Стрессовые расстройства

23. Стрессовые расстройства

1. Общие сведения. Расстройства, связанные со стрессом, распространены весьма широко. Так, в США ежегодно около 0,5% населения страдает от стресса и приблизительно 7,8% в течение жизни становятся его жертвой. Эти расстройства в 2 раза чаще встречаются у женщин, чем у мужчин. После серьезной психической травмы они развиваются приблизительно у 20% женщин и 8% мужчин (Kessler et al., 1995). Столь же часто стрессовые расстройства бывают у детей и подростков, возникая в ситуациях, которые они воспринимают как тяжелое или невыносимое потрясение. Среди наиболее распространенных причин развития стрессового расстройства чаще называют катастрофы, военные действия, насилие и жестокое обращение.

Различают острое стрессовое расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство и расстройство адаптации. Первые два расстройства, если не считать различия во времени появления, продолжительности и симптоматике первых 2–3 дней заболевания, проявляются некоторыми сходными признаками:

  • повторным переживанием травматического события. У пациентов возникают повторяющиеся воспоминания, мысли, кошмары, касающиеся этого события. Некоторые из них так остро переживают это событие в мыслях, что им кажется, будто они вновь вернулись в травматическую ситуацию – флешбэк, «обратные кадры». Очень часто случайные звуки напоминают им о пережитом, и пациенты автоматически совершают защитные действия. Например, громкий выхлоп автомобиля заставляет их бросаться на землю или искать укрытие. Идя по улице, они прижимаются к стенам, останавливаются на углу, как будто опасаются выстрела, с опаской смотрят на окна и крыши домов, словно там затаился снайпер, присматриваются к траве – нет ли там ловушки, мины;
  • избегание. Как правило, люди начинают избегать деятельности, напоминающей им о травматическом событии, и пытаются уклониться от связанных с ним мыслей, чувств и разговоров;
  • сниженная чувствительность. Пациенты могут чувствовать оторванность от других людей или потерять интерес к тому, что раньше приносило им радость. Они также могут потерять способность переживать такие чувства, как нежность и сексуальность. У некоторых пациентов встречаются даже симптомы диссоциации (лат. dissociatio – разъединение, разделение), такие как чувство нереальности происходящего, двигательное оцепенение, психомоторное возбуждение или выпадение памяти на определенные впечатления;
  • возросшее возбуждение, тревога и чувство вины. Пациенты этими симптомами могут ощущать чрезмерное внутреннее напряжение, легко пугаются, впадают в панику. Обычно у них появляются проблемы со сном и возникают трудности с концентрацией внимания. Пациенты могут испытывать также сильное чувство вины, связанное с тем, что они пережили травматическое событие, а другие люди погибли, – чувство вины оставшегося в живых. Некоторые из них испытывают чувство стыда за действия, которые они совершили, чтобы выжить.

2. Острое стрессовое расстройство – страх и тревожное состояние, при котором упомянутые острые аффекты и сопутствующие симптомы возникают в первые же минуты после осознания травматического события, а заболевание длится в пределах 1 месяца. В первые 2–3 суток обычно наблюдаются спутанность сознания с утратой способности понимать происходящее, двигательная заторможенность (иногда до полного оцепенения) либо беспорядочное возбуждение в виде панического бегства, отчего пациент может не бежать от источника угрозы, а напротив, даже стремится оказаться в опасной зоне. Нередко бывает «медвежья» болезнь с потерей контроля над уринацией и дефекацией, наблюдаются другие выраженные нарушения вегетативной регуляции (учащенное сердцебиение, повышение АД, бледность кожных покровов, сухость во рту, затрудненное дыхание, многократная рвота и т. п., в некоторых случаях инфаркт миокарда, инсульт). Некоторые пациенты вспоминают о том, что происходящее во время переживания катастрофы им представлялось совершенно нереальным, настолько, что они не могли поверить, что все происходило на самом деле.

3. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – тревожное расстройство, в котором страх и сопутствующие симптомы сохраняются длительное время после травматического события. ПТСР может возникать как самостоятельно, так и сохраняться после завершения острого стрессового расстройства. Иногда ПТСР развивается спустя длительное время после психотравмирующего события (до полугода). Впервые с массовым распространением ПТСР, возникшим у американских военных на войне во Вьетнаме, столкнулись психиатры США. Они установили, что около 29% всех мужчин и женщин, участников боевых действий, перенесли острую реакцию на стресс и/или страдали посттравматическим стрессовым расстройством, в то время как еще 22% имели некоторые стрессовые симптомы (Weiss et al., 1992). У 10% ветеранов этой войны заметные стрессовые симптомы обнаруживали и много лет спустя: пациенты отмечали у себя обратные кадры, внезапные ночные пробуждения, кошмары, навязчивые образы и мысли о пережитом. Аналогичной была ситуация и после войны в Персидском заливе: более трети участников этой войны спустя 6 месяцев отмечали, что их мучают кошмары и они стали употреблять больше алкоголя, чем ранее (Labbate & Snow, 1992).

