Варианты химической зависимости

2. Варианты химической зависимости. Разграничивают несколько групп психоактивных субстанций: депрессанты, опиаты, стимуляторы и галлюциногены.

К депрессантам относятся алкоголь и седативно-снотворные лекарственные средства.

2.1. Алкоголь и алкогольная зависимость. Алкоголь оказывает сложное и противоречивое воздействие на головной мозг. В малых дозах алкоголь активирует «центры наслаждения», которые выделяют эндогенные опиаты, или эндорфины – вещества, порождающие субъективное ощущение удовольствия (Braun, 1966; и др.). В больших дозах алкоголь подавляет синтез одного из возбуждающих нейромедиаторов – глютамата. Дефицит глютамата нарушает функции мозга, тормозит познавательные процессы, процессы научения, снижает самоконтроль. Пьяный человек вступает в иллюзорный мир, в котором теряет способность адекватно оценивать происходящее вокруг и в самом себе. Клиническое опьянение наступает, если содержание алкоголя в крови достигает 0,10% и даже 0,08%. Концентрация алкоголя свыше 0,55% обычно приводит к летальному исходу.

Организм женщины и подростка перерабатывают алкоголь менее эффективно, интоксикация наступает у них на фоне приема меньших доз, они значительно быстрее «спиваются», и заболевание приводит к более серьезной патологии, в первую очередь со стороны головного мозга. Пьянство беременных женщин является третьей из основных причин врожденной патологии детей – алкогольного синдрома плода, встречающегося, по разным данным, от 1–3 до 25–30 случаев на 1000 новорожденных. С алкогольной эмбриофетопатией связано также развитие других, менее драматичных отклонений в развитии детей, а также некоторых психических расстройств, проявляющихся у лиц зрелого возраста.

Главная роль в нейрохимическом процессе формирования зависимости от алкоголя и наркотиков отводится в настоящее время активизации «проводников наслаждения». Считается, что точкой приложения наркотического воздействия является мезокортиколимбический допаминовый проводящий путь (МКЛП) – нейрональная система, включающая средний мозг (его покрышку), лимбическую систему и лобную кору. Эта система ответственна за память, эмоции и волевые процессы. Электрическое ее раздражение вызывает ощущение эйфории, наслаждения. Когда индивид вводит себя в состояние опьянения, он свои действия подкрепляет ощущением удовольствия и, возможно, будет стремиться их повторять в последующем. Полагают, что именно таким, то есть условно-рефлекторным, путем формируется основной симптом заболевания – психологическая зависимость. Главным образом поэтому, как подразумевается, в ситуации стресса, когда преобладают отрицательные эмоции, многие люди предпочитают употреблять психоактивные субстанции. В свою очередь разрушение МКЛП под влиянием интоксикации приводит к нарушениям эмоционально-волевой сферы пациентов и иногда к снижению памяти.

Немалое значение в развитии алкоголизма имеет наследственность. Установлено, что у трети пациентов проблемы с алкоголем имелись хотя бы у одного из их родителей. В исследовании Cloninger (1986) показано, что при наличии одного родителя-алкоголика частота алкоголизма у мужчин с 11,4 повышается до 29,5%. Если оба родителя алкоголики, цифра достигает 41,2%. У женщин, чьи родители не страдают алкоголизмом, алкогольная зависимость встречается в 5% случаев, при одном родителе-алкоголике – в 9,5%, если алкоголики оба родителя – в 25%. Наличие биологической уязвимости отчасти объясняет, почему алкоголизму подвержены даже выдающиеся личности, такие как Ф. Энгельс, Д. Лондон, У. Черчилль, М.А. Булгаков и др., которые, казалось бы, должны контролировать себя более, чем обычные люди. Тем не менее передача алкоголизма по наследству не соответствует типам наследования, обнаруженным при других, сугубо генетических заболеваниях, более вероятно, что существует лишь наследственная предрасположенность к развитию алкогольной зависимости (как и многих других заболеваний), индивидуальная в каждом конкретном случае. При этом измерить степень риска заболеть алкоголизмом или наркоманией не представляется возможным.

