Франция

Развитие зарубежной психиатрии можно рассматривать по странам развития. Во Франции особое внимание следует уделить следующим исследователям. 

Ф. Пинель

В 1801 г. великий реформатор психиатрии - Ф. Пинель (Ph. Pinel) (1745-1826), снявший цепи с душевнобольных (некоторые историки психиатрии полагают, что не Пинель, а врачи Испании были первыми, кто освободил больных от кандалов), одним из первых отделил «прирожденное слабоумие» — идиотизм, от приобретенного — деменции.

Согласно ряду источников, на наш взгляд, высказывающих ошибочную точку зрения, Ph. Pinel в 1805 г. ввел понятие «demence», подразумевая под ним утрату разума.

Он также разделил психозы на меланхолии, мании без бреда, мании с бредом и слабоумием.

В своем трактате о мании он подробно описал феномен галлюцинаций, хотя и не пользовался данным термином.

По мнению Г. Шюлле (1880), творцом «частного заболевания волевой сферы» должен считаться именно Ph. Pinel, который чаще относил эти случаи к мании.

Узнайте о современных всемирно одобренных методах лечения шизофрении

Ph. Pinel придавал важное значение сложению тела больных, полагая, что именно конституция человека определяет не только психическую болезнь, но и некоторые из ее основных симптомов, например характер аффекта и даже содержание бреда.

Описывая душевные болезни, он отмечал, что почти у всех больных умственные способности и преобладающие влечения уже до появления психического расстройства, иногда с самого детства обнаруживали определенные дефекты.

Он негативно относился к использованию пустых терминов или «бессмысленных физиологических фикций», например, таких как: «вредные вещества мозга», «церебральная гиперемия» или «затвердение нервов», в то время как эти слова часто упоминались его современниками для объяснения природы душевных болезней.

Анализ историй болезни, предложенных Ph. Pinel в качестве иллюстраций меланхолии, показывает, что здесь сравнительно часто описываются клинические проявления параноидного синдрома.

С точки зрения Ph. Pinel, трансформация бреда, в частности, возникновение идей величия, знаменовало собой переход меланхолии в манию.

Ж. Эскироль

Случаи «идиотии», развившиеся во время полового созревания были описаны в 1825 г. в работах французского психиатра Ж. Эскироля (J. Esquirol) (1772-1840), известного своим учением о мономаниях.

По словам Ф. Александера и Ш. Селесника (1995), этот выдающийся психиатр настолько скрупулезно выполнял заветы своего учителя Ph. Pinel, что нередко их сочинения путают между собой. Однако наблюдения J. Esquirol представляются все же более точными и детальными, чем Ph. Pinel.

J. Esquirol, как и его учитель Ph. Pinel, проводил различие между идиотией и деменцией, полагая, что при последней состояние человека более изменчиво, чем при первой. Среди психиатров известно образное выражение J. Esquirol: «Человек в состоянии деменции лишен благ, которыми он наслаждался ранее, это богатый, ставший бедным. Идиот всегда же был в несчастье и нищете».

Этот психиатр предупреждал о поверхностности первого впечатления о больном: погруженность человека в собственные мысли может внешне напоминать недостаток интеллекта и умственное отставание.

Он различал острую деменцию и деменцию хроническую, при первой прогноз относительно благоприятен, она может быть излечима, при второй исход печален. В качестве примера острой деменции J. Esquirol описывает пациентку, у которой возбуждение переходит в ступор, а затем в процессе лечения «каутеризацией затылка» вновь через острое возбуждение больная выздоравливает.

J. Esquirol разделял душевные болезни на пять классов: липемания, мания, мономания, слабоумие, идиотизм.

Клинические картины современной шизофрении заметны в липемании — мозговой болезни, характеризующейся частичным хроническим бредом без лихорадки с аффектами печали, бессилия и подавленности. J. Esquirol писал, что в тех случаях, «когда мономания или мания оканчиваются слабоумием, в течении этих болезней, и даже с самого их начала обнаруживаются некоторые симптомы, которые заставляют предчувствовать этот мрачный исход».

Он также обратил внимание на развитие ожирения как на неблагоприятный признак течения психического расстройства.