ПТСР встречалось у части наших солдат и офицеров, участников боевых действий в Афганистане (многие пациенты тогда не получили адекватной помощи) и кровопролитной гражданской войны в Чечне, развязанной ельцинистами, когда бандиты получали оружие со складов РФ, а федеральные необученные солдаты не имели необходимого оружия, находились в трудных бытовых условиях, несли большие потери и подвергались тяжелейшим испытаниям, многие оказывались в заложниках, в плену. О леденящих кровь зверствах бандитов сообщалось в документальных фильмах, но даже они не могли передать всего ужаса происходившего в то время. Впечатлительные люди, особенно родственники воевавших в Чечне солдат и офицеров, после просмотра этих фильмов также обнаруживали некоторые симптомы ПТСР.

4. Расстройства адаптации – состояния субъективного дискомфорта и эмоциональные расстройства (депрессия, тревога, апатия, дисфория), обычно препятствующие социальному функционированию и возникающие в период адаптации к значительному изменению жизненных обстоятельств, таких как разлука, потеря близкого человека, работы, имущества, миграция, положение беженца, интернирование, переход на другую работу и т. п.

Иллюстрация ПТСР у участника войны (Brende & Parson, 1985): «Марк вспоминает свою первую перестрелку и первое столкновение с вьетконговцами. За какие-то несколько минут он полностью потерял контроль над мочевым пузырем и опорожнением кишечника. Вот собственные слова Марка: «Я был в панике и буквально наложил в штаны; я обмочился и был весь в дерьме. Боже мой, ад вырвался на землю. Я говорю вам, я был так перепуган, я думал, что не выберусь оттуда живым. Я был убежден в этом. Чарли заставили нас залечь под огнем, и мы вытрясали из нас дерьмо многие часы. Нам пришлось вызывать бомбардировщиков».

Во время своего первого боя Марк стал свидетелем ужасных зрелищ. Он видел обезглавленные тела.

«Один парень сказал мне: «Эй, Марк, новичок зеленый, ты видел, как голова слетела с плеч этого болвана? Вот это да, верно?»

Еще в течение двух недель Марку мерещилась голова, слетевшая с плеч его бегущего товарища, обезглавленное тело, сделавшее еще несколько шагов, прежде чем упасть на землю. Марк, которого после этого долго тошнило, рвало, не мог понять, как он еще жив.

«Я не смог выкинуть это зрелище из головы, оно все еще возвращается ко мне во снах, в кошмарах. Снова и снова я буду видеть его летящую голову, безголовое тело, падающее на землю. Я знал этого парня. Он очень хорошо отнесся ко мне, когда я только появился в подразделении. Другим, казалось, наплевать на меня, а он ввел меня в курс дела. Как будто знал, что я увижу его голову и тело, понимаешь? О, черт!»

Попав на боевые действия, первое время Марк часто плакал: «Я хотел домой. Я был так одинок, беспомощен, действительно перепуган. Но я не знал, что не смогу попасть домой, пока не выйдет мой год».

«Я не могу выкинуть эти воспоминания из головы. Образы возвращаются ко мне в ярких деталях, их может вызвать такая ерунда, как стук двери или запах жареного мяса. Прошлой ночью я лег в постель и хорошо спал, что бывает нечасто. А рано утром разразилась гроза. Услышав гром, я мгновенно проснулся, скованный страхом. Я вернулся во Вьетнам, в зону обстрела, на свой наблюдательный пост. Я был уверен, что следующий залп накроет меня и я умру. Мои руки заледенели, а пот струился по всему телу. Я чувствовал, что каждый волосок у меня на затылке встал дыбом. Я не мог совладать с дыханием, и сердце мое бешено колотилось. Я чувствовал отвратительный запах серы».

Майор Клод Роберт Изерли был одним из пилотов, сбросивших бомбы на Хиросиму и Нагасаки в августе 1945 года. Зрелище разрушений и сообщения о числе жертв бомбардировки его потрясли. В последующие годы он стал считать себя лично ответственным за ядерное опустошение этих городов, совершил две суицидальные попытки и несколько раз госпитализировался в связи с психологическими проблемами.

Массовые стрессовые расстройства возникают после природных и техногенных катастроф. Затяжные стрессовые симптомы наблюдались у большинства выживших в фашистских концлагерях на протяжении десятков лет, выдерживали такие запредельные испытания немногие.

Ныне одной из наиболее распространенных форм насилия, вызывающей ПТСР, в ряде стран является сексуальное насилие.

Изнасилование – насильственное половое сношение или иной сексуальный акт, производимый без согласия человека, или половое сношение с несовершеннолетним (Комер, 2002).

По данным ряда исследований, в США более 500 000 человек ежегодно становятся жертвами изнасилования, от 8 до 25% всех женщин в какой-то момент их жизни были изнасилованы или стали жертвой другого сексуального насилия (Koss, 1993). Аналогичные данные приводят европейские и отечественные исследователи. Исследования также показывают, что жертвы сексуального насилия, как правило, молоды: 29% – младше 11 лет, 32% – от 11 до 17 лет, 29% – от 18 до 29 лет.

Иллюстрация ПТСР после изнасилования (Spitzer et al., 1983): «Мэри Биллинг, 33-летняя медицинская сестра, разведенная, была направлена на консультацию в клинику для подвергшихся насилию при психиатрической больнице города Бедфорда старшей медицинской сестрой, под руководством которой работала. Мэри была изнасилована два месяца назад. Насильник проник в ее квартиру, когда она спала, и, проснувшись, она обнаружила его на себе. Он был вооружен ножом и угрожал убить ее и ее ребенка (который спал в соседней комнате), если она не подчинится его требованиям. Преступник заставил Мэри раздеться и несколько раз совершил с ней генитальный акт, что продолжалось более часа. Затем он предупредил жертву, что если она расскажет об этом кому-нибудь или заявит в полицию, то он вернется и совершит насилие над ее ребенком.

Когда насильник ушел, Мэри позвонила своему другу, который сразу же приехал к ней. Он помог ей связаться с отделом сексуальных преступлений департамента полиции, который в настоящее время продолжает расследование. Потом друг отвез Мэри в местную больницу для медицинского обследования и сбора улик для полиции (следы спермы, образцы лобковых волос, образцы тканей из-под ногтей). Ей дали антибиотики для предотвращения венерического заболевания. Затем Мэри вернулась домой с подругой, которая провела с ней остаток ночи.

Следующие несколько недель Мэри боялась оставаться одна и попросила подругу переехать жить к ней. Ей не давали покоя мысли о том, что с ней произошло и что это может повториться. Мэри боялась, что насильник может вернуться в ее квартиру, поэтому поставила дополнительные замки на двери и окна. Она была так потрясена и испытывала такие трудности с концентрацией внимания, что не могла сразу вернуться на работу. Когда же спустя несколько недель Мэри пришла на службу, стало ясно, что она все еще расстроена, и старшая медицинская сестра предложила ей пойти на консультацию.

Во время клинического интервью Мэри была логически последовательна и говорила вполне рационально, спокойным голосом. Она рассказала о повторяющихся назойливых мыслях о сексуальном насилии, которые достигли такой степени, что ее способность к концентрации внимания снизились и ей стало сложно выполнять работу по дому, например готовить еду для себя и дочери. Она чувствовала, что не может эффективно выполнять свою работу, все еще боялась выходить из дома, отвечать на телефонные звонки, ей не хотелось встречаться с друзьями и родственниками.

Мэри говорила, не меняя интонации, и о насилии над собой, и на менее эмоционально заряженные темы, такие как история ее профессиональной деятельности. Она легко пугалась неожиданных звуков. Ей стало тяжело засыпать, поскольку ее преследовали мысли об изнасиловании. У нее не было аппетита, и когда она пыталась заставить себя что-нибудь съесть, чувствовала тошноту. Мысли о сексе вызывали у Мэри отвращение, и она утверждала, что теперь долго не будет испытывать желания заниматься им, хотя ей хотелось, чтобы ее друг заботился о ней, обнимал ее».

У многих жертв изнасилования часто возникают и другие проблемы, вызванные тем, что они не получают своевременной и адекватной медицинской помощи. От 4 до 30% жертв заболевают венерическими болезнями, многие получают серьезные физические травмы, 5% беременеют. Многие женщины имеют плохое самочувствие в течение нескольких лет.

Постоянное насилие и жестокое обращение в семье (с супругом, супругой, ребенком) также могут привести к стрессовым расстройствам (Lemieux & Coe, 1995; и др.). Так как семейное насилие может продолжаться длительное время, у многих его жертв, и не только у детей, помимо стрессовых формируются другие симптомы и расстройства.

Проблемы насилия чрезвычайно актуальны для населения многих стран мира. Так, в США, по официальным сведениям, каждые 16 секунд происходит преступление с насилием, каждые 5 минут – изнасилование, каждые 21 минуту – убийство. Насилие стало одной из самых тяжелых проблем и в РФ, особенно если учесть, что психологическую помощь получают относительно немногие ее жертвы.

В лечении стрессовых расстройств используются разнообразные методы психотерапии, а также психофармакотерапия: назначение антидепрессантов, транквилизаторов, иногда и мягких нейролептиков, симптоматическое лечение.

Стресс мешает нормальной жизни? Мы поможем!   Позвоните нам

Вернуться к Содержанию