Симптоматика шизофрении

3. Симптоматика шизофрении. Традиционно, хотя в известной степени условно, различают продуктивные (позитивные) и негативные (дефицитарные) симптомы шизофрении. Продуктивные симптомы, как предполагается, возникают вследствие раздражения или возбуждения определенных нейропсихологических структур, негативные симптомы – из-за разрушения или торможения деятельности последних. Первыми обычно появляются негативные симптомы, вызванные повреждением высших, интегративных инстанций личности и психики. В результате выпадения высших функциональных систем возникает неконтролируемое возбуждение нижележащих структур и появляется продуктивная психопатологическая симптоматика (Джексон, 1884).

В детском возрасте возникают, кроме того, продуктивные и негативные дизонтогенетические синдромы (Ковалев В.В., 1979). Продуктивные дизонтогенетические синдромы представляют собой результат длительной фиксации преходящих способов нервно-психического реагирования, свойственных определенному этапу постнатального онтогенеза. Это, к примеру, некоторые варианты патологических страхов и игровой деятельности, синдромы патологического фантазирования, явления дисморфофобии, эхолалия, эхопраксия, сверхценные интересы и увлечения. Негативные дизонтогенетические синдромы возникают вследствие задержки, искажения или регрессии нервно-психических функций. Например, умственная отсталость, элективный мутизм, вторичный функциональный энурез, синдромы невропатии.

3.1. Продуктивные симптомы шизофрении. Наиболее часто встречаются следующие продуктивные симптомы шизофрении:

1) бред – ложные идеи, в истинности которых пациенты не сомневаются и не поддаются при этом переубеждению. Особенно часто встречаются:

  • бред отношения – убежденность пациентов в том, что происходящее вокруг связано непосредственно с ними. Например, если кто-то улыбается, кашляет или что-то говорит, пациент считает это относящимся непосредственно к нему (смеются над ним, кашлем подают ему какой-то знак и т. п.);
  • бред преследования – сопровождающаяся страхом убежденность пациентов в том, что за ними постоянно наблюдают, следят. Например, маленький мальчик может думать, что отчим хочет его убить, а девочка старшего возраста может считать, что дети в школе хотят ее похитить и совершить над ней сексуальное насилие;
  • бред воздействия – убежденность пациентов в том, что на них воздействуют «гипнозом», «током», «лучами», «колдовством» и т. п. и тем самым влияют на физиологические процессы в его организме, на течение психических процессов («вкладывают мысли», «отнимают мысли», «контролируют эмоции», «вызывают побуждения что-либо сделать» и т. п.). Существует немало здоровых, особенно близких людей, которые хотя бы некоторое время вполне искренне разделяют бредовые идеи пациентов – индуцированный бред. Например, индуцированный бред может возникать у работников психиатрических стационаров, обычно среди младшего и иногда среднего персонала;
  • бред величия, могущества – убежденность пациентов в том, что они превратились в Бога, сатану, Ленина, стали гениями, полководцами, что все им подвластно: стоит подумать о чем-либо, как их мысли немедленно воплощаются в действительность, – симптом всемогущества мыслей;
  • эротический бред – убежденность пациентов в том, что в них кто-то влюблен, например известный артист, учитель, руководитель, а в детских учреждениях – воспитатель, педагог. Так, в США ежегодно около 200 000 человек становятся жертвами преследования подобных пациентов. Нередко и «звезды» РФ страдают от того, что их всюду, буквально по пятам преследуют фанатичные или по-настоящему больные поклонники;
  • соматический бред – убежденность в наличии серьезного физического заболевания или иного отклонения в соматической сфере. Например, ребенку кажется, что у него в животе находятся черви (симптом одержимости), от его тела исходит запах трупа или, если он начинает говорить, изо рта будто льются фекалии. Иногда встречается нигилистический бред в виде отрицания реальности очевидных явлений. Например, пациенты утверждают, что у них отсутствуют внутренние органы, исчезло их «Я», они лишились памяти или способности думать.

