Общие сведения

1. Общие сведения. «В каждой виноградине сидит дьявол», – сказано в Коране. Для подтверждения правоты этих слов приведем исповедь пьющего человека (Spitzer et al., 1983): «Меня зовут Дункан. Я – алкоголик. Аудитория крепче вжимается в кресла, слыша эти обычные слова. Еще одна история о смерти и перерождении человека из общества анонимных алкоголиков могла бы начинаться так…

«...Я должен был отметить свое пятнадцатилетие, когда впервые сделал то, о чем все так часто говорили, то есть напился. И, как для многих, для меня это было подобно какому-то чуду. Я выпивал немного пива, и мой мир преображался. Я больше не был слабаком и мог отделать почти любого. А девушки? Ну, вы можете представить себе, как выпитая пара бутылок пива давала мне ощущение того, что я могу получить любую девушку, какую пожелаю…

Хотя для меня сейчас очевидно, что мое пьянство даже тогда, в средней школе, а затем в колледже являлось самой настоящей проблемой, я в то время не задумывался об этом. В конце концов, все выпивали, могли напиться и вести себя по-дурацки, и я действительно не мог понять, чем от них отличаюсь… Я полагаю, тот факт, что у меня не было никаких провалов памяти и что я мог в течение нескольких дней обходиться без выпивки, убеждал меня, будто ситуация не вышла из-под контроля. И так продолжалось до тех пор, пока я не обнаружил, что пью все больше и чаще и все сильнее страдаю из-за собственного пьянства, это случилось примерно на третьем курсе моего обучения в колледже.

…Мой сосед по комнате, с которым мы дружили еще со средней школы, начал досаждать мне по поводу моего пьянства. Причем даже не из-за того, что я вынужден был отсыпаться весь следующий день после попойки и пропускать занятия, скорее ему неприятно было выслушивать, что говорят обо мне другие товарищи, о тех глупых положениях, в которых я оказывался из-за моего пьянства, когда бывал на вечеринках. Он видел, как плохо мне было на следующее утро после попойки, и видел, как я вел себя, когда сильно напивался, но почти все, что он вдалбливал мне, вылетало из моей головы. Он мог видеть количество пустых бутылок, которые я разбрасывал по комнате, и понимал, что мои попойки вели меня к деградации… Отчасти потому, что мне действительно был небезразличен мой сосед и я не хотел терять его дружбу, я сократил выпивки наполовину или даже больше. Пил только на уик-энды, а затем только по вечерам… и это помогло мне продержаться оставшееся время в колледже, а затем справиться с учебой на юридическом факультете…

Вскоре после получения степени юриста я женился, и… впервые с тех пор, как начал пить, мое пьянство совсем перестало для меня быть проблемой. Я мог неделями не брать в рот ни капли…

Мой брак начал разрушаться после рождения второго сына, нашего третьего ребенка. Я был слишком ориентирован на то, чтобы сделать профессиональную карьеру, поэтому у меня оставалось мало времени для моей семьи… Я стал много разъезжать по стране, эти поездки хорошо вознаграждались, и, признаюсь честно, в моем распоряжении находилось несколько приятных, волнующих женщин. А дома – надоедливая, вечно ворчащая жена и дети, которыми я совсем не интересовался. Я снова начал сильно пить, в том числе из-за того, что проводил много времени в разъездах и вынужден был часто принимать приглашения на разного рода обеды, на которых обязан присутствовать, а также смягчить домашние ссоры. Я думаю, что за неделю накачивался почти целым галлоном очень хорошего шотландского виски и чем-то еще из спиртного.

…По мере того как это продолжалось, мое пьянство стало разрушать и мой брак, и мою карьеру. Приняв достаточное количество спиртного и под гнетом вины относительно своей несостоятельности выполнять обязательства перед женой и детьми, я иногда устраивал им хулиганские сцены. Бывало, я ломал домашнюю обстановку, расшвыривал вещи, затем бросался вон из дома, садился в машину и уезжал. Я пару раз попадал в аварии и лишился водительских прав. Но хуже всего было, когда я пытался прекратить пить. К тому времени я целиком и полностью стал рабом своего пьянства, ибо каждый раз, когда хотел бросить пить, испытывал похмельный синдром со всеми его ужасами… Меня рвало, бил озноб, я был не в состоянии ни сидеть, ни лежать. Для меня это могло продолжаться сутками...

Около четырех лет назад, когда моя жизнь была разрушена, жена ушла от меня вместе с детьми, я остался без работы и катился вниз по наклонной плоскости, «Анонимные алкоголики» и я нашли друг друга… Я не пью уже больше двух лет и благодаря судьбе и поддержке могу вести трезвый образ жизни».

В этом описании представлена основная симптоматика алкогольной зависимости:

  1. устойчивое и практически неконтролируемое влечение к алкоголю, которое можно сравнить с одержимостью, – психологическая зависимость;
  2. постепенное увеличение требуемой для опьянения дозы – рост толерантности к алкоголю;
  3. отсутствие рвоты в опьянении – утрата защитной реакции на алкоголь;
  4. неспособность остановиться после приема начальной дозы спиртного – симптом потери контроля;
  5. систематическое употребление спиртного – неспособность воздержаться;
  6. похмельный синдром – физическая зависимость;
  7. неадекватное или психопатоподобное поведение в опьянении – измененная реактивность на действие алкоголя;
  8. постепенно нарастающая психологическая и социальная деградация – патологическое изменение личности.

