Клинические проявления шизофрении. Иллюстрации

2. Клинические проявления шизофрении. Иллюстрации. Шизофрения проявляется множеством симптомов, разные комбинации которых образуют несколько основных ее форм. Вот иллюстрации трех случаев болезни (Arieti, 1974).

Иллюстрация 1: «Энн, 26 лет. Энн окончила среднюю школу и школу прикладного искусства… В возрасте 18 лет она стала встречаться с Генри… Вскоре после этого они обручились и часто встречались до свадьбы…

Жизнь в браке для обоих супругов оказалась скучной рутиной. Они очень редко разговаривали… Энн все более разочаровывалась в Генри. У них не оказалось ничего общего; она была склонна к артистизму, в то время как Генри обладал обыкновенным, традиционным взглядом на жизнь. В это время она стала ходить на танцы и затем встретила Чарльза. Ее интерес к нему увеличивался, но… Католическая церковь не приемлет развода. Внутренний конфликт возрастал и поверг Энн в состояние глубокого стресса…

Однажды вечером она вернулась домой с танцев и сказала матери, что собирается бросить своего мужа Генри, выйти замуж за Чарльза, уехать с ним в Бразилию и родить 20 детей. Энн говорила очень быстро, и многое было совершенно невозможно понять. Тогда же она сказала матери, что ей являлась в видениях Дева Мария. Затем Энн направилась к свекрови и сказала, чтобы она забрала своего сына Генри, поскольку тот слишком незрел. На следующий день Энн пошла на работу, где попыталась заставить всех служащих в офисе встать на колени, пока она будет читать молитвы. Несколько дней спустя ее мать отвела Энн к священнику, которого та недвусмысленно «отругала» и под конец даже плюнула в него. Психиатр, к которому они обратились, рекомендовал госпитализацию».

Иллюстрация 2: «Ричард, 23 года. В средней школе Ричард учился посредственно. После окончания школы был призван в армию… Ричард вспоминал период после демобилизации… как один из наихудших в своей жизни… Любое, даже смутное ожидание неприятности могло вызвать у него приступы тревоги…

Приблизительно через два года после возвращения к гражданской жизни Ричард оставил работу, поскольку больше не мог выносить чувства неуверенности в себе, и отказался искать другую. Большую часть дня он находился дома. Мать ворчала, что Ричард слишком ленив и не хочет ничего делать. Он стал медлительнее, ленился одеваться и ухаживать за собой. Когда он выходил из дома, то чувствовал, что вынужден «давать комментарии» всему, что видел. Ричард не знал, что делать вне дома, куда идти, куда поворачивать. Если он видел красный сигнал светофора на перекрестке, то интерпретировал его как сообщение, что ему не следует идти в этом направлении, а если замечал на дорожном знаке стрелку, то следовал ей, расценивая это как посланный Богом знак, указывающий, куда ему направляться. Чувствуя, что заблудился, Ричард пугался, возвращался домой и оставался там, боясь выходить, поскольку выйти из дома значило принимать решения или делать выбор, на что он не чувствовал себя способным. Он дошел до того, что оставался дома большую часть времени. Но даже дома симптомы мучили Ричарда. Он не мог ничего делать, почти любое движение казалось ему непреодолимым препятствием, он ощущал его как создание новой реальности и не знал, следует ему это делать или нет. Ричард все больше боялся сделать что-то неправильное. Этот страх мешал ему одеваться, раздеваться, есть и так далее. Он чувствовал себя парализованным и лежал в постели без движения. Постепенно состояние Ричарда ухудшалось, он стал совсем неподвижен и должен был быть госпитализирован…

Будучи не в состоянии принять решение, Ричард чувствовал себя блокированным и часто целыми днями оставался немым и неподвижным, как статуя».

Иллюстрация 3: «Лаура, 40 лет. Лаура страстно желала как можно скорее стать независимой и оставить родительский дом (в Австрии)… Она стала профессиональной танцовщицей в 20 лет… и выступала в театрах водевилей во многих европейских странах…

Своего мужа Лаура встретила во время одного из турне по Германии… Они поженились и стали жить в небольшом провинциальном городке во Франции, где муж вел свое дело… Она провела в этом городке год и была очень несчастна… (Наконец) Лаура с мужем решила эмигрировать в Соединенные Штаты…

У них не было детей, и Лаура… интересовалась домашними животными. У нее была собака, к которой Лаура была очень привязана. Собака заболела, ее частично парализовало, и, по мнению ветеринаров, не было никакой надежды на выздоровление… Наконец (муж) рассказал об этом Лауре, спросив ее: «Нужно усыпить собаку или нет?» С того времени Лаура стала беспокойной, взволнованной и угнетенной…

