Шизоидная психопатия

7) Шизоидная психопатия (ШП). Синонимы: аутистическая психопатия, синдром Сухаревой, синдром Аспергера (Г.Е. Сухарева описала данное расстройство за 20 лет до Г. Аспергера). Частота – 5–16 на 10 000 детей (по другим данным, 3–7 на 1000 новорожденных). Значительно чаще встречается у мальчиков, проявления расстройства у девочек отличаются относительной мягкостью. Окончательное формирование психопатической структуры, по данным Н.Е. Буториной (1976) и Б.А. Леденева (1976), происходит рано, обычно в препубертатном возрасте (к 11–13 годам).

Основные симптомы расстройства нередко проявляются уже в раннем детстве. Дети замкнуты, эмоционально монотонны и невыразительны, вялы, обнаруживают слабость физиологических потребностей, инстинктов и влечений, боязнь всего нового, отсутствие надежных привязанностей к близким с нередко симбиотической зависимостью от матери и формированием прочной привязанности к дому (Башина В.М., 2012). Им нередко бывают свойственны опережающее речевое и интеллектуальное развитие, а также моторная неловкость и трудности формирования практических ручных навыков. Типичен внешний облик пациентов: отрешенное выражение красивого лица («лица принца») с бедной мимикой, маловыразительным взглядом и отсутствием контакта глаз.

В дошкольном возрасте интеллектуальная акселерация становится еще более заметной. Дети начинают рано читать, причем литературу, слишком сложную для их возраста, обладают цепкой, порой фотографической памятью на прочитанное, обнаруживают далеко не детские интересы и увлечения, раннее формирование одаренности в том или ином отношении. Например, девочка в 3 года самостоятельно читает, вскрывает мелких животных, изучая их внутренние органы, в 5–6 лет увлеклась чтением классической и даже философской литературы. Со слов родителей, она с года разговаривает, правильно использует местоимения, имеет представление о пространстве и времени. Нередко интерес к чему-либо приобретает у пациентов односторонний характер и поглощает все свободное время. Интересы при этом часто бывают необычными, например коллекционирование всяческого хлама.

Пациенты способны к сложным логическим построениям, задают весьма трудные или даже заумные вопросы, в беседе с кем-либо склонны к монологу, будучи неспособными усвоить навыки диалогической речи. В то же время они лишены жизнерадостности и непосредственности, по-взрослому рассудительны, а некоторые пациенты склонны к мудрствованию. Кроме того, остаются отгороженными, не готовыми к контактам и играм с детьми, моторно неловкими, неуклюжими, совершают много лишних движений, а некоторые обнаруживают тикообразные гиперкинезы и стереотипии поведения.

В школьном возрасте начинается дифференциация личностных качеств. У части пациентов все более отчетливыми становятся замкнутость, обидчивость, ранимость и настороженность в связи с осознанием своей дефицитарности – сенситивные шизоиды (Кречмер Э., 1921). У другой части отмечается улучшение внешней контактности (при отсутствии, однако, друзей), склонность к резонерству на нейтральные темы, упрямство в достижении целей, часто отражающих сверхценные интересы, отсутствие гибкости – экспансивные шизоиды, по Э. Кречмеру.

Вероятно, речь может идти о вторичных, компенсаторных и гиперкомпенсаторных образованиях личности, возникающих в ходе взаимодействия пациентов с окружающими людьми. При этом, указывает В.В. Ковалев (1979), основная роль в формировании упомянутых качеств личности принадлежит психопатическим и психогенным реакциям (невротическим, характерологическим, патохарактерологическим), возникающим в ответ на новые обстоятельства жизни (разлука с матерью, помещение в детское учреждение, начало самостоятельной жизни, неумелые действия воспитателей и др.).

Стоит особо заметить, что тяжесть и длительность упомянутых реакций часто не соответствует серьезности обстоятельств, последние парадоксальны и с обычных позиций могут рассматриваться как малозначительные, тогда как субъективно они воспринимаются пациентами как крушение важнейших ценностей и идеалов. В то же время важные события оставляют их равнодушными. Так, В.В. Ковалев приводит иллюстрацию, в которой пациент, увидев, как спилили дерево, воспринял это как личную катастрофу. В то же время он равнодушно отнесся к болезни и госпитализации матери, а затем к смерти бабушки: «Таков закон природы, и нечего плакать!»

У сенситивных шизоидов в младшем школьном возрасте сравнительно часто встречаются реакции типа элективного мутизма, энкопреза, энуреза, отказа с пассивной подчиняемостью, субдепрессивным сдвигом настроения. Наиболее частыми у детей и в более старшем возрасте являются реакции компенсации и гиперкомпенсации, такие как чрезмерная привязанность к матери, тупое упрямство, отторжение нового, а также односторонние интересы и увлечения, стереотипизация образа жизни, состояние утрированной отгороженности и замкнутости в новых жизненных ситуациях у подростков и лиц более старшего возраста.

Пубертатный период в большинстве случаев сопровождается декомпенсацией с заострением черт личности, нередким появлением симптома «философической интоксикации», рудиментарных гебоидных проявлений (грубость, агрессивность, дурашливость), субдепрессивных сдвигов настроения, учащением невротических расстройств и личностных реакций, вызванных усилением чувства неполноценности. Много реже встречаются реакции группирования, имитации, асоциальное поведение (Личко А.Е., 1977).

У части подростков возникают стертые депрессивные фазы с сенесто-ипохондрическими, обсессивными, истериформными компонентами длительностью до нескольких недель (Мазаева Н.А., 1974), в некоторых случаях наблюдаются короткие психотические эпизоды с возвращением к прежнему состоянию. Более длительные реакции или аутохтонные фазы могут повлечь усиление шизоидных качеств личности.

У девочек не обнаруживаются своеобразие мышления, склонность к резонерству, реже бывают сверхценные увлечения, а на первый план выступают неустойчивость настроения, капризность, сочетание болезненной сенситивности с эмоциональной холодностью (психэстетическая пропорция, по Э. Кречмеру), причудливость поведения. Компенсация шизоидной психопатии у подростков, наряду с упомянутыми вариантами компенсаторного поведения, происходит благодаря появлению повышенного чувства общественного долга, «гипертрофированных» нравственных установок (Мазаева Н.А., Козюля В.Г., 1977).

В отличие от пациентов с шизофренией шизоиды проявляют достаточную продуктивность в интересующей их сфере деятельности и в этом плане способны к достаточно успешной социальной адаптации, признаков процессуальности обычно не обнаруживают.

Среди кровных родственников пациентов нередко встречаются больные шизофренией, лица с шизоидными чертами характера, синдромом Каннера, секундарные случаи синдрома Аспергера.

Вернуться к Содержанию