К счастью для пациента, у него не возникало алкогольных психозов, таких как белая горячка, алкогольный галлюциноз или энцефалопатия Гайе-Вернике, которые случаются у 10–15% пациентов с хроническим алкоголизмом. Самое важное в этом сообщении относится, однако, к предыстории заболевания, а именно к личностным качествам, в особенности к ценностной ориентации пациента, – у него и до начала болезни не было каких-либо серьезных привязанностей, глубоких интересов, прочных увлечений, чувства ответственности и долга. Как видно, он изначально гордился только тем, что в подпитии мог «отделать почти любого» и «получить любую девушку». И в последующем изложении пациент ограничивается в основном тем, что говорит только о себе, как и сколько пил, как мучился в похмелье, но почти не упоминает о том, как страдали от него другие люди, жена, дети. В обществе анонимных алкоголиков он прекратил пить, но это мало что добавило его личности – например, он ни слова не сказал о трех своих детях, скучает ли без них, помогает им или нет. Данный случай подтверждает справедливость слов, что проблемы пьянства идут «не от бутылки, а от самого человека».

Наиболее драматичное в алкогольной зависимости не сами по себе ее симптомы, они могут исчезнуть или, точнее, принять латентную форму, а рано или поздно наступающий распад ядра личности, того, что побуждает человека работать, заботиться о близких, думать не только о себе и своих проблемах. В немалой части случаев, особенно это касается женского алкоголизма,  социальная деградация является трудно либо вовсе необратимой. В равной или даже большей степени это относится к наркомании, многие симптомы которой аналогичны таковым при алкоголизме.

В этом смысле можно утверждать, что алкоголизм и наркомания – социально зависимые патологии, болезни людей, которым в силу воспитания, образования и культуральных условий развития состояние одурманивания стало более привлекательным, чем ясное сознание и полнокровная жизнь со всеми ее лишениями и радостями.

В свою очередь и алкоголизм, и наркомания порождают множество других весьма тяжелых социальных проблем (суициды, изнасилования, преступность, снижение трудоспособности, разводы, патологии и проблемы развития миллионов детей, сокращение продолжительности жизни и мн. др.) – таким образом, создается порочный круг, когда одна проблема влечет за собой другую, а последняя, в свою очередь, утяжеляет предыдущую. Разорвать этот порочный круг давно стало непреодолимой проблемой для многих стран мира.

Если учесть, что более 37% людей, злоупотребляющих алкоголем, страдают как минимум еще одним сопутствующим психическим расстройством (Rovner, 1990), таким как депрессия, шизофрения, асоциальная личность, то становится очевидным, что алкоголь усугубляет проявления и осложняет течение целого ряда психиатрических патологий. Считается установленным, например, что в США примерно у половины лиц, страдающих шизофренией, наблюдается также алкогольная или наркотическая зависимость (Kosten, 1997).

В США до 20% взрослого населения проявляет симптомы зависимости от химических субстанций, а это около 60 млн человек. И только 20% из них получает в текущем году необходимое лечение. Распространенность одного только алкоголизма оценивается в 13,4% (Grant, 1997). Каждый год студенты колледжей тратят 5,5 млрд долларов на алкоголь (главным образом на пиво – это больше того, что они тратят на книги, кофе, газированную воду, соки и молоко вместе взятые – Eigan, 1991). Немалое и в значительной степени неучтенное число американцев употребляет наркотики, в особенности кокаин, марихуану, а ныне – искусственные наркотики, спайсы. Так, по данным опроса, число людей, обратившихся в стационары США за экстренной помощью в связи с употреблением наркотиков в 1995 году, превысило на 17% число лиц, обратившихся в 1984 году. Свыше трети респондентов, принявших участие в национальном опросе по проблемам наркомании (14 747 человек в 1995 году), сообщило об употреблении в прошлом наркотиков (Bobashev & Anthony, 1998). Хотя адекватных «потребителей наркотиков» и «бывших наркоманов», как считается, не бывает.

Аналогичной, если не более тяжелой является ситуация в РФ. Так, по данным Госнаркоконтроля за 2011 год, в РФ насчитывается до 5 млн наркоманов (около 3,5% всего населения), ежегодно в связи с употреблением наркотиков погибают десятки тысяч. Кладбища в РФ растут со скоростью, сопоставимой с той, какая в недавнем прошлом была лишь в годы гражданской войны и ВОВ. Если принять во внимание распространенность, помимо алкоголизма и наркомании, нехимических форм зависимости (игровой зависимости, зависимости от азарта и мн. др.), а также табакокурения, то диагноз болезни зависимости, как считают некоторые исследователи, нужно ставить уже не пациентам, а констатировать этот диагноз как смертный приговор у социальной системы. Лечить, пока не поздно, нужно прежде всего ее, ибо социальные болезни порождает она, сама при этом все более разлагаясь изнутри.

Проблемы с алкоголем? Мы сможем помочь!   Позвоните нам

Вернуться к Содержанию