Стабильные отношения в семье, воспитание и влияние родителей крайне важны для формирования личности детей. Эта стабильность обычно отсутствует в семьях алкоголиков и наркоманов. Дети, чьи родители являются алкоголиками и наркоманами, сами становятся более уязвимыми в плане развития токсикоманий и связанных с ними проблем, чем нормативные сверстники. Тезис о том, что алкоголизм и наркомания воспроизводят сами себя посредством неблагополучных семей, до известной степени соответствует действительности. Фанатичные «трезвенники», непримиримые в борьбе со спиртными напитками и призывающие к сухому закону, в прошлом сами были алкоголиками, как академик Ф. Углов, либо алкоголиком был кто-то из их родителей, чаще всего, по-видимому, отец. И, что ничем не лучше, была деспотичная мать, которая, с одной стороны, абсолютно нетерпима к выпивкам мужа и в ярости колотит бутылки с вином, а с другой стороны, сама, своей созависимостью толкает супруга к тому, чтобы он больше пил. Поначалу это бесконечные скандалы, после которых слабовольный муж от огорчения напивается. Затем скандалы начнет устраивать он сам – они ему нужны как повод напиваться.

Созависимость – это неадекватное поведение близкого человека, способствующее продолжению наркотизации пациента. В частности, нагнетание напряженности во внутрисемейных отношениях, тенденция идти на поводу у пациента, мягкотелость в принятии необходимых решений, неспособность оказать ему необходимую помощь. В случае алкогольной зависимости это как бы «сухой алкоголизм», когда созависимый индивид неосознанно довольствуется пьянством другого. То же можно сказать о наркомании и других отклонениях поведения. Так, некоторые родители в штыки принимают советы педагогов, касающиеся поведения ребенка, не обращаются за помощью к психологу, наркологу, психиатру, в правоохранительные органы. Созависимость – это также проявление защиты, сопротивление принятию травмирующей ситуации, склонности закрывать на нее глаза. Иными словами, всегда болеет не только пациент, но и в той или иной степени вся его семья, в лечении нуждаются все, иначе желаемого эффекта будет немного.

«Наша культура, – указывают американцы Р. Карсон, Дж. Батчер и С. Минека (2004), – стала зависимой от алкоголя, видя в нем «смазочный материал», предохраняющий от социальных трений, и средство для снятия напряжения». Поэтому столь значительной в развитии алкоголизма и наркомании представляется роль социокультуральных факторов (Vega et al., 1993). Так, среди мусульман, мормонов, ортодоксальных евреев распространенность алкоголизма минимальна. В то же время в Европе с населением менее 10% всего населения земного шара потребляется около половины производимого в мире алкоголя (Sulkunen, 1976).

Жители Европы и шести государств, претерпевших влияние европейской культуры (Аргентины, Канады, Чили, Японии, США и Новой Зеландии), потребляют 80% всего мирового алкоголя. Во Франции, только по официальным сведениям, алкоголизмом страдает 15,6% населения, в Швеции – 13,2% мужчин и 1,1% женщин. В РФ, по данным статистики, на душу населения потребляется около 18 л алкоголя в год (в пересчете на чистый спирт) и насчитывается до 2% алкоголиков (в действительности показатель распространенности алкогольной зависимости существенно превышает официальный, поскольку большинство пациентов по разным причинам за помощью не обращается и не учитывается). В апреле 2015 года появились сведения о снижении потребления алкоголя в РФ с 18 л до 13,5 л, но некоторые эксперты этим данным не доверяют.

Лечение алкоголизма эффективно в отношении относительно небольшой части пациентов: 7% пациентов воздерживается от приема спиртного в течение 4 лет, 21% – в течение одного года и более. Эти данные касаются мужчин, у женщин, страдающих алкоголизмом, эффективность лечения на порядок ниже. Наилучшие результаты лечения демонстрируют пациенты, осознающие факт зависимости и сами нацеленные на лечение и выздоровление. В основном это пациенты, находящиеся на ранних стадиях развития болезни и преморбидно достаточно зрелые личности.