Молодой, рано умерший французский психиатр Э. Жорже (1795-1828) последователь J. Esquirol, вероятно, первый дал точное описание того психического расстройство, которое позже назвали гебефренией.

Другой ученик J. Esquirol, Ж. Моро де Тур (1804-1884), писал, что безумный человек становится отчужденным от внешнего мира, живет лишь своей внутренней жизнью, когда галлюцинирует, то видит и слышит не то, что окружающая действительность предлагает ему, а то, что он хочет увидеть или услышать.

Б. Морель

Термин «преждевременное слабоумие» не был изобретением E. Kraepelin. Он заимствован у французского психиатра, ранее журналиста Б. Мореля (B. Morel) (1809-1873), известного трактатом о физических, умственных и духовных дегенерациях человеческого рода («Трактат о вырождениях»). Согласно взглядам этого ученого, внешние воздействия, подобные алкоголю и наркотикам, способствуют дегенерации человека до такой степени, что искажают его темперамент.

Дегенерации могут передаваться по наследству и прогрессивно ухудшаться, стремясь к угасанию: «родители, отличавшиеся лишь чрезмерностью психических реакций, дают жизнь истерикам, эпилептикам, ипохондрикам — то есть больным с большими неврозами; эти последние производят на свет душевнобольных, которые, в свою очередь, имеют потомством имбицилов и идиотов, неспособной в этой последней инстанции к деторождению (natura medicatrix — природа лечит ) (Magnan V., 1893).

В 1856 г. (по некоторым источникам, в 1865 г.) B. Morel ввел понятие «dementia praecox» для описания 14-летнего пациента — подростка, который раньше был активным и умным, но затем постепенно погрузился в состояние полной апатии, угрюмости и замкнутости. «Преждевременное слабоумие» рассматривалось им как предопределенный факт отдельных звеньев биологического процесса дегенерации, проявляющегося в четвертом поколении наследственной передачи. Отметим, что B. Morel писал о «преждевременном слабоумии» в гораздо более узком смысле, чем позже E. Krepelin, не выделяя отдельную болезнь, но подчеркивая раннее начало, остроту развития симптоматики душевного расстройства и ее печальный исход.

«Dementia praecox» (B. Morel)

  • «Преждевременное слабоумие» проявляется в четвертом поколении наследственной передачи проявлений дегенерации
  • Характерно раннее начало болезни
  • С детства больные «преждевременным слабоумием», демонстрируют ненормальности характера, скоропреходящие аномалии в сфере ума и чувств
  • Среди симптомов болезни эксцентричность, импульсивность, склонность к образованию фиксированных идей
  • Яркая манифестация первого приступа
  • Печальный исход

B. Morel (1859) в вопросе классификации душевных расстройств особое значение придавал этиологии болезней, наследственности и антропологии. «Раннее слабоумие» он отнес в первую группу (группу наследственных психозов — Folies hereditaires) и в первый ее класс, при этом отметив, что здесь чаще всего встречаются субъекты с неуравновешенной психикой, которые представляют собой не только в усиленной степени нервный темперамент их родителей, но у них еще с детства наблюдаются скоропреходящие аномалии в сфере чувств и ума.

К этим симптомам обыкновенно родные относятся слишком легко, а между тем такие несерьезные с виду нервные состояния могут дать со временем тяжелое психическое расстройство. Такие люди нередко кончают ранним слабоумием.

Далее B. Morel описывает людей, склонных к «преждевременному слабоумию»: они эксцентричны, импульсивны, при этом отмечая, что это могут быть и оригиналы с фиксированными идеями. Здесь встречаются различные ненормальности характера, большая тенденция к самоубийству, наклонность больных к странным и нередко опасным действиям, которые совершенно неожиданно приходят им в голову.

В. Маньян

Знаменитый французский психиатр В. Маньян (V. Magnan) (1835-1916) расширил теорию дегенерации B. Morel. Он писал о таком помешательстве наследственных дегенератов, которое характеризуется полиморфным бредом, противопоставляя этой болезни хронический систематизированный бред.