Потом Лаура начала жаловаться на соседей. Женщина, которая жила этажом ниже их, стучала в стену, чтобы раздражать Лауру. По словам мужа, соседка действительно несколько раз стучала в стену, он сам слышал шум. Однако Лаура все больше и больше беспокоилась об этом. Она просыпалась посреди ночи; ей казалось, что она слышала звуки из нижней квартиры. Она расстраивалась и сердилась на соседей… Потом Лаура стала еще более тревожной. Ей начало казаться, что теперь соседи записывают каждое ее слово; возможно, что у них в квартире «жучки». У Лауры стали появляться «забавные» ощущения. Происходило много странного, чего она не могла объяснить; люди на улице как-то забавно смотрели на нее, продавец в мясной лавке с какой-то целью обслужил ее последней, хотя она находилась в середине очереди. В течение нескольких следующих дней Лаура чувствовала, что люди замышляют навредить ей или мужу.

Вечером, когда Лаура смотрела телевизор, ей стало очевидно, что телевизионные программы относились к ее жизни. Люди в этих программах часто говорили в точности то, о чем она думала. Они крали ее мысли. Лаура решила пойти в полицию и доложить об этом».

Иллюстрация 4 (Spitzer et al., 1983): «Рик Уиллер, 26 лет, с аккуратной внешностью, дружелюбный и приятный в общении, был не допущен на борт самолета полицией, потому что стал источником беспорядков. Согласно его объяснению, это, возможно, случилось потому, что в тот момент он «находился в другом измерении». В момент ареста Рика пытались спрашивать, кто он, как его зовут и какое сегодня число, но его рассказ об этих фактах сопровождался причудливым и подробным контекстом, полным научно-фантастических тем. Расследование установило, что он был выпущен из ближайшей психиатрической лечебницы за 3 дня до описываемых событий. Полиция поместила его в другую больницу.

В момент госпитализации обследование его физического состояния и лабораторные анализы дали нормальные результаты, но Рик заявил, что он – Иисус Христос и может двигать горы. За его речью было крайне трудно следить, поскольку она отличалась спутанностью и бессвязностью. Например, он так объяснил свое желание уехать из города: «Я не одобряю вещи, которые происходят здесь. Я одобряю другие вещи, но я не одобряю другие вещи. И поверьте мне, им же будет хуже, в конце концов». Он жаловался на то, что дьявол хочет убить его и что предлагаемая ему пища состоит из «молотых трупов». Он заявил, что был рожден из половых органов своего отца.

Исследование жизни Рика показало, что его трудности начались в начальной школе после удачного учебного старта: «Я мог понимать, но я не мог запоминать… это как будто смотришь на что-то, но не можешь взять это». Поэтому он учился в классе для детей с плохой успеваемостью до тех пор, пока не покинул школу в старших классах. Он никогда не работал в течение полной рабочей недели и был довольно плохо социально адаптирован. Он не показывал никакого интереса к женщинам до тех пор, пока в 19 лет не женился. Рик вступил в брак с одной из пациенток, с которой познакомился в стационаре (начиная с 16 лет он был госпитализирован около 20 раз). От этого союза родилась девочка, но Рик потерял и ее, и свою жену из виду; он больше не интересовался женщинами. Сам Рик был самый старший из 5 детей; среди его ближайших родственников (родители, братья и сестры) неизвестны случаи психических нарушений.

Рик был не в состоянии работать и жил главным образом на федеральное социальное пособие и за счет фондов, финансирующих содержание в общественных больницах. Периоды госпитализации и проживания в домашних условиях во многом определялись его финансовым положением; так, он старался выйти из больницы в начале месяца, когда должен был прийти чек на получение пособия, и снова туда вернуться (или, в качестве альтернативы, в тюрьму) в результате инициации публичной ссоры, когда деньги подходили к концу. Многочисленные попытки поместить в госпиталь на неопределенный срок заканчивались неудачей, поскольку ему удавалось выглядеть дееспособным в глазах суда. Однако его объявили недееспособным для того, чтобы получать его чеки, и различные родственники предложили свои услуги по управлению финансами Рика. Сейчас они боялись делать это, поскольку Рик поджег дом своей бабушки, придя к выводу (как выяснилось, абсолютно беспочвенному), что она растратила часть его денег. Он также угрожал другим людям, его несколько раз арестовывали за незаконное ношение оружия.

Во время последней госпитализации на протяжении почти 5 недель он принимал два различных антипсихотических препарата, но ни один из них не вызвал заметного улучшения. Рик все еще заявлял о своих сверхъестественных возможностях и особых связях с правительствами нескольких стран; отказывался от еды, поскольку в ней были размолотые трупы, а также угрожал нанести телесные повреждения людям, которых считал недружелюбными. Родственники предприняли еще одну попытку назначить ему официальное опекунство. Как хвастливо предсказывал Рик, эта попытка провалилась из-за того, что он ясно защищал себя и суд отклонил это предложение. Он был помещен в охраняемый интернат, но исчез оттуда через 4 дня». 

Вернуться к Содержанию