Узнайте подробнее об алкоголизме и его лечении

2.2. Зависимость от седативно-снотворных лекарственных средств.

1) Зависимость от барбитуратов. Барбитураты – производные барбитуровой кислоты – открыты в Германии более 100 лет назад. Они действуют путем присоединения к рецепторам нейронов, которые воспринимают тормозящий или ингибирующий эффект гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) и тем самым усиливают действие этого нейромедиатора. В больших дозах барбитураты угнетают функции ретикулярной системы, вызывают наступление сна. Барбитураты широко использовались ранее как снотворные и седативные средства. Тогда же появилась барбитуромания – зависимость от барбитуратов. Ею страдал, в частности, Ф. Ницше, постоянно употреблявший огромные дозы фенобарбитала. Симптоматика барбитуромании аналогична алкогольной зависимости, в отличие от последней заболевание протекает более злокачественно, быстрее приводит к психической и социальной деградации, значительно чаще возникают психозы и эпилептические припадки. Пациенты с барбитуроманией часто погибают, так как нужная им для опьянения доза препарата очень близка к токсической, смертельной. В настоящее время барбитураты в лечебной практике психиатров используются редко, барбитуромания встречается тоже крайне редко.

2) Зависимость от транквилизаторов. Транквилизаторы – противотревожные лекарственные средства, разработанные в 1950-х годах. Механизм действия транквилизаторов сходен с таковым барбитуратов, но отличается более мягким действием. При длительном применении транквилизаторов возможно развитие к ним привыкания и пристрастия, то есть психологической и физической зависимости. Заболевание встречается относительно редко. Сообщается, что более 1% взрослого населения США в какие-то моменты своей жизни проявляет симптомы зависимости от транквилизаторов.

3) Зависимость от опиатов. Опиаты – группа препаратов, включающая опий и его производные, такие как кодеин, дезоморфин, морфин, героин и др. Опиаты вызывают наркотические эффекты посредством угнетения ЦНС, особенно тех центров головного мозга, которые ответственны за контроль эмоций. Наркотики взаимодействуют со специфическими рецепторами нейронов головного мозга, которые связывают эндорфины – нейромедиаторы, помогающие устранить чувство боли и снизить уровень эмоционального напряжения (Snyder, 1991; и др.). Когда упомянутые нейроны воспринимают опиаты, они начинают продуцировать ощущения удовольствия и спокойствия точно так же, как это делают под влиянием эндорфинов. Наряду с анальгезией опиаты вызывают тошноту, запор и миоз («точечные зрачки» – один из немногих достоверных признаков опьянения опиатами). В 1804 году из опия выделили морфин, а затем другие алкалоиды (опиум – смесь 18 химических веществ, морфина в нем около 10–15%). После изобретения шприца употребление морфина резко возросло. В США во время гражданской войны множество солдат страдали от морфинизма – «солдатской болезни».

В 1898 году на основе морфина путем его обработки уксусным ангидридом был создан героин. Его применяли для лечения морфинизма очень широко, пока не стало ясно, что он вызывает сильную зависимость, причем это происходит в 5–10 раз быстрее, чем при использовании морфина. В 1960-х годах потребление героина резко возросло и остается на высоком уровне до настоящего времени в ряде стран, а с начала 1990-х годов – и в РФ (до 37% наркоманов США являются потребителями героина). Несколько позже были созданы синтетические аналоги морфия, в частности метадон («лекарство любви»), рекомендуемый в некоторых странах при лечении героиновой зависимости в рамках «метадоновой программы» реабилитации наркоманов. На основе кодеина был создан полусинтетический его аналог дезоморфин. Зависимость от опиатов формируется в течение нескольких дней и месяцев регулярного приема.

Существует, как считается, три причины, которые наиболее часто приводят к развитию опиатной наркомании: удовольствие, любопытство и психологическое давление со стороны окружающих. В 81% случаев основной причиной оказывается удовольствие (Fulmer & Lapidus, 1980).