V. Magnan разделял психозы на простые и дегенеративные, причем дегенаративная психика, с его точки зрения, отличалась патологическим типом реакций. Кроме того, по его мнению, хронический бредовой психоз мог иметь различные варианты течения, зависящие от того, развивался ли он в простой форме или на основе дегенеративной почвы.

В развитии хронического бреда В. Маньян (1874) различал несколько этапов.

Первый-инкубационный, характеризовался неприятным самочувствием, неопределенной тревогой, смутной подозрительностью.

Фазы развития хронического систематизированного бреда (V. Magnan)

  • Инкубационный период (плохое самочувствие, неопределенная тревога, смутная подозрительность, слуховые иллюзии, идеи отношения)
  • Галлюцинаторно-бредовой период (слуховые галлюцинации, иллюзорно-бредовое восприятие, систематизированный бред преследования)
  • Бред величия
  • Деменция

В этот период в сознании больного возникали новые идеи, которые быстро овладевали им, поражая своей новизной и неожиданностью. Он пытался бороться с ними, анализировал их, начиная прислушиваться к тому, что вокруг происходит, испытывая жгучую потребность объяснить происходящее. Затем появлялись слуховые иллюзии, отдельные идеи отношения и толкования, при еще не сформированной фабуле бреда.

Второй этап бреда характеризовался отчетливыми слуховыми галлюцинациями и все более формирующейся систематизацией бреда. В его раннем периоде преобладало иллюзорно-бредовое восприятие, в дальнейшем выстраивалась вполне систематизированная фабула.

Следующий этап хронического бреда отличался бредом величия, который вырастал из бреда преследования. Поведение больного при этом соответствовало бредовому содержанию.

Заключительный этап систематизированного бреда представлял из себя период слабоумия. Здесь наблюдался распад бредовой фабулы и превращение ее в сухие и застывшие осколки формулы бреда.

Таким образом, аналогично модели общего паралича выделялись четыре фазы психоза: дебют, бред преследования с галлюцинациями, мания величия и деменция.

Забегая вперед, отметим, что с учетом исхода заболевания E. Kraepelin, счел возможным включить параноидную форму, во многом совпадающую с описанием психоза V. Magnan, в dementia praecox.

После появления термина «преждевременное слабоумие» французский психиатр R. Seglas (1900) пытался отделить эту болезнь от паранойи — хронического систематизированного бреда развития. По мнению автора, паранойя включала в себя лишь «параноидную деменцию» - бредовые психозы, со стремительным развитием полиморфных бредовых идей, странными высказываниями, ранними галлюцинациями и очень быстро заканчивающиеся интеллектуальным снижением, наиболее ярким симптомом которого была бессвязность мыслей и речи.

Для большинства французских психиатров принцип объединения в «раннее слабоумие» различных синдромов было неприемлем. E. Maradon de Montuel вообще предлагал «оставить раннее слабоумие немцам».

Особенно яркая полемика возникла по поводу острых состояний спутанности и параноидных психозов.

Несмотря на отмеченные особенности французской психиатрии, все же нельзя не отметить, что ее тенденция была направлена в сторону расширения границ «раннего слабоумия» B. Morel. Так, например, J. Rogues de Fursas включал в «раннее слабоумие» систематизированный бред и часть полиморфных бредовых вспышек у дегенератов. Он писал, что бредовая гебефрения настолько похожа на параноидную деменцию, что в ряде случаев одно психическое расстройство трудно отделить от другого.

E. Regis, пытаясь ограничить «раннее слабоумие» от других психических расстройств, предложил выделять при этом заболевании конституционально-дегенеративный тип болезни, возникающий у молодых людей с наследственной отягощенностью под влиянием пубертатных кризов (гебефрения), и приобретенный тип-токсико-инфекционный, по своему генезу и с точки зрения клиники отличающийся острыми состояниями спутанности. Однако для многих французских психиатров было невозможным включение острых состояний спутанности в рамки слабоумия.

Развитие учения о шизофрении во Франции в противоположность немецкому нозологическому подходу отразило интерес к синдромам психических расстройств, столь характерный для психиатрии этой страны, начиная с J. Esquirol. Здесь объединение различных синдромов в отдельную болезнь никогда не вызывало одобрения.

Вернуться к Содержанию