в отделах нервной системы, непосредственно не пораженных патологическим процессом, происходит процесс высвобождение активности из под контроля вышележащих центров — «эволюция». Центр в данном случае рассматривался не как узкоанатомическое образование, а как гипотетический слой, находящийся на определенном уровне развития. По мнению J. Jackson, психоз является результатом действия 4 факторов: степени глубины диссолюции, индивидуальных особенностей личности, темпа диссолюции и прочих соматических или экзогенных условий. В теории J. Jackson большое значение придавалось качеству патологического процесса. Чем быстрее шла диссолюция, тем более был выражен суперпозитивный фактор, т.е. повышенная активность слоев, непосредственно затронутых болезненным процессом. Получалось, что если «минус — симптомы» связаны с этиологическим фактором, представляющим нозологическую характеристику процесса, то «позитивные симптомы» отражают реакцию организма, хотя и включающую патологический фактор, но не являющуюся специфически им обусловленной.

Являются ли психотические симптомы результатом действия церебрального процесса или реакцией мозга на его действие? Возможно ли, что часть симптоматики шизофрении обусловлена конституциональными особенностями больного? Какую роль играет личность пациента в психопатологии психического расстройств? Вот лишь краткий перечень вопросов, вытекающих из концепции J. Jackson.

Концепция негативной и позитивной симптоматики неоднократно менялась на протяжении ХХ столетия. Причем достаточно долго негативные симптомы толковали крайне узко, как симптомы дефекта или слабоумия, признавая их необратимыми.

В отечественной литературе на протяжении почти 50 лет, начиная с  30-х годов практически до  80-х годов ХХ столетия, была популярна концепция дефекта при шизофрении (Сухарева Г.Е., 1933; Юдин Т.И., 1941; Жариков Н.М., 1960; Мелехов Д.Е., 1963; Зеневич Г.В., 1972 и др.). При этом, несмотря на неоднократные попытки дать четкое определение этому понятию, психопатология дефекта представлялась недостаточно ясной. Симптомы дефекта можно было обнаружить как в начале развития шизофрении, например, ее простой формы, так и в исходной стадии болезни. Симптоматику шизофрении могли отнести к дефицитарной, если она была резистентной для терапии или соответствовала достаточно выраженным патоморфологическим изменениям различных структур мозга.

Среди отечественных психиатров особенно большое внимание изучению особенностей дефекта при шизофрении уделил Д.Е. Мелехов (1960; 1963). Согласно Д.Е. Мелехову (1960), под дефектом следовало понимать стойкое выпадение психических функций, наступающее после болезни или в период между ее приступами, сопровождающееся изменением личности и снижением трудоспособности.

Д.Е. Мелехов (1960) предложил свою классификацию дефекта, в которой выделялил его: астенический; апатико-абулический; параноидный; лабильности волевого усилия и дезорганизации целенаправленной активности; монотонной активности и ригидности аффекта; психопатоподобный; псевдоорганический. Д.Е. Мелехов (1963) отличал дефект от негативной симптоматики, предполагая обратимость последней в отличие от стойкости первого. В настоящее время, в связи с успехом современной фармакотерапии, многие проявления «дефекта», ранее считавшиеся резистентными, заметно редуцируются в процессе лечения атипичными антипсихотиками. Следует признать, что фатальность в отношении симптомов дефекта оспаривалась многими отечественными психиатрами и ранее. Так, возможность обратимости его симптоматики, подчеркивалась М.Я. Серейским (1941), Г.Я. Авруцким (1965) и даже самим Д.Е. Мелеховым (1963).

С точки зрения С.Н. Мосолова (2001), фактическое разделение Д.Е. Мелеховым негативной и дефицитарной симптоматики нашло свое отражение в современных представлениях о первичных и вторичных негативных расстройствах. С.Н. Мосолов (2001) полагает, что понятие «негативная симптоматика» следует сохранить в дескриптивных (феноменологических) целях.

В настоящее время различают первичную негативную симптоматику, возникающую в результате специфического патологического процесса болезни, и вторичные негативные симптомы — на практикечаще всего вследствие терапии психотропными средствами (нейролептики) и депрессии.

Следует отметить определенную сложность разграничения первичной и вторичной негативной симптоматики.

Вторичная негативная симптоматика

  1. Негативная симптоматика, обусловленная экстрапирамидными нарушениями в результате терапии антипсихотиками
  2. Негативная симптоматика, развившаяся на основе позитивной симптоматики (бред и галлюцинации), депрессии и психомоторных нарушений (кататония)

Негативная симптоматика, выраженная в той или иной мере, отмечается у 60% хронических больных шизофренией.

После каждого психотического эпизода, по данным А.Б. Смулевича и А.Б. Дубницкой (2005), в клинической картине шизофрении удельный вес негативных симптомов возрастает более чем на 25%.

Вернуться к Содержанию