При употреблении опиатов наркоманы предпочитают внутривенные вливания, героин часто принимают и путем вдыхания порошка.

Первой фазой их действия является «приход» – волна эйфории, смешанной с ощущением расслабления, длящаяся до одной минуты. «Приход» по интенсивности удовольствия некоторые пациенты сравнивают с оргазмом. Затем в течение 4–6 часов длится вторая фаза опьянения с отрешенностью, пассивным течением фантазий, ощущением легкости и полета – «таск», «волокуша», «кайф». Завершается опьянение ощущением дискомфорта – «отходняком». У зависимых пациентов спустя недели, реже – месяцы развивается абстиненция или «ломка» с депрессивноподобной симптоматикой, при этом тяжелые расстройства длятся до 7–10 дней, а относительно мягкие – в течение 1–2 месяцев.

Опиатная наркомания быстро приводит к психологической и социальной деградации, в значительной степени обратимой, если реабилитация пациентов начинается в первые годы заболевания. Она дает неплохой эффект даже у пациентов со значительным стажем, если до этого времени они доживают. В настоящее время большинство героиновых наркоманов в РФ ВИЧ-инфицировано либо болеет СПИДом (до 80–90%). В США в некоторых штатах показатель ВИЧ-инфицированных среди наркоманов достигает 60%. Передозировки героина приводят к моментальной остановке дыхания и смерти, что используется наркоманами-суицидентами или, что случается много чаще, является причиной случайной гибели, особенно тех пациентов, которые после перерыва в употреблении наркотика возвращаются к прежней дозе (выносливость к наркотику после воздержания в течение даже 2–3 недель значительно снижается). Кроме того, смерти наркоманов нередко возникают из-за того, что торговцы смешивают героин с дешевыми и сильнодействующими психоактивными средствами, в частности с барбитуратами, ЛСД или даже такими опасными веществами, как аккумуляторная кислота, цианид калия. Эвтаназия большей частью проводится также героином. Сведений о том, что существует опиатный синдром плода, немного; известны, правда, отдельные наблюдения, что дети от беременных матерей, употреблявших опиаты, могут обнаруживать явления абстиненции сразу после рождения, а позднее – различные психические и поведенческие отклонения. Наиболее тяжелые физиологические нарушения от приема известных ныне наркотиков наблюдаются у пациентов, использующих дезоморфин.

2.3. Зависимость от стимуляторов. К стимуляторам, способным вызывать сильное привыкание (повышение толерантности) и устойчивое пристрастие (психологическую и физиологическую зависимость), относятся кокаин («наркотик воров»), амфетамины, эфедрон, экстази и др. В США в 1980–1990-х годах употребление кокаина «приобрело масштабы эпидемии, особенно среди социальных групп со средним и высоким доходом (Карсон и др., 2004). На сегодняшний день опыт употребления кокаина имеют более 21 млн американцев (SAMHSA, 1996), а 1,5 млн человек злоупотребляют кокаином или имеют кокаиновую зависимость. В целом почти 3% населения США становится подверженным кокаиновой зависимости в какие-то периоды своей жизни (Anthony et al., 1995). Резкое возрастание распространенности кокаинизма произошло после того, как стали производить дешевый синтетический кокаин. Миллионы людей используют крэк, сильнодействующий препарат из свободноосновного кокаина, который выпаривается до кристаллических шариков. Его курят с помощью специальной крэк-трубки.

Эпидемия крэка в США вызывает сильное беспокойство в обществе, особенно в связи с участившимися сообщениями о жестоких преступлениях и опасной сексуальной распущенности среди лиц, употребляющих крэк. С употреблением кокаина связывают до 20% суицидов, совершаемых людьми в возрасте до 61 года, и увеличение более чем в 35 раз числа несчастных случаев (от 4000 в 1982 году до более чем 140 000 в 1997-м). Самая большая опасность при использовании кокаина – его передозировка и остановка дыхания или сердечной деятельности. Беременные женщины, употребляющие кокаин, рискуют родить детей с разного рода нарушениями, такими как пониженный иммунитет, трудности, связанные с обучением, дефицитом внимания, проблемы с поведением, патология развития щитовидной железы и аномальная активность дофамина и серотонина в головном мозге.