У детей бредовые переживания встречаются относительно редко и чаще проявляются в рудиментарной форме;

2) симптом открытости – пациенты ощущают, что их внутриличностные события (мысли, чувства, побуждения и т. д.) становятся непосредственно кому-то известными, например их мысли кто-то «читает», «узнает» независимо от степени удаления. Нередко такие пациенты и сами могут «читать» чьи-то мысли, они утверждают, что обладают способностью к телепатическому общению;

3) галлюцинации – пациенты слышат, видят или иным образом воспринимают то, чего реально в данный момент не существует или не существует вообще (видятся, например, инопланетяне). У детей галлюцинации могут возникать в возрасте после 3–4 лет.

Особенно часто при шизофрении наблюдаются словесные или вербальные (лат. verbum – слово) галлюцинации. Например, ребенок слышит, как время от времени его кто-то окликает из-за дерева грубым незнакомым голосом, зовет к себе. Бывают «голоса», которые о чем-то спрашивают пациентов, повторяют ими сказанное, констатируют, что пациенты делают и что они воспринимает, что-то им рассказывают, дают советы или говорят между собою, при этом противоречат один другому.

Иногда встречаются музыкальные галлюцинации, слышится пение, оркестровая музыка, порой совершенно незнакомая (одна из наших пациенток издала даже сборник музыкальных мелодий, которые она слышала в периоды обострения болезни). Пациентам в детском возрасте особенно свойственны фрагментарные зрительные галлюцинации: видятся отдельные части тела человека или животных (глаз, ноги и т. п.).

Могут быть также «запахи», «дотрагивания» к телу, мнимые физические ощущения и т. п. Встречаются, например, аутоскопические обманы зрения, когда пациенты видят себя или своих «двойников» либо слышат, как кто-то говорит их собственным голосом.

При этом пациенты чаще всего не осознают того, что все это им только кажется. Вот сообщение пациента: «Голоса… обычно звучали у меня в голове, хотя я часто слышал их в воздухе или в разных углах комнаты. Все голоса отличались друг от друга, и каждый был прекрасен, в основном они говорили или пели разными тонами и на разный лад и походили на голоса родственников или друзей. Оказалось, что их много в моей голове, могу сказать, до 14. Я разделил их так, как они сами называли себя или друг друга: на голоса раскаяния и голоса радости и гордости («Perceval’s Narrative» in Bateson, 1974).

Очень опасной является разновидность «голосов», которые отдают приказы, например запрещают есть, разговаривать, требуют стоять на одном месте, ударить себя или кого-либо, – императивные (лат. imperativus – повелительный) вербальные галлюцинации. Чаще всего приказания «голосов» пациенты вынуждены безропотно выполнять («Я действую в это время как автомат, ни о чем другом не думаю», – сообщает пациент), хотя разумные наставления своих близких они оставляют при этом без внимания.

Комментирующим вербальным галлюцинациям свойственны оценки поведения пациентов, а также намерений, мыслей, эмоциональных реакций. Чаще всего комментарии бывают язвительными, оскорбительными, унизительными, это обычно указывает на подавленность настроения с тревогой и озлобленностью, а также на патологическую актуализацию низших инстанций личности;

4) нарушения самоосознавания – особенно часто встречающиеся при шизофрении симптомы, указывающие на утрату способности адекватно воспринимать свое тело, собственное «Я», осознавать свои эмоции, чувства. Так, пациент 17 лет утверждает, что около года назад исчезло его «Я», оно «растворилось», «превратилось в ничто», «застыло на точке замерзания». Пациенты могут воспринимать свое тело как посторонний объект или, напротив, посторонние объекты воспринимать как принадлежащие собственному телу либо находящиеся внутри тела. Иногда возникает шизосомия – ощущение, будто части тела отделились одна от другой: «руки от меня ушли», «голова оторвалась от тела».

