Цели, идеология, природа манипуляции. Последствия

В результате индоктринации мир превращается в планетарную психиатрическую больницу. Сами его хозяева – администрация всемирного дома скорби. Они больны, поскольку капитал превращает их в людей, по-рабски  зависимых от собственности (любопытно, что этой болезни в действующей номенклатуре психических расстройств не значится). К тому же они могут быть больны буквально, потому что постоянно подвергаются  чудовищному нервному напряжению и постоянно находятся в зоне риска. Богатство суть большее бремя, чем бедность, и мало кто под ним не сломится, считал Сенека. Фантастическое даже по теперешним временам состояние  мудреца не остановило его от попыток суицида, третья  стала последней. Та часть населения, которая страдает от зомбирования, похоже, постепенно  увеличивается. Эта армия неуклонно пополняется, кроме того, психиатрическими пациентами - профилактика психиатрической, да и любой заболеваемости плутократии не нужна. Зачем, если болезни можно превратить в источник обогащения. В ограбленных капиталом вообще не до болезней, там главное – выжить.

В распоряжении администрации больницы многочисленный персонал, весьма искусный в такой профессии, как «промывание мозгов»: ученые, деятели искусства, экономисты, политики, журналисты, адвокаты, литераторы, агенты спецслужб, общественные деятели, дипломаты. Многие из них – либеральные знаменитости. Либерализм – их родовая черта, патогномоничный симптом. Ежегодно они собираются на встречи, например на форум в Давосе, мозговой центр глобального миропорядка, решая проблемы своих хозяев.

Что выдаёт их ещё, так это уверения в порочности всякой идеологии. При этом сами они разделяют и внедряют в сознание людей особую идеологию – идеологию распада, энтропии, дезинтеграции сознания. Вследствие этого человек чувствует себя потерянным, дезориентированным, ему трудно найти себя, смысл своей жизни и смысл того, что его окружает. У жертв индоктринации возникает, кроме того, другая серьёзная проблема: понять, что же происходит в действительности, где пролегает граница между реальным миром и миром виртуальным, создаваемым влиянием СМИ. В сущности, это искусственное моделирование шизофреногенной ситуации, попадая в которую, индивид теряет ощущение реальности. Некоторые философы считают, что это едва ли  не самая острая для человека постиндустиального общества.

Идеология вообще – это идеалы, к которым стремится общество. Идеалы, даже сомнительные, хотя бы на время объединяют людей, без них любое общество атомизируется. Например, идея великого рейха сплотила униженных в Веймаре немцев в мощный ударный кулак. Нечто подобное пытаются делать сегодня на Украине. Дискредитируют в глазах украинцев традиционные ценности, навязывают постмодернистские. Героизируют палачей УПА-УНСО. Даже праздник защитника Отечества приурочили ко дню создания этой организации, правда, даты его не знают, грамоты маловато. Проводят гей-парады, легализуют проституцию, хотят сделать вторым государственым языком английский, хотя 92% украинцев говорят на русском, а всё, что ассоциируется с русскостью, предать анафеме. И пока  население безропотно проглатывает эти и подобные нововведения. Почему? На это ответил когда-то Л.Гумилёв, сказав обидные слова: украинец  – это необразованный русский. Качество образования на Украине, по всем признакам, ниже некуда. И нам это должно бы служить наукой.  Потому, что с теперешним образованием мы рискуем сравняться с  украинцами и с нами постараются делать то же самое. Похоже, сбывается мечта графа Уварова, министра образования при Николае 1: «Я хотел бы задержать развитие России лет на 50». Конституция РФ запрещает государственную идеологию, но ничего не говорит о направлении, в каком следует развиваться нашей стране. Это не ошибка. Вернее, ошибка, которая хуже преступления.

Сами манипуляторы – разные люди. Одни занимаются этим ремеслом по убеждению, добросовестному заблуждению – они заслуживают, пожалуй, снисхождения, если не уважения. Например, монархисты, которые и теперь в РФ против любой власти, кроме самодержавия, они - «за веру, царя и отечество». Другие – из злобы и мести за некую несправедливость, чаще всего за репрессии. Эти – параноики, одержимые местью, они  неспособны считаться с фактами и живут в прошлом. Третьи сами подверглись психологической обработке и пребывают в состоянии хронического гипнотического транса. Считают, к примеру, что нужно принимать всё западное или что интеллигенция должна быть в оппозиции к любой власти. Эти могут выздоравливать и сами, но лучше бы им получить спецкурс психотерапии. Анархисты, последователи князя Кропоткина, против власти потому, что любая власть угнетает свободного от природы  человека. Большинство же - оборотни, перебежчики, обычные конформисты, которые во все времена работают на кого угодно по библейской таксе.