В свое время З. Фрейд был одним из самых ярых приверженцев использования кокаина в медицине. Испытав действие кокаина на себе, он засвидетельствовал: «Кокаин вызывает радостное настроение и длительное сохранение эйфории… усиливает самоконтроль… наделяет энергией и увеличивает работоспособность… Другими словами, вы находитесь просто в нормальном состоянии» (Freud, 1885).

Амфетамины появились в 1930-х годах. Первый препарат из группы амфетаминов – бензедрин – продавался в аптеках как ингаляционное лекарство от насморка. В годы Второй мировой войны немцами и союзными войсками амфетамины использовались как средство от переутомления (Jarvik, 1967). В настоящее время амфетамины в некоторых случаях назначаются в медицинских целях как аноректики, при лечении нарколепсии (приступов сонливости), гиперактивности детей, легкой депрессии, астении. Но чаще всего их употребляют молодые люди с целью испытать приятные ощущения. Злоупотребление амфетаминами сопровождается физиологическими нарушениями, суицидами, убийствами, изнасилованиями и другими проявлениями насилия и аутоагрессии. Иногда зависимость от стимуляторов проявляется периодическим их употреблением, напоминающим запои алкоголиков. Типично это для лиц, употребляющих эфедрон (наркотик, создаваемый на базе эфедрина, препарата для лечения бронхиальной астмы).

В отличие от опиатов кокаин и другие стимуляторы активируют кору головного мозга посредством увеличения содержания в ней дофамина. Кроме того, возрастает активность других нейромедиаторов, в особенности норадреналина и серотонина (Volkow et al., 1997; и др.). Прием психостимуляторов вызывает возбуждение, бессонницу, обостряет сексуальные ощущения.

У некоторых пациентов на больших дозах кокаина возникают галлюцинации. Сошлемся на наблюдение, в котором молодой человек после приема кокаина подошел к шкафу, чтобы взять одежду, а его костюм вдруг спросил у него: «Что ты хочешь?» Испугавшись, он подошел к двери, которая сказала ему: «Вернись назад». Отступив от двери, он услышал, как софа проговорила: «Если ты усядешься на меня, я пну тебя под зад». С ощущением приближающейся смерти, в сильнейшем страхе и паническом состоянии этот молодой человек прибежал в больницу, где ему была оказана помощь (Allen, 1985). При передозировках кокаина могут возникать состояния ступора, напоминающего кататонический, глубокого сна, комы. У хронических кокаинистов нередко возникают психозы с характерными галлюцинациями – мнимым ощущением присутствия на коже или под ней кристаллов некоего вещества.

Повышенная поначалу сексуальная активность кокаинистов часто служит формой заработка на наркотик (Weatherby et al., 1992), а также для вступления в связь с незнакомыми партнерами (Balshem et al., 1992). Позднее интерес к сексу теряется или развиваются сексуальные дисфункции. В целом клинические проявления зависимости от стимуляторов аналогичны тому, что свойственно опиатной наркомании. Лечение (назначение дезипрамина, налтрексона, психотерапия) более эффективно в тех случаях, когда пациенты не обнаруживают асоциальных качеств личности.

К стимулятором, кроме того, относятся официально легализованные никотин и кофеин, которые обладают выраженными аддиктивными (лат. addictus – пристрастившийся, увлеченный, обреченный) свойствами. Курение табака очень распространено. Курит почти треть американцев, из них 3,1 млн подростков и 25% 17–18-летних, в РФ число курящих в возрасте от 14 до 60 лет достигает 50%. С курением в США связывают 410 000 смертей в год, до 400 000 – в России. Вероятность преждевременных родов и рождения детей с отставанием в весе у курящих женщин выше, чем у некурящих (Goldstein, 1994). Существует тесная связь курения с развитием ряда патологий, таких как повышение АД, коронарная болезнь сердца, легочные заболевания, рак, инсульт и др. Считается установленным, что никотин действует на те же нейрорецепторы и на центр удовольствия, что и амфетамины, кокаин (McGehee et al., 1995).