Кажутся «чужими», находящимися за пределами внутриличностного пространства собственные образы восприятия, мысли, эмоции, побуждения или, напротив, свойственное кому-то другому как бы присваивается, воспринимается как принадлежащее собственной личности. Увиденное во сне кажется случившимся на самом деле и наоборот – криптомнезии. Иногда возникает ощущение удвоения собственного «Я», отдельных частей тела. Например, пациент чувствует, что его «Я» как бы удвоилось, оба его «Я» одновременно находятся в разных ситуациях, по-разному воспринимают происходящее, думают, действуют. Или пациент чувствует, что у него две головы, два сердца, два тела. У детей в возрасте от 1 до 2 лет встречается нарушение сознания собственного пола, которое может длиться неопределенно долго. Чаще всего, пожалуй, нарушения самовосприятия обнаруживаются в сновидениях.

У маленьких детей нарушения самоосознавания особенно часто проявляются игровыми перевоплощениями, когда дети, по словам родителей, «заигрываются», отождествляют себя с игровой ролью. Так, мальчик убежден, что он котенок, требует, чтобы ему привязали хвостик, называли киской. Когда ему в этом отказывают, он волнуется, плачет: «Они думают, что я мальчик, а я киска» (Сухарева Г.Е., 1974). Девочка 6 лет чувствует себя собачкой. Она привязала себя веревкой к двери, от которой не отходит. В ответ на вопросы она лает, кусает всех, кто входит в дом, отказывается есть за столом, ест только из миски на полу. Нередко у детей возникает ощущение постарения, а у подростков, напротив, чувство, что они превратились в маленьких детей. Нарушения самовосприятия могут быть выявлены у больных детей в возрасте 3–4 лет и даже ранее, хотя о подробностях расстройства дети, в отличие от некоторых взрослых пациентов, сообщить не в состоянии (большинство взрослых пациентов также испытывает большие трудности при описании расстройств самоосознавания или вообще не могут адекватно передать самоощущения);

5) состояния психомоторного возбуждения с неконтролируемым двигательным и речевым беспокойством, порой буйством, возникающие как бы сами по себе, без всяких внешних причин. Психомоторное возбуждение может быть проявлением кататонии, в этом случае его характеризуют пуэрилизм, дурашливость, негативизм, повторяющиеся или итеративные движения, импульсивность. У детей чаще возникают состояния кататонического ступора с двигательным и речевым торможением, застываниями в одной позе, явлениями пассивного негативизма (пациент не реагирует на обращенные к нему просьбы);

6) патология влечений, в частности повышенная агрессивность, гиперсексуальность, прожорливость, обильное питье, суицидальные побуждения.

3.2. Негативные симптомы шизофрении. Из негативных симптомов наиболее характерными для шизофрении являются следующие:

1) постепенное угасание эмоций с развитием в исходных состояниях апатии, полного безразличия, безучастности. Эмоциональное обеднение сопровождается торможением в сфере экспрессии: гипомимией, невыразительностью жестов, поз, монотонностью голоса, ничего не выражающим взглядом;

2) постепенное снижение активности, нарастание «лени» с развитием в тяжелых случаях крайней пассивности, аспонтанности, угасанием всех побуждений что-либо делать, то есть абулии (греч. а bule – воля);

3) аутизм, оторванность от действительности, когда реальные события не оказывают на пациентов адекватного впечатления и остаются без внимания, в то же время мысленные образы оказывают необычайно сильное воздействие. С этим связана также утрата способности разграничивать плоды своего воображения и происходящее на самом деле. Аутичные дети не стремятся к общению, они предпочитают одиночество. Об аутизме свидетельствует и склонность к мистике, оккультизму, уфологии, парапсихологии, метемпсихозу (вере в многократные перерождения после смерти) и тому подобным отвлеченным, далеким от реальности вещам;

4) дезорганизация мышления, когда пациенты высказываются совершенно непонятным образом. Типична утрата целенаправленности мышления, при которой пациент теряет нить мысли, отвлекаясь на посторонние воспоминания, ассоциации, – «аморфное», «путаное», «тангенциальное» мышление.