Колоссальные интеллектуальные ресурсы вообще расходуются не на то, чтобы разумно обустроить Землю, околоземное пространство, устранить причины заболеваемости, решить проблемы экологии, избавить население от голода, страданий, невежества, войн. Эти ресурсы в первую очередь тратятся на порабощение народов, гонку вооружения, изобретение ложных теорий, а также  на эрозию сознания большей части человечества.

Плутократия (гипотетическое «мировое правительство»), подменяя идеалы и ценности жизни, ставят народы в положение, описанное Ф.М. Достоевским в романе «Братья Карамазовы». В тексте о Великом Инквизиторе, который транслирует Иван Карамазов, И.Христос во втором пришествии явился освободить людей от пут Антихриста - Инквизитора, узурпатора власти. Подневольные рабы добровольно, без приказа и с радостью, с чувством исполненного долга заточили Спасителя в темницу, чтобы его распяли вторично.

В сущности, ничего оригинального в стратегии капитала не было и нет. Все это описал, в частности, Ф.М. Достоевский в рассказе «Зимние заметки о летних впечатлениях», но особенно впечатляюще – в романе «Бесы».

Главный «бес» романа так комментирует рассуждения идеолога бесовщины Шигалева: «…Все рабы в рабстве равны. В крайних случаях – клевета и убийство, а главное – равенство. Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов. Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей. Высшие способности всегда захватывали власть и были деспотами… Рабы должны быть равны: без деспотизма еще не бывало ни свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство… Не надо образования, довольно науки!.. В мире одного только недостает: послушания. Жажда образования есть уже жажда аристократическая. Чуть-чуть семейство или любовь, вот уже и желание собственности. Мы умерим желание; мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Все к одному знаменателю, полное равенство… Необходимо лишь необходимое – вот девиз земного шара отселе. Но нужна и судорога; об этом позаботимся мы, правители. Полное послушание, полная безличность, но раз в тридцать лет Шигалев пускает и судорогу, и все вдруг начинают поедать друг друга, до известной черты, единственно чтобы не было скучно. Скука есть ощущение аристократическое; в шигалевщине не будет желаний. Желание и страдание – для нас, а для рабов – шигалевщина». Общий вывод размышлений Шигалева таков: «выходя из безграничной свободы, я заключаю безграничным деспотизмом». Иными словами, либерализм и деспотизм – это две стороны  одной медали.

Шигалевщина определенно была заимствована для организации психологической войны против СССР, об этом свидетельствует текст А. Даллеса, шефа ЦРУ.

Вот что он писал весной 1945 года: «Окончится война, все как-то утрясется. И мы бросим все, что имеем, все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей… Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению… Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти ценности поверить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.

Из литературы и искусства мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, …исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс… Литература, театры, кино – все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства… Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства,… словом, всякой безнравственности… В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности… Бюрократизм и волокита будет возводиться в добродетель… Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражда народов, прежде всего ненависть к русскому народу, расцветут махровым цветом… И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы духовной нравственности. Мы будем драться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать и растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов».

Надо отдать должное интеллекту, напору и дальновидности американских стратегов, их способности удерживать инициативу и умению решать геополитические задачи чужими руками. Точнее, сеять повсюду хаос и смерть. Первый разящий удар они нанесли в голову СССР – развенчали «культ личности», чем фактически предрешили судьбу страны, а Сталина представили каннибалом, которым либералы до сих пор пугают детей. К концу 1980-х годов подготовили распад СССР: развратили элиту страны, организовали падение цен на нефть и пустые прилавки магазинов, открыли по всему миру охоту на  коммунистов. В 2014 году открыто объявили финансовую, экономическую и психологическую войну России с целью её «добить». Поставили с ног на голову Украину, подмяли под себя Европу, затопили её потоками беженцев из бывших колоний и намерены сделать её своим вассалом, рынком сбыта своих товаров.

Сделали очень многое, однако, далеко не все – в России определенно сохранилась критическая масса разумных людей и, к счастью, их голоса в последние 2-3 года звучат всё более громко. С народами Запада плутократы давно не церемонятся. Но одурачить простых людей, как ни странно, часто не удаётся и там. Например, в США до 50% населения уже не поддерживает партии капитала – демократов и республиканцев. Хуже обстоит дело со средним классом, который в последние годы там быстро тает, и элитой - сами  эти люди таковы и/или более податливы к индоктринации, неизвестно, но для них нет строя лучше капитализма, они к нему адаптировались лучше, чем остальные. Иначе капитализм давно канул бы в прошлое, пока же он «загнивает», правда, очень уж медленно.

Тексты Ф.М.Достоевского и А. Даллеса избавляют от необходимости подробно описывать происходящее в России на рубеже XX–XXI веков – многое становится просто очевидным, причем уже не единицам, а все большему числу граждан страны.

Вернуться к Содержанию