При никотиномании помимо психологической развивается физиологическая зависимость, которая, согласно американской систематике психических расстройств DSM-4, проявляется следующими признаками:

- ежедневным употреблением никотина в течение как минимум нескольких недель;

- такими симптомами отмены, как раздражительность, фрустрация или гнев, тревога, неспособность сосредоточиться, брадикардия, повышенный аппетит или увеличение массы тела;

- возникают также замедление обмена веществ в организме, головная боль, бессонница, тремор, усиление кашля и ухудшение выполнения задач, требующих сосредоточенного внимания.

Никотиновая зависимость чаще всего лечится с помощью аверзивной терапии (курением в закрытом помещении до отвращения, рвоты), а также посредством использования никотинной жевательной резинки, никотинового пластыря или спрея.

Кофеин содержится во многих напитках и продуктах питания. Употребление кофеина вошло в обычай многих народов и социально одобряется, хотя его прием в больших количествах может повлечь за собой серьезные проблемы со здоровьем. Негативные эффекты употребления кофеина многие исследователи связывают не с абстиненцией, а преимущественно с интоксикацией, передозировками. Отказ от кофеина обычно не приводит к развитию тяжелых симптомов отмены, чаще всего отмечается слабая головная боль. Злоупотребление кофеином особенно распространено в местах лишения свободы, где практикуется использование чифиря (очень крепко заваренного чая).

2.4. Зависимость от галлюциногенов, каннабиса и синтетических наркотиков. Галлюциногены представляют собой вещества, которые вызывают при употреблении ряд симптомов психического расстройства: обостренное восприятие, преимущественно зрительные, слуховые и тактильные иллюзии и галлюцинации, синестезии (например, «слышатся» или «ощущаются» цвета), нарушение восприятия времени, избирательное усиление памяти, когда вспоминаются давно забытые мысли, впечатления и эмоции; искажается восприятие пространственных характеристик объектов, в том числе собственного тела; как правило, возникают тревога, депрессия и/или мания. Уже в начале опьянения появляются нарушения самоосознавания, т. е. восприятия собственного «Я», отчего стирается грань, разделяющая внеличностное и внутриличностное пространства. Например, субъективно пациент ощущает выход из реальной ситуации, он совершает «больное путешествие» или «трип» (англ. trip – путешествие, поездка, галлюцинирование), когда образы фантазии принимаются за действительность. К галлюциногенам относятся ЛСД (альфа-диэтиламид лизергиновой кислоты), мескалин, псилоцибин и МДМА (метилендиоксиметамфетамин, или экстази).

ЛСД получен в 1938 году швейцарским химиком А. Хоффманом из алкалоида спорыньи (грибка, паразитирующего на ржи). В 1960-е годы миллионы людей на Западе обратились к галлюциногенам как к одному из способов «расширения границ своей жизни» (Комер, 2004). Более 7% населения США когда-либо в своей жизни употребляли ЛСД. Предполагается, что ЛСД блокирует выделение серотонина нейронами, которые способствуют передаче визуальной информации в головной мозг и обеспечивают контроль над эмоциями (Jacobs, 1984, 1994). Высокая толерантность к ЛСД обычно не вырабатывается, симптомов отмены не возникает. Наибольшая опасность ЛСД состоит, во-первых, в том, что он легко и у всех людей вызывает психоз, субъективно иногда чрезвычайно неприятный (bad trip – скверное путешествие).