Так, пациент 18 лет на вопрос о жалобах на самочувствие отвечает: «Сильных жалоб нет, так, одна косметика. Бывает слабость, усталость, но это, я думаю, бывает у всех. У моего знакомого с астенией нашли рак легкого, а ведь он не курил. Борьба с курением, по-моему, это идиотизм, так как она – одно запугивание. Я в детстве курил. Отец заставил меня раз накуриться до рвоты, родителям же надо воспитывать своих детей. Болезни идут от дурости, умные не должны болеть. Хорошие люди умирают рано. А дураков не жалко, дураки вечны, они проживут и так. Медицина тут бессильна. Врачи, я слышал, даже шутят: будем лечить или пусть живет? Тетка моя в «дурочке» так и померла. Персонал в психушках тоже чокнутый, тут больные лечат больных. А я думаю, что это больные лечат теперь нормальных людей, а не наоборот. Главное – считать себя здоровым. Зачем думать о плохом, волноваться попусту, эмоции укорачивают жизнь. Важнее всего покой и созерцание. И питаться надо хорошо, в меру. Я лично вегетарианец, мяса не ем. Это все равно что питаться мертвечиной. Звери ни в чем не виноваты, зачем их убивать. Терпеть не могу женщин в мехах, они или убийцы, или стоят за то, чтобы убивать животных. Самые жестокие из нацистов – женщины. В Питере ходил в музей, было интересно, как пытали людей раньше…» На просьбу вспомнить, на какой вопрос он отвечает, пациент сообщил, что вопроса он не помнит, а говорит то, что само приходит ему в голову.

Встречается разорванность мышления, которая представляет собой как бы предельную форму аморфного мышления. При этом правильная в грамматическом отношении речь характеризуется распадом логических отношений между понятиями и суждениями.

Например, на вопрос, почему он чешет руки, пациент отвечает: «Все дело в насекомых. Мой брат коллекционировал насекомых. Его рост сейчас 5 футов 10 дюймов. Вы знаете, 10 – мое любимое число. Еще я люблю танцевать, рисовать и смотреть телевизор». Девочка говорит: «Это открыто спереди, но закрыто сзади. Я открыта спереди, но закрыта сзади. Вы меня видели сегодня? Мне кажется, я здесь была, а мамочки не было. Им не отнять это у мамочки. Моя кукла не будет возражать. Я не буду возражать (перечисляет всех членов семьи, которые не будут ей возражать). Я была здесь вчера. А сегодня я здесь была?»

Расстройство мышления проявляется также мимо-ответами. Например, мальчик в ответ на вопрос: «Почему тебе нравится Тим?» – отвечает: «Я называю свою маму милишкой». Иногда пациенты по многу раз повторяют какую-то бессмысленную фразу, придумывают новые и непонятно что обозначающие слова (неологизмы);

5) социальная изоляция, замкнутость, утрата потребности общаться;

6) неадекватность реакций, поступков, высказываний. Например, на радостное сообщение пациент отвечает рыданиями; хохочет, если случается что-то горестное, или ведет себя нелепо, например пытается распилить кошку или выбросить из окна драгоценности;

7) скованность движений вплоть до полной обездвиженности (ступора), гримасничанье, вычурные позы, кривляющиеся движения, странные повторяющиеся действия: например, ребенок непрестанно потирает лоб, раздраженно похлопывает себя по запястью или расчесывает кожу до появления открытых, кровоточащих ран;

8) симптомы регрессии (лат. regressus – возвращение, движение назад), то есть утрата навыков, включая навыки общения. У многих взрослых пациентов с шизофренией регрессия приводит к развитию инфантилизма (лат. infantilis – младенческий, детский), когда они становятся по-детски несамостоятельными, внушаемыми, наивными и зависимыми. Но особенно характерна регрессия для детей, подростков, в этом возрасте она наступает особенно легко. При раннем начале шизофрении регрессия приводит к стойкому, необратимому психическому расстройству, аналогичному умственной отсталости, а нередко к нарушениям, напоминающим симптоматику раннего детского аутизма. Уместно напомнить, что при раннем детском аутизме, являющемся, по общему признанию, врожденной патологией, которая обнаруживается уже в первые месяцы после рождения, около 30% детей первые 2–3 года развиваются нормально и только потом заболевают.

Наблюдаете похожие симптомы? Обратитесь к специалисту!   Позвоните нам

Вернуться к Содержанию