Иллюстрация (Frosch, Robbins & Stern, 1965): «Молодая женщина в возрасте 21 года доставлена в больницу вместе со своим любовником. Он неоднократно применял ЛСД и убедил женщину принять наркотик, чтобы заставить ее быть менее сдержанной в сексуальном плане. Через полчаса после приема около 200 микрограммов ЛСД она стала замечать, что кирпичи в стене шевелятся и свет действует на нее странным образом. Она испугалась, когда осознала, что не в состоянии отличить свое тело от стула, на котором сидела, или от тела своего любовника. Страх стал еще более выраженным после того, как она подумала, что не сможет вернуться назад в свое тело. При госпитализации пациентка проявляла повышенную активность и неуместный смех. Ее речевой поток отличался бессвязностью и эмоциональной лабильностью. Через два дня эти реакции исчезли».

Другая опасность ЛСД состоит в том, что препарат может оказывать долгосрочное действие. У четверти наркоманов возникают, например, «обратные кадры» – повторения сенсорных и эмоциональных реакций спустя длительное время после того, как ЛСД не употреблялся (недели, месяцы и даже годы, в некоторых случаях – до 5 лет и более). Этот феномен обозначается термином «флешбэк» – вспышка прошлого. Наконец, употребление ЛСД, как и других наркотических средств, может стать фактором, провоцирующим начало или обострение психического заболевания, в частности шизофрении.

Каннабис (cannabis sativa – конопля полезная) – сорт конопли, растущей в теплом климате по всему миру. Препараты конопли представляют собой группу из сотен химических веществ, наиболее сильнодействующим из которых является гашиш (смола конопли темно-бурого цвета, «пластилин»), менее сильным – марихуана (смесь измельченных листьев и цветущих верхушек). Активным химическим компонентом, ответственным за действие конопли, является тетрагидроканнабинол (ТГК). ТГК стали получать и в лабораторных условиях. При курении конопля оказывает смешанное галлюциногенное, успокаивающее и стимулирующее действие.

В небольших дозах ТГК вызывает ощущение радости, веселья и спокойствия, делает людей болтливыми или, напротив, тихими. Некоторые курильщики делаются, однако, тревожными, подозрительными или раздражительными, особенно если они находятся в дурном настроении или в обстановке, которая вызывает тревогу, беспокойство. Большинство курильщиков рассказывает об обострении восприятия и фокусировке внимания на звуках, которые кажутся необычайно громкими, а также на зрительных впечатлениях, представленных очень яркими образами. Сообщается также об острых приступах паники, в частности страхе сойти с ума. Пациентам часто кажется, что течение времени замедляется, а расстояния увеличиваются. Обостряются ощущения удовольствия, в том числе от секса. В это же время краснеют глаза, суживаются зрачки, учащается сердцебиение, повышаются АД и аппетит, возникают головокружение и сухость во рту, замедляются реакции. Некоторые курильщики, напротив, становятся сонливыми, могут глубоко уснуть.

Большие дозы ТГК вызывают у пациентов импульсивность поведения, возбуждение, агрессивность и склонность к вандализму, нарушения восприятия своего тела, галлюцинации, бред преследования, спутанность сознания. Психотические расстройства особенно легко возникают, если наркотик готовится с использованием бытовых растворителей. Опьянение длится в течение 3–6 часов, однако болезненные колебания настроения могут сохраняться неделями (Chait, Fishman & Schuster, 1985).

В 1970-х годах было установлено, что «трава-убийца» обладает аддиктивными свойствами, то есть вызывает привыкание и пристрастие к эффектам ее действия. Это стало ясно с того момента, как в употребление вошла марихуана, которая в несколько раз оказалась более сильнодействующей, чем употребляемая ранее (с содержанием ТГК до 10–15% вместо 1–5%). Участились ДТП с «обкуренными» водителями, заболевания легких, выявилось снижение репродуктивной функции, пониженное число сперматозоидов в сперме у мужчин и нарушение овуляции у женщин. Было доказано, что систематическое курение марихуаны приводит к развитию физиологической зависимости, проявления которой, по одним данным, напоминают симптоматику гриппа, а по другим – характеризуются нервозностью, аффективной напряженностью, нарушениями сна, изменениями аппетита (Weisbeck, Schukit, 1996). Оказалось, что у хронических курильщиков анаши и марихуаны страдает выполнение сложных сенсорно-двигательных операций, снижается способность запоминать свежие впечатления, ухудшается обучаемость и работоспособность, наступают пассивность и апатия.

Тем не менее с 1980-х годов предпринимаются попытки использования препаратов группы каннабис в медицине – при лечении глаукомы, бронхиальной астмы, для предотвращения тошноты и рвоты у больных раком, для повышения аппетита и увеличения массы тела у пациентов со СПИДом. В США появились многочисленные сторонники терапевтического использования марихуаны, среди которых оказалось немало врачей. В 1997 году журнал New England Journal of Medicine, одно из ведущих мировых изданий по медицине, назвал запреты федерального правительства использовать коноплю для лечения тяжелобольных или страдающих смертельным недугом «вводящими в заблуждение, неуклюжими и бесчеловечными».

В последние десятилетия появилось немало синтетических наркотиков, оказывающих психотомиметическое действие (вызывающих при их приеме серьезные психические нарушения). Наиболее известным из них является фенциклидин. Опасность таких наркотиков состоит среди прочего в том, что их наркогенное действие возникает на дозах, близких к смертельным, так что смертность молодых людей от случайных передозировок синтетическими наркотиками существенно возросла. В настоящее время рынок наркосбыта в РФ, по данным ФСКН, на 20% занят синтетическими наркотиками (спайсами, дизайнерскими наркотиками), которые производятся в местных лабораториях и большими партиями поступают из Китая даже не контрабандой, а вполне легально, потому что официально многие синтетические наркотики таковыми не считаются. В РФ в 2015 году право определять, является некая психоактивная субстанция наркотиком или нет, передано из Минздрава, вследствие его неоперативности, в Федеральную службу наркоконтроля.

2.5. Зависимость от комбинаций психоактивных веществ. Большинство наркоманов не ограничивается употреблением какого-то одного психоактивного вещества, а принимает в одно и то же время несколько таких веществ (никотин и алкоголь, гашиш и алкоголь, стимуляторы и опиаты, вино и героин и т. п.). До 90% людей, регулярно принимающих один препарат, до некоторой степени используют также другие вещества (Cornish et al., 1995). Это явление обозначается термином «полинаркомания». Комбинированное действие, называемое синергическим (греч. synergos – совместно действующий), часто оказывается более сильным и нередко непредсказуемым, нежели арифметическая сумма эффектов от каждого препарата в отдельности.

Один вид синергического действия наблюдается в том случае, когда два препарата или более обладают сходными эффектами, оказывают аналогичное действие. Например, алкоголь, барбитураты, транквилизаторы и опиаты – все они являются депрессантами. Их сочетание даже в небольших дозах может вызывать интоксикацию крайней степени, вплоть до комы и смерти. Например, несколько рюмок вина или водки и небольшая доза барбитурата «для лучшего сна» может быть достаточной, чтобы не проснуться.

Другой вид синергии характеризует смешение наркотиков противоположного действия. Например, психостимулятор (препятствующий расщеплению в печени алкоголя или барбитурата) принимается вместе со спиртным или снотворным средством. Так, студент, принимающий амфетамины для того, чтобы допоздна заниматься, и барбитураты, чтобы выспаться, сильно рискует оказаться не на экзамене, а в токсикологическом центре.

Ежегодно в токсикологические центры поступают десятки тысяч пациентов с тяжелыми интоксикациями, часто не связанными с суицидами, а возникающими по неосторожности или незнанию. Жертвами такой практики нередко становятся известные и достаточно осведомленные люди. Так, Э. Пресли погубило одновременное употребление антидепрессантов и стимуляторов, Д. Джоплин – вина и героина, К. Фарли – кокаина и опиатов. Регулярно гибнут и звезды нашей эстрады и кино. Сообщения такого рода СМИ поставляют едва ли не каждый месяц, и частота их, похоже, не снижается.

Запишитесь на консультацию к психиатру-наркологу сейчас!   Позвоните нам

Вернуться